От «Розового Креста» к «Протоколам сионских мудрецов»

2 сентября 2007 в 14:54, просмотров: 346

Школьное знакомство с легендами и мифами Древней Греции порождает иллюзию, что мифы – это бабушкины сказки, занимательные и безвредные истории, не имеющие никакого отношения к нашей реальности.

Это действительно иллюзия: современный прагматичный и продвинутый человек все более запутывается в сетях мифологии. А всякий миф стремится не столько объяснить реальность, сколько преобразовать ее.

Начало новой мифологии связывают с эпохой Просвещения. Тогда отцы-энциклопедисты (Дидро, д’Аламбер, Вольтер) впервые открыто обожествили разум и низвели до уровня пережитков и мифологию, и религию как таковую. Религия, по их мнению, оставалась в прошлом, а впереди человечество ждало светлое царство Великого Разума. Эта великая иллюзия и стала родоначальницей новой мифологии.

Основная тема любой мифологии – власть над миром. Разница только в том, что в классическом варианте власть принадлежит богам, а борьба за нее идет между богами, полубогами и людьми-героями. В новой, секуляризированной мифологии за власть борются только люди. В центре новой мифологии, безусловно, находится «теория заговора», ставшая сегодня общим местом современной культуры – от футурологических доктрин и «экспертных» исследований политических процессов до постмодернистских fantasy и доверительных разговоров по душам. Один из пионеров исследований в области конспирологии Александр Дугин дает следующее определение этому новому политическому мифу: «Начальной аксиомой конспирологии является идея о существовании тайного общества, члены которого стремятся подчинить себе весь мир и создать совершенно новый порядок, в котором они будут занимать ключевые позиции и безраздельно властвовать». Новый миф создает образ врага, который одновременно вызывает тревогу и завораживает, поэтому конспирологические доктрины двойственны: они выражают и страх, и желание.

КТО ЭТИ ЛЮДИ

Первыми заговорщиками в новой мифологии становятся таинственные розенкрейцеры, предшественники
масонов, которые должны освободить человечество от оков и приобщить к «тайнам природы», научить управлять его своей судьбой и пребывать в гармонии со Вселенной. Радостными пророчествами об их скором пришествии в мир открывается XVII век – время, когда Европа, пережив Ренессанс и Реформацию, была полна смуты и томления по новизне. «Проснитесь, проснитесь, розенкрейцеры! Кто вы? Почему вы все еще скрываетесь?» – восклицал один из политических философов-мистиков XVII века Квирин Кульман. Однако через некоторое время «розенкрейцерский фурор», который сопровождал ожидаемый выход из тайного укрытия заговорщиков-освободителей, сменяется все возрастающей подозрительностью и нередко маниакальными поисками врагов.

Похожая история происходит со всеми остальными «заговорщиками», которых последовательно изобличала радикальная политическая культура европейского модерна. Конспирологических же доктрин существовало великое множество. Наиболее распространенные из них – это теории «масонского заговора», «еврейского заговора», «заговора банкиров» (он же «экономический заговор»), «большевистского заговора», а также «заговора сект». Новейшей формой конспирологии, разоблачающей планы «тайного мирового правительства» в последние десятилетия, стал «мондиалистский заговор». Особенностью этого варианта конспирологии является то, что основным объектом исследования становятся Соединенные Штаты Америки как особый геополитический центр со специфическими и весьма подозрительными в ряде аспектов культурной и футурологической концепциями. Сюда можно добавить некоторые разновидности «теории заговора» – уже ставший археологией «иезуитский заговор», расцветший в либеральной политической культуре XIX века, или же плодящиеся в последнее время в масс-культуре ужастики, как, например «заговор вампиров».

Хотя у этих мифов разные создатели и разные идеологические источники, у всех этих конспирологических доктрин один «почерк», одна структура и один синтаксис, общие психологические установки, которые их порождают. Стратегия этих многовариантных мифов одна: настроить общественное мнение против жертвы – козла отпущения, источника коллективных тревог и опасений, чьими вредоносными действиями объясняются все беды общества.

Различные «теории заговора» обладают определенной наследственностью, их герои эволюционируют и переходят на новый уровень. «Масонский заговор» срастается с «еврейским» и выливается в «заговор банкиров». Далее, «мировой кагал» одновременно участвует и в «заговоре банкиров», и в «большевистском заговоре». Наконец, все эти «герои вчерашних дней» оказываются в центре «мондиалистского заговора» и т.д.

И так до бесконечности. Действительно, для конспирологов неприемлем весь исторический ход современной цивилизации, а не какая-то ее определенная фаза.

 

Первое место среди всемирных заговорщиков в параноидальном конспирологическом сознании на протяжении последних 150 лет прочно удерживают евреи.

Антииудейская тема присутствовала еще в древнерусской христианской литературе. В истории России, как и в иных европейских исторических контекстах, богословский и бытовой антииудаизм почти повсеместно был неизбежным спутником формирующейся христианской культуры. В то же время начиная с конца XVI и практически до конца века XVIII евреям был запрещен въезд в государство московских царей и петербургских императоров. Таким образом, древнерусский человек не знал собственно еврея в лицо, но антииудейская тема присутствовала в структурах мифологии, созданной христианской культурой.

В XVIII веке, в период наибольшего экспансионизма российского государства, евреи появляются в пределах империи в общем-то незапланированно. Новые этноконфессиональные приобретения России в екатерининский век были прежде всего связаны с участием России в трех разделах Польши. Так с 1771 по 1795 год в православной империи оптом появляются и католики, и иудеи. Первый раздел Польши принес сравнительно небольшое количество евреев – что-то около 50 тысяч, однако дальнейшее расчленение Речи Посполитой привело к тому, что их численность достигла более полумиллиона человек. То есть за двадцать с небольшим лет Российская империя стала европейским государством с самым большим еврейским населением в мире.

Евреи представляли собой совершенно особую группу: декларативно православной империи евреи были чужды прежде всего в силу своей религиозной идентичности. Кроме того, ассимиляция евреев представляла собой особенную трудность, поскольку – как показывал европейский опыт, и в этом ему вторил опыт российский – стена «гетто» возводилась с обеих сторон. Наиболее очевидным способом решения этих проблем виделась эмансипация евреев, и тут начинались новые трудности.

Изначально правовые условия, установленные для евреев в сословном российском обществе императрицей Екатериной II, были более благоприятны, чем в других европейских странах. В то же время, как отмечают многие исследователи истории евреев в России, православное духовенство в отличие от католического было практически апатично к религиозной составляющей «еврейского вопроса». «…Мотивы кровавого навета, то есть использования крови христианских младенцев в ритуальных целях, или мотив символического надругательства над телом Христа – это все мотивы католического мира, – отмечает историк Алексей Миллер. – В православие они проникают очень запоздало, в контактных зонах с католичеством, и если мы говорим о кровавых наветах и о процессах по кровавым наветам, то здесь, надо сказать, список прегрешений Российской империи выглядит очень скромно. Число процессов можно пересчитать по пальцам одной руки».

Эмансипация евреев в России, во многом связанная с русификацией еврейского населения и «исправлением неправильного быта» еврейского населения, то есть «переводом евреев в производительный образ жизни», изобилует многочисленными противоречиями и к концу 1870-х годов оканчивается провалом. Однако к тому времени в интерпретации «еврейского вопроса» в России происходит качественная перемена, не в по-следнюю очередь связанная с патриотической экзальтацией времен Русско-турецкой войны 1877–1878 годов.

Происходит качественное видоизменение образа еврея и, соответственно, новое прочтение «еврейского вопроса». Характерной исторической иллюстрацией этих процессов может послужить русская литература.

Бытовавшее до этого времени в русской литературной традиции изображение еврея было снисходительно-комическим. Это нелепый «чужак», в худшем случае – жалкий предатель. Автор «Истории антисемитизма» Леон Поляков отмечает: «…Янкель из «Тараса Бульбы» стал архетипом еврея в русской литературе. Гоголь изобразил его эксплуататором, хотя и способным на благодарность… Прежде всего Янкель смешон…» К концу 70-х годов XIX века образ еврея претерпевает разительную метаморфозу: теперь это олицетворение плутократии, но не нелепое и жалкое, как прежде, а коварное и могущественное. Это уже «эксплуататор, стремящийся лишить христиан возможности зарабатывать себе на хлеб насущный». К началу 1880-х годов «еврейская эксплуатация» трактуется весьма широко и приобретает поистине глобальный характер.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ КОЗЕЛ

Еще в 1867 году один из наиболее ярких культуртрегеров русской национальной идеи славянофил Иван Аксаков заявляет: «Вопрос должен быть поставлен иначе: это вопрос не об эмансипации евреев, а об эмансипации русского населения от евреев, об освобождении русских людей на западе, отчасти и на юге России от еврейского ига. Эта точка зрения несравненно правильнее». В 1879-м славянофильский официоз – газета «Новое время» – публикует пространные выдержки из программного опуса расового антисемитизма, политического памфлета Вильгельма Марра «Победа антисемитизма над германизмом», а в следующем, 1880 году печатает статью под вещим заголовком «Жид грядет». В новой политической мифологии образ «грядущего жида» начинает функционировать как универсальный вариант козла отпущения: он и бездушный плутократ, коварный космополитичный буржуа, преданный только интересам всемирного кагала; он и нигилист, революционер, растлитель нравственных основ христианского общества; и враг православной империи. Иными словами, могущественный и злокозненный еврей становится подлинным наваждением консервативной и националистической русской мысли. По сути, антисемитизм становится неотъемлемым компонентом идентичности русского националиста.

Были ли реальные исторические мотивы для этих подозрений и обвинений? В 1880 году евреи, то есть 3% населения России, составляли 10% учеников гимназий. 90% законодательных инициатив в царствование императора Александра II расширяли права евреев, черта оседлости была приоткрыта для отдельных групп еврейского населения, а именно – купцов первой гильдии, специалистов с высшим образованием, аптекарских помощников, дантистов, фельдшеров и повивальных бабок, ремесленников, бывших солдат.

Присутствие евреев в профессиональной и общественной жизни страны возрастало. С распространением нового расово окрашенного антисемитизма происходит отторжение ассимилированных евреев в основных областях социальной, экономической и культурной жизни. «Куда этим людям податься? Есть какие-то сегменты русского общества, которые не отторгают евреев? Да, они есть. Это социалисты и отчасти либералы. Вот евреи туда и отправились, – считает историк Алексей Миллер. – Когда в 1870-е годы евреев обвиняют в том, что их слишком много в революционном движении, – это поклеп. Количество евреев в народническом движении в 70-е годы абсолютно точно соответствует числу евреев среди всего населения империи – 4–5%. К концу 1880-х годов число евреев в революционном движении уже до 40%, и ситуация сильно меняется».

ТРАГИЧЕСКИЙ ПЕРЕЛОМ

В 1881 году еврейские погромы волной прокатились по Киеву, Одессе, Ростову-на-Дону, Нежину и другим городам, а в 1882-м дошли и до Нижнего Новгорода. По своим механизмам эти погромы пока еще лишь «типичные этнические бунты крестьянского населения». Следующая волна погромов пришлась в 1903 году на Кишинев, затем последовали драматические события так называемой Первой русской революции 1905 года.

Какие политические силы инициировали погромы и какова была их идеология? Прежде всего это был «Союз русского народа», возникший в октябре 1905 года в Петербурге «для борьбы с революционным движением, иудейским и либерально масонским подпольем».

«Евреи в течение многих лет… вполне выказали непримиримую ненависть к России и ко всему русскому, свое невероятное человеконенавистничество, свою полную отчужденность от других народностей и свои особые иудейские воззрения, которые под ближним разумеют только одного еврея, а в отношении христиан-гоев допускают всякие беззакония и насилия до убийства включительно», – говорится в программе «Союза русского народа». Так впервые в России в манифесте политической партии евреи были открыто названы врагами России и всего русского.

В этом же документе содержится первая отсылка к печально знаменитым «Протоколам сионских мудрецов», фальшивке самой грубой выделки, которая становится «сакральным текстом» политического мифа со своей логикой, превосходящей всякие рациональные опровержения и разоблачения. «Протоколы» – «универсальная формула, которая позволяет любое действие евреев, а также любые изменения в мире трактовать как их стремление к захвату власти над миром, – считает политолог Татьяна Карасова. – Такая формула является самой сутью предрассудка, формирующего образ врага, виновного во всех экономических и политических трудностях, предрассудка, как правило, паразитирующего на неудовлетворенности масс реальностью жизни».

Доминировавшая в идеологии черносотенцев тема «еврейского заговора» была окончательно оформлена в «Протоколах» и патологически воспета Сергеем Нилусом. «Нилус думал, что бросает фугасную бомбу; на деле же он заложил мину замедленного действия», – заметил политолог Кристофер Сайкс в статье, напечатанной еще в 1967 году в журнале History Today.

Решение «еврейского вопроса», предложенное в политической программе «Союза русского народа», предвосхитило зловещий проект национал-социалистической Германии и стало первой ступенью к «окончательному решению еврейского вопроса», то есть к Холокосту. Мир содрогнулся, узнав о чудовищной реальности еврейской катастрофы. С тех пор было сделано немало попыток «удавить гадину» новой мифологии хотя бы в «еврейском вопросе». Между тем демонизация и романтизация образа «еврея-эксплуататора», рвущегося к мировому господству, пользуется в современной конспирологии не меньшей популярностью, чем столетие назад.    

ДОСЬЕ

Розенкрейцеры (нем. Rosenkreuzer) – члены тайных обществ (преимущественно религиозно-мистического характера). До начала XVII века (точнее, до конца XVI века) никаких свидетельств существования розенкрейцеров не было. Неизвестно, когда возродился или родился орден. Он вполне мог быть одним из ряда научно-литературных обществ, созданных в Италии в Германии в переломный исторический момент, на волне конфликта протестантов и католиков. Розенкрейцеры намеренно удлиняли свою историю, начиная отсчитывать ее с якобы связанного с «древними» розенкрейцерами фараона Тутмоса III (1521–1473 гг. до н.э.).

К розенкрейцерам приписывали Гомера, галльских друидов, Соломона, Солона, Пифагора, Плотина, Иосифа Аримафейского, Алькуина, короля Дагобера (и династию Меровингов), святого Томаса и других. Реально же четкие контуры Братства розенкрейцеров обрисовываются в конце XVI – начале XVII века. В 1614 году в Германии появляется анонимное произведение «Общая и вседоступная реформа всей Вселенной» с приложением Fama Fraternitas – «Сказание о братстве высокодохвального Ордена Розового Креста, всем ученым и правителям Европы». В 1615 году выходит «Исповедание Братства Розового Креста». В 1616 году появляется третий памфлет – «Химическая свадьба Христиана Розенкрейца».

В них излагалась легендарная история братства, связанная с его основателем Христианом Розенкрейцем.

Розенкрейц (род. в 1378 году) в поисках посвящения отправляется в паломничество на Восток, к святым местам. Также он посещает Марокко и Египет, где постигает восточную мудрость, приобщается к Вечности, то есть совершает личное «Великое Делание». Розенкрейца считали, по другим сведениям, и дьволопоклонником, бежавшим на Восток от преследования темных сил, где он был спасен неким назореем. Тогда же и было положено начало «Братству Розы и Креста». Возвратившись через Испанию домой, он приобрел много учеников (реально их было семь или восемь) и скончался в возрасте 150 лет от разочарования жизнью, которую научился продлевать, что есть прямое свидетельство получения им философского камня. Дата его смерти точно не определена. Есть предположения, что он умер в 106 лет, в 1484 году. Его последователи разбрелись по свету, условившись собираться каждый год. Розенкрейц был похоронен в подземельях братства, где в 1604 году его усыпальница, освещенная искусственным солнцем, была обнаружена вместе с посланием, написанным золотыми буквами, в котором говорилось о скором конце света. Наименование ордена трактуют как «Розовый Крест», что вместе образует «Розенкрейц» – имя его основателя. Роза и крест, олицетворяющие страдание и любовь, созвучны с эмблемой иезуитов – сердцем и крестом. Эти ордена противостояли друг другу идеологически. Так, одной из задач братства, в частности, была борьба с засильем вездесущих иезуитов.

На судебном процессе в 1993 году Черемушкинский районный суд города Москвы вынес решение, что он (то есть суд) не считает себя достаточно компетентным для принятия решения о подлинности «Протоколов сионских мудрецов» и не назвал их антисемитским документом.

В 2001 году общественная организация «Православный Санкт-Петербург» объявила об учреждении ежегодной премии имени Сергия Нилуса, которая «присуждается авторам книг, статей, стихов и прозы, посвященных духовной жизни русского народа, его прошлому, настоящему и будущему, в которых на высоком художественном уровне утверждаются православные идеалы».

«Протоколы сионских мудрецов» были переизданы в постперестроечной России многотысячными тиражами.

Они распространяются в разных книжных магазинах, включая церковные. В 2005 году «Протоколы», представленные издательством «Русская правда» на Международной книжной ярмарке в Москве, вызвали общественный скандал.

В марте 2006 года в России воссоздан «Союз русского народа». Ни в его нынешнем уставе, ни в его первом обращении евреи ни разу не упомянуты (в отличие от исторической программы). Однако образ врага по-прежнему стоит на первом месте. Сейчас это «глобализаторы», «мировая закулиса», «сильные мира сего».



    Партнеры