Книжный червь

24 августа 2007 в 13:42, просмотров: 239

Роман Светлов

Сон Брахмы

Нет, это не исследование неоплатонизма, раннехристианского богословия или загадочных гностических доктрин первых веков новой эры. Чего можно было бы ожидать от известного питерского профессора Светлова, специализирующегося на мире идей, порожденных поздней античностью. И не о религиозных культах древней Азии идет речь, на что вроде бы указывает само название. На самом деле не впервые уже отметившийся на ниве беллетристики профессор-мистиковед предлагает размять косточки воображения, окунувшись в модный нынче жанр конспиролого-мистического триллера.

Да, да, да. В результате некоторой детективной истории некто обнаруживает нечто, никем до него не обнаруженное. Разумеется, это оказывается не вполне так. И появляются разнообразные интересанты: как из мира высокой политики, так и из мира более или менее древних тайных обществ. А сами ниточки тянутся куда-то и вовсе в места нездешние, к абсолютам-демиургам, в потайные закуты, откуда раздастся в конце концов либо ангельская музыка с ослепительным светом, либо мерзкое зловоние, в зависимости от пристрастий автора.

Это и произошло с молодым журналистом, интересующимся историей, а в прошлом спецназовцем. И на фоне вполне профессионального лектория-профилактория на темы старинных философских концепций и современного состояния общества герой совершает головокружительные пируэты в очень неспокойной обстановке. Да еще нам задачки по высшей ирреальности задает.

Лука ди Фульвио

Чучельник

И снова в объективе писательского прицела сумасшедший профессионал. На сей раз чучельник. Хотя этот загадочный род деятельности уже неоднократно привлекал внимание любителей покопаться в грязном белье безумцев.

Нехорошо закончилось одно чудное утро для влюбленной парочки и похотливого старичка-вуайериста. Они всем скопом подвернулись под горячую руку некоему любителю убивать зверушек, бродившему в окрестностях. А известное дело, что любители убивать зверушек рано или поздно плохо кончают. Этот же пока только начал, и теперь в планах у него развернуться — мама не горюй.

Но, к счастью, в городе есть еще полицейские, профессора университета, студенты, прочие жители. Все они живут насыщенной жизнью, обуреваемы страстями, оставляют после себя просто завалы грязного белья и скелеты в шкафу, которые слегка уравновесят кровавый спектакль наследия главного героя. Не только кровожадный чучельник и его дотошный преследователь, старший инспектор полиции, подвергнутся психологическому потрошению, но и многие другие, случайные фигуранты вендетты охотника и жертвы будут развешены на солнышке для всеобщего обозрения. Сексуальность и яростность, боль и нежность, физиология и душевные порывы размазаны на ладони и подвергнуты дотошному изучению в жестоком психологическом триллере. Для всех сторонников скаутских рейдов в дебри внутреннего мира обычных и необычных маньяков.

Филипп Джиан

Вот это поцелуй!

Да уж поцелуй. И не один. Душный жар изможденного эротизма окутывает весь роман франко-американского писателя. Помимо откровенной сексуальной озабоченности в коктейль влиты социально-политические обличения и выверты психопатологии быта. Разнузданная правда характеров сплелась с “ужасами нашего городка” в жуткую, переполненную предапокалиптическими предчувствиями картину. Видимо, Фукуяма, предположивший конец истории, наступивший в связи с глобальным торжеством либерализма, действительно несколько поторопился. Что и вознамерился продемонстрировать в своем черном детективе Джиан.

Просто тьма опускается над Европой. Число проблем растет как снежный ком, а взаимопонимание между людьми так же стремительно растворяется в туманной дали. По некоему европейскому городу бродят два полицейских. Предаются адюльтеру и расследуют убийство проститутки, которая по совместительству оказалась дочерью мультимиллионера и акулы капитализма. От лица этих двух стражей порядка и ведется попеременное повествование об этом неприятном инциденте.

Однако на самом деле на этих качелях представлений двух в общем-то случайно выдернутых представителей нынешнего извода человеческой расы нас медленно и со смаком погружают в тягостное болото. Похотливое, жестокое, бестолковое, да и просто совершенно невменяемое, но уверенно человеческое.




Партнеры