Плакса с приданным

Полина Гагарина: “Без мужа я все время реву”

26 июля 2007 в 18:21, просмотров: 484

Звезды как сговорились. Рожают девушки одна за другой. Стали мамами Ева Польна, Диана Гурцкая, Мария Бутырская, “на подходе” малыши Даны Борисовой, Юли Волковой… Теперь в компании мамочек — и выпускница “Фабрики звезд-2” Полина Гагарина. Девушка, несмотря на свои 20 лет, решила, как говорится, не затягивать. “А когда еще? Всегда будет в жизни то одно, то другое!” — рассуждает артистка. Полина живет сейчас в ожидании и первенца, и собственной свадьбы (которая состоится в августе), и выхода нового альбома. Разумеется, мы не могли пройти мимо стольких событий в ее жизни.

Небо, самолет, девушка

На интервью Полина немного опоздала.

— Ой, сплошные пробки, — заявила девушка с порога.

— Ты в интересном положении — и за рулем?

— Ну а что? Мне ничего не мешает. Правда, я не пристегиваюсь. Нанимать шофера нет ни денег, ни желания.

Это никому не нужные траты. Вожу я, по-моему, неплохо. У меня “Опель Корса” красного цвета, купила в мае и очень довольна.

К тому же я сегодня позволила себе поспать подольше — встала в час дня.

— Изменение графика связано с беременностью?

— Нет, я люблю поспать в принципе. В моей жизни вообще мало что поменялось. Я по-прежнему даю концерты, хотя организаторы в шоке. Они когда узнают о моем положении, зачастую говорят: “Да там накурено, душно. Нет, не надо, нам жалко...” Ну, я в ответ: “Жалко? Поедем туда, где не жалко”. (Смеется.) Просто я не считаю, что беременность женщины — это сверхъестественное событие, из-за которого она должна лежать на диване, есть гамбургеры и гладить себя по животу. И мне хочется, чтобы ребенок еще в утробе уже понимал, кто его мама.

Моя мама, к примеру, артистка балета и танцевала до шестого месяца беременности.

— А как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. Вот только очень волнуюсь за ребенка. На УЗИ спрашиваю, сколько у него пальцев на ногах и руках.

За все это время я только раз чувствовала себя плохо. В самолете. Дело в том, что я ужасно переношу перелеты.

— Тебе плохо физически?

— Нет, но я становлюсь неадекватной. Начинаю истерить от любого шороха в самолете. Мне кажется, что все кончено. Я не соображаю даже, кто рядом со мной сидит. Я хватаю руку человека и начинаю ее буквально выламывать: “Господи, сделай, чтобы все было хорошо!” И не важно, сколько длится полет — час или шесть.

Помидорная зависимость


— Считается, что во время беременности у женщины меняется характер. В тебе произошли перемены?

— Да, я стала абсолютно невыносимой. (Улыбается.) Очень сентиментальной. Могу расплакаться по любому поводу. Мой парень говорит в такие дни: “О боже, я пойду погуляю”. (Смеется.) А еще я переживаю по поводу фигуры. Хотя меня все убеждают, что я не поправилась, я жутко боюсь. Все-таки артистка. Неизвестно, сколько времени мне понадобится, чтобы прийти в форму после родов. Но я настроена по-боевому.

— На солененькое не тянет?

— Нет, но я очень полюбила помидоры.

— На сцене не тяжело находиться? Все-таки шестой месяц!

— Тяжеловато, конечно. Когда долго пою, устаю. У меня правильная постановка дыхания, задействована диафрагма, а она находится за большим-большим животом. И дышу я животом. Поэтому, когда сильно напрягаюсь, это чувствуется. И, естественно, требуется гораздо больше времени, чтобы отдохнуть. После концерта я не лечу, как многие мои коллеги, в кафе, с подружками поболтать. Я еду домой, спать.

Неправильный тест

— Информация о твоей беременности для тебя была неожиданной?

— Да. Я, помню, решила пойти с мамой, купить мне верхнюю одежду. Мы присмотрели красивую дубленку. И вот стою, меряю, а мама мне и говорит: “Что-то не так с тобой, по-моему, ты поправилась”. И мне вдруг ударило в голову, что надо бы провериться. Я сделала три теста, и только тогда уже до меня дошло.

— А как отреагировал будущий папа?

— Я ему позвонила, правда, не в самый подходящий момент, когда он был жутко занят. Но я просто не могла стерпеть, не сказать. И я ему говорю: “Я... беременна!” Он начал задыхаться в трубке и ничего не мог ответить.

Позже — приехал. Довольный, счастливый. Ну, как полагается, в этот же день отпраздновали.

— Пол ребенка для тебя не будет новостью?

— Мы знаем, что это будет мальчик. Правда, имя мы ему еще не придумали. И к тому моменту, как договоримся, по-моему, уже ребенок родится. (Смеется.) Не будем его называть ни в чью честь. И никаких авангардных имен тоже не будет. Думаю, дадим обычное имя.

“Не хочу рожать в “блатных” клиниках”

— Уже определилась, в какой стране появится на свет твой малыш?

— В России и, скорее всего, в Москве. Я решила, что не поеду в мегацентры, где рожают знаменитости. Это все понты за нереальные деньги. Поступает много предложений, но пока меня ничего не устраивает. Мне кажется, что в центре, где в день рождается 15 детей, врачи опытнее, чем в тех клиниках, где рожают “блатные”. Конечно, советуюсь с родными — у меня есть дальние родственницы, которые недавно рожали.

— А на курсы будущих мам не думала пойти?

— Туда ходит моя сестра. Она должна буквально на днях родить. Она мне все рассказывает. Ну, и мама тоже.

— Уже что-то прикупила для малыша?

— Сейчас такое изобилие всего. Только сосок пять видов! (Смеется.) Моя мама говорит: мол, если бы во времена ее молодости была хотя бы одна приличная соска! И ничего ведь, жили. У меня же глаза разбегаются, хочется скупить весь магазин. Но я пока ничего заранее не покупаю.

— Но все-таки: вы как-то готовитесь к появлению на свет ребенка?

— Сейчас мы переделываем спальню моей мамы. Чтобы можно было поставить колыбельку. Похоже, у моего сына будет две родительницы. Только моя мама (ей, кстати, всего 45 лет) спокойно вздохнула, не тут-то было. (Смеется.) Ну и наймем няню, конечно. Скорее всего это будет кто-то из ближайших родственников.

Я отказала Максу Фадееву

— Хотелось бы поговорить немного о твоей творческой жизни. После “Фабрики звезд-2” ты ушла в тень. С чем это было связано?

— Я не подписала контракт с Максимом Фадеевым. Мне очень не понравились его условия, долгосрочность и все остальное. Это была главная причина моего ухода “в никуда”. После этого мне сказали: мол, я недостойна раскручивания. Однако половина моего альбома была написана именно тогда. И мне не было страшно, поскольку я заканчивала джазовый колледж. К тому же я всегда была фаталистом и думала, что не может быть, чтобы мне судьба больше никогда не предоставила шанса. Так и вышло. Шанс у меня появился.

— Тебе позвонил новый продюсер?

— Ну да. Я никуда не ломилась, не ездила по Москве и не раздавала по компаниям свои демо-записи. Мне позвонили Игорь Яковлевич Крутой и Вячеслав Кормильцев. И сказали: “Приходи к нам!” Я пришла. Видимо, так сошлись звезды.

— Сейчас, насколько я понимаю, работа кипит?

— Да, вот буквально на днях вышел мой новый альбом. Конечно, трудностей была масса, не передать просто. Но мы все преодолели. Я в душе идеалистка, мне постоянно кажется, что все не так. Даже сейчас кажется. (Смеется.) Вообще в России пока еще нет такого альбома, от которого я была бы в восторге.

— Говорят, что одну из главных песен в этом альбоме тебе безвозмездно подарил Константин Меладзе. Как это случилось?

— Нас познакомил Игорь Крутой. Впрочем, Костя меня слышал на конкурсе “Новая волна”. Он поставил мне одну из самых низких оценок и тем не менее сказал, что попробует написать для меня песню. И где-то через год ко мне в руки попал диск — пел Костя, и это было очень смешно. Я ничего не поняла, но решила, что попробую.

Поехала к нему на студию в Киев, на один день. И записала песню “Я тебя не прощу никогда” за 40 минут.

— А в группе “ВИА Гра” продюсер не предлагал ее спеть?

— Нет, не предлагал. Костя считает меня сольной исполнительницей. И неплохой. Это его слова, не мои. (Смеется.) Я про себя никогда так не говорю.

— По контракту тебе не запрещено выходить замуж или рожать детей?

— Нет. Помню, когда мне звонил Костя, это было так смешно. Он сказал: “Полина, мне сказали, что вы… э… со здоровьем у вас...” Я говорю: “Со здоровьем все в порядке”. Он продолжает: “Ну… вы… беременны? Видимо, мои песни имеют какое-то странное свойство. Когда вы начали записывать песню, были беременны? Нет? А когда клип уже снимали? Уже да? Ну вот, я и говорю: странные песни!” (Смеется.)

— Чем еще сейчас занята, кроме как музыкальной деятельностью?

— Учусь во МХАТе, на очном отделении. Последнюю сессию сдала на “пятерки”. Я упорная. Прыжки и кульбиты делала до четвертого месяца, пока мастера мне не сказали: мол, может, уже хватит прыгать?
Свадьба по блату

— Вы со своей второй половинкой уже определились с датой бракосочетания?

— С датой росписи да, а вот с празднованием свадьбы — нет. Конечно, мы отметим, но не знаю, как и где. Один раз уже все сорвалось. Я выбрала сад “Эрмитаж”, мы отдали залог, обо всем договорились. Но там ничего не получится — в эти дни будет проходить джазовый фестиваль, и мы сами себя, наверное, не услышим. А новое место выбрать оказалось непросто. Сейчас все мысли о ребенке, о ремонте и так далее. И тратить какие-то безумные деньги на бракосочетание не хотелось бы. Пока мы рассматриваем два варианта. И, как только утвердим один из них, я обязательно расскажу.

— А почему не стали жениться 07.07.07, как многие?

— В это время я отдыхала с мужем в другой стране. Нам и так еле-еле удалось совместить графики отпусков.

Он очень много работает. Приезжает буквально на один день: “Как дела? Все в порядке?” И уже снова — надо ехать. Кстати, в этот день женился мой двоюродный брат.

— А что же с вашей датой?

— Свадьба будет в августе. Расскажу вам, как все было. Мы пришли в загс за два месяца, но нас отказались вносить в список. Мол, уже есть 50 пар, а делать 51-ю пару они не будут. Причем по закону они должны были поставить любую дату, которую я хочу, потому что я беременна. Я была такая злая в тот момент! Сижу в Москве, жара! И тут такое! Но у меня не было сил ни кричать, ни разбираться. К счастью, оказалось, что у нашей семьи есть знакомая в другом ЗАГСе. Хотя я терпеть не могу таких звонков типа: “Ля-ля, это Полина Гагарина, сделайте…” — но тогда я попросила: “Дядя, умоляю, позвони! Меня уже трясет!” И нас записали.

Какой цвет кожи у жениха

— Что обязательно будет на твоей свадьбе, а от чего ты категорически откажешься?

— Фаты у меня не будет. Это нелепо в моем положении. Впрочем, как и многое другое. Мы с моим женихом всегда смеемся, когда заговариваем о свадьбе. Мол, когда закончится гулянка, мы объявим: а теперь — “наша первая брачная ночь”! (Смеется.) Мне хочется веселую свадьбу. Какой-нибудь бантик на голове или еще что-нибудь в этом роде. Ведь мне всего 20. Не хочу никакого официоза. Я хочу компактную и удобную свадьбу.

— “Компактную” в каком смысле?

— Приглашу только тех, кого действительно хочу видеть. Будет много музыки. Вся моя семья любит петь, и мой жених тоже. (Смеется.) Поэтому мы пригласим музыкантов. Не хотим тамаду. И особенно криков “горько!”. Я всегда думала: “Какой ужас! Молодожены не могут даже нормально сесть, поесть. Потому что обязательно кто-нибудь как заорет: “Горько!” И потом подключится второй, третий, четвертый... Ну зачем?”

— Поклонники теряются в догадках: кто же он — ваш жених?

— Этот человек не имеет отношения к шоу-бизнесу. Знаете, позвонили мне тут журналисты недавно и спрашивают: “Ну что, правда негр?” Я в магазине была в тот момент. Меня мама одернула: ты что так громко ржешь?! А я не могу — заливаюсь просто. Какой негр?! Он старше меня всего на пять лет и не негр, он самый лучший. Мне бы очень хотелось, чтобы это было мое единственное замужество. Не хочется ни разводов, ни других глупостей в жизни.

— А как вы познакомились?

— Если я скажу, где и как, вы сразу поймете, о ком идет речь. Он очень романтичный человек. Помню, он позвонил первым, узнал мой телефон. Завел разговор об искусстве, о моей работе. Потом мы встретились, так заговорились, что не заметили, как прогуляли до пяти утра. И он так все умело обставил, что я даже не заметила, как влюбилась.

 



    Партнеры