Как облить кофе Надаля?

Наш спецкор Елена Шпиз передает с Уимблдона-2007

9 июля 2007 в 17:53, просмотров: 727

…Великий Бьорн Борг был первым, кто обнял и поздравил Роджера Федерера с фантастической победой на Уимблдоне — уже пятой по счету. И только потом это удалось гражданской жене швейцарца Мирославе, которая для первой ракетки мира не только спутница жизни, но и главный менеджер. Она ждала любимого в каком-то космическом наряде: блестящая розовая блузка, еще более блестящий плащ с металлическим оттенком, блестящая серебристая сумка, а туфли ну просто как у Золушки — сплошь усыпанные хрусталиками… Впрочем, главное, чтобы Роджеру нравилось!

Финал между двумя лучшими теннисистами мира закончился как нельзя более символично. Око за око, зуб за зуб, “шлем” за “шлем” — так получается… Ведь совсем недавно король грунта Надаль не отдал Федереру победу на “Ролан Гарросе”, зато сейчас Федерер не уступил Надалю Уимблдон.

У Федерера нет слабых мест

Надаль долго после этого финала приходил в себя. Хоть и говорил: “Я все равно очень доволен, как играл на этом турнире!” — но, как ни пытался улыбаться, на самом деле чуть не плакал. Ему было так грустно, что он сам подходил к знакомым, чтобы они его обняли.

А ведь после четвертого сета никто не мог предположить, чем закончится бой первой и второй ракеток мира. На знаменитой “зеленой трибуне” Всеанглийского лаун-теннисного клуба — том самом холмике для пикников — болельщики, срывая глотки, пытались перекричать друг друга: “Рафа!” — “Роджер!” — “Рафа!” — “Роджер!” Швейцарец в двух партиях выиграл у испанца на тай-брейках, тот же в двух сетах одолел его с серьезным преимуществом — 6:4, 6:2. Казалось, моральное преимущество было у Надаля, тем более что ему вообще неведомо такое понятие, как усталость. Но Роджер вдруг так обрушился на него, что Рафа ничего не мог сделать — 2:6! Видно, у Федерера просто нет слабых мест…

— Потому что стоит Надалю почувствовать хоть малейшую слабинку у соперника, как он тут же вцепится как бульдог, — проронила чемпионка СССР по теннису Виктория Мильвидская. — И потом, как бы противник ни сопротивлялся, Рафу уже не сбросишь. Так ведь и с Мишей Южным произошло. Едва Надаль почувствовал, что у него проблема, как тут же начал его давить — и уже не отпускал до самого конца.

…Зато в обычной жизни Надаль — настоящий душка. Представьте себе, спускаюсь по лестнице на террасу с чашкой кофе, на плечах — по тяжелой сумке. Не вижу толком ничего, думаю, только бы кофе не пролить. И, к счастью, в двух шагах уже чистый уголок стола показался: еще несколько шагов — и чашку наконец можно поставить. И тут кто-то ненароком толкает меня под локоть. Кофе выливается абсолютно весь — только сахар на донышке остается. Ну, думаю, убью! Оборачиваюсь — и застываю. Потому что вижу Рафаэля Надаля, который только и успел невинно улыбнуться, как его уже окружили поклонники из вип-ложи. И Рафа фотографировался со всеми покорно, как плюшевый мишка, — с добродушной улыбкой. Он был так мил, что одна дама даже решилась слегка дотронуться до его загорелых бицепсов. Честно говоря, мне тоже хотелось, но я сдержалась.

А под балконом тем временем собралось человек сто. И смотрели все на нас с нескрываемой завистью…

Одна Уильямс хорошо, а две — лучше!

Как сказал легендарный Александр Метревели, на нынешнем Уимблдоне не хватало только одного — солнца. Кстати, пока шли дожди, организаторы почти каждый день возвращали зрителям около миллиона фунтов стерлингов. И один из самых обидных для них моментов был связан с матчем Амели Моресмо и Николь Вайдишовой. Если бы он оборвался на 5—7 минут позже, то успел бы закончиться первый час игры, и возвращать пришлось бы в два раза меньше!

Но, к счастью, на женский финал, как и на мужской, солнечного тепла тоже в достатке перепало. Что характерно, после того как Винус Уильямс выиграла свой четвертый Уимблдон, ее харизматичный папа Ричард прошептал что-то на ухо папе поверженной Марион Бартоли. И по этому поводу вскоре появилась шутка: “Знаете, что шепнул папа Уильямс папе Бартоли?” — “Нет”. — “Что двух дочек, как он, надо иметь, тогда и выиграть больше шансов…”

Между тем второй дочке Ричарда, Серене Уильямс, на этом турнире явно не повезло. Травма ноги изрядно ее подкосила, и даже пару с любимой сестрой она играть не смогла. Хотя этот шоколадный семейный дуэт привлекал к себе всеобщее внимание. Но в любом случае — уже сейчас на сестер Уильямс приходится по победе в турнирах Большого шлема в этом сезоне. Серене достался главный трофей Австралии, Винус — Уимблдон. Вероятно, теперь они обе нацелены на предстоящий US Open, ну и, конечно, на предстоящий на этой неделе матч Кубка федерации против сборной России.

Дочка ветеринара и певицы с сочными формами

И все-таки на нынешнем Уимблдоне больше всех удивили французы, несмотря на неудачу Амели Моресмо. Ришар Гаске, который так бесславно проиграл в Москве матчи Кубка Дэвиса, здесь сумел выбить из борьбы самого Энди Роддика и пройти в полуфинал. Не меньше порадовала Марион Бартоли, которая мгновенно стала “сенсацией Уимблдона”, обыграв первую ракетку мира Жюстин Энен. Кажется, трогательная Марион даже ошалела от обрушившегося на нее внимания журналистов и рекламных агентов. И тем не менее улыбалась застенчиво и нисколько не страдала от звездной болезни.

— Но в финале ей ничего не светит, — уверенно соглашались друг с другом специалисты. — Конечно, она была талантлива по юниорам, но толку-то... Если ей уже 22, а она по большому счету пока не заиграла!

— На самом деле девушка интересная, — заметила Анна Дмитриева. — Папа у нее ветеринар. Мама — поет…

Своеобразная семья. Вот вы все смеетесь, и многие смеются над фантазиями папы Бартоли, а между тем они, как мы видим, приносят результаты…

Между тем папа Марион и в самом деле творчески подходит к тренировочному процессу своей дочери. Сначала он заставлял ее худеть, потом, наоборот, набирать вес — и в полуфинале нынешнего Уимблдона многие болельщики оценили ее сочные женские формы. А один из теннисистов во время обеда рассказал, что застал Марион за своеобразным занятием. Она крутила над головой веревку с гирей на конце.

А насчет отца Марион сама рассказала:

— Папа — удивительный человек, я очень его люблю, и всего в моей карьере мы добивались вместе с ним. Без него я ничего бы не смогла!

…Для российских болельщиков утешением стала победа Анастасии Павлюченковой в парном разряде юниорского Уимблдона. Она и сама хоть немного утешилась после драматичного поражения в “одиночке”.

Кстати, ее напарница Урсула Радванска, которая, собственно, и выбила Настю из дальнейшей борьбы, в итоге победила и там, и там.

— Но Урсула была уже совсем никакая от усталости к парному финалу, — делилась Настя с корреспондентом “МК”. — Предложила отдать второй сет, чтобы хоть немного отдохнуть, а потом выиграть третий. Я не хотела, но все равно вторую партию мы уступили. К счастью, в третьей все-таки победили — Урсула продержалась только на характере… Кстати, организаторы все-таки извинились передо мной за то, что мне пришлось играть так много матчей в один день: “А что вы хотите, если условия были такие экстремальные”. А я только руками развела: мол, что толку — ничего же теперь не исправишь…

Зато потом Павлюченковой предстоял роскошный ужин уимблдонских чемпионов в центре Лондона. В огромном зале приемов, где традиционно проводится этот бал. И организаторы сами готовят белые платья для всех победителей.

Что и говорить, Насте было чему радоваться. Ведь во время ужина она должна была сидеть за одним столом с самим Федерером. Или в крайнем случае за соседним, что тоже неплохо, согласитесь…

“Английский теннис поднимет только советская система”

Во время Уимблдона я встретила у входа на Центральный корт российского тренера Виктора Рубанова, который уже 17 лет живет в Лондоне вместе со своей знаменитой супругой Ольгой Морозовой, которая играла в финалах “Ролан Гарроса” и Уимблдона. И оказалось, что сейчас он тренирует двоих английских ребят — Нила Пуфлея и Маркуса Виллиса, которые лучше всех своих соотечественников выступили на нынешнем Уимблдоне среди юниоров. У Виктора сразу взяла интервью газета “Таймс”: теперь, можно сказать, вся Англия с надеждой смотрит на его подопечных. Мне тоже было очень интересно с ним пообщаться.

— Как вы считаете, почему же все-таки в Великобритании нет тенниса? И ни один специалист не решится предсказать, когда же все-таки англичанин выиграет Уимблдон…

— Да потому что здесь слишком комфортная, сытая жизнь. Родители хотят, чтобы ребенок за неделю брал по одному уроку фортепиано, живописи, бог знает чего еще, а заодно и тенниса. А вы представьте обстановку, в которой эти дети тренируются! Взять хотя бы Национальный спортивный центр Великобритании, где я работаю.

Он ведь построен в аббатстве Бишем, и клаб-хаус находится в замке XIV века, с огромными каминами, старинными картинами на стенах, в одном из самых красивых залов мы обедаем. А корты там прямо на берегу Темзы, мимо яхточки плывут, на них люди пьют шампанское и радостно машут вам рукой. Кому же в такой обстановке работать захочется! Но, оказалось, что и такое возможно. Только мне невероятно сложно было убедить хотя бы некоторых английских родителей в том, что тренироваться надо не раз в неделю по часу, а как минимум три раза — часа по четыре. Тогда и результаты появятся.

— А почему все-таки даже в Англии так мало травяных кортов? Все-таки ради Уимблдона англичанам стоило бы побольше на траве тренироваться!

— Да потому что травяные корты содержать дорого и непрактично. Их можно задействовать максимум три недели подряд, потом они “вытираются”.

— Каким все-таки образом вы нашли своих учеников — вероятно, родители сами привели их к русскому тренеру?

— Нет, я действовал по советской системе. Обошел 24 школы и сам отобрал себе учеников. А уже потом начал убеждать родителей, как правильно подходить к спортивному процессу. Конечно, согласились не все. Но главное, что кто-то согласился — это уже был серьезный прорыв. Как вы знаете, я работаю в Национальном спортивном центре Великобритании. А там помимо теннисистов занимаются и гребцы, и борцы, и команды по хоккею на траве, приезжают тренироваться футболисты — даже из “Манчестер Юнайтед”. Но к теннису теперь тут решили отнестись с особым вниманием, потому что поняли, что может появиться результат. И стали очень уважать советскую систему. Со следующего года даже школу общеобразовательную на базе теннисной академии создадут, чтобы учителя к игрокам приходили между тренировками. И в каждой группе будет человека по три — не больше, чтобы программу проходить качественно и быстро. Кроме того, ребята смогут жить прямо тут же, где находится центр. А присмотр за ними будет круглосуточный — так что они и без родителей смогут приезжать откуда угодно. Были бы способности и желание тренироваться.

— Словом, вся надежда английского тенниса сейчас — на российского тренера. Любопытно! И приятно… Но надеюсь, что и наши ребята к вам будут приезжать.

— Думаю, что им тут будет гораздо лучше, чем в Испании.

 



Партнеры