ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ

И меня в него не пустят. И вот почему. Я все о веселом писать стараюсь. Глумлюсь. А веселиться, собственно, лично мне, рано. Ил

12 сентября 2007 в 13:06, просмотров: 287

Я тогда после двухлетнего запоя только-только пришел в себя. Устроился в «МК». А у нас на первом этаже, у поста охраны, всегда стоит народ. Много сумашедших, но есть и люди со своими реальными проблемами и бедами. И вот я иду на работу и охранники говорят мне, что вот бабушка пришла, поговори с ней. Как ее зовут, я, к сожалению, не записал. А история  у нее такая. Жила всю жизнь в Молдавии (сама русская), на старости лет сманила ее в Москву дальняя-дальняя родственница. Тоже пожилая, но с какими-то деньгами. Приезжай, мол, поухаживать. Пригласила компаньонкой, как раньше говорили. А с квартирой в Молдавии страрушку кинули. Дали какие-то мошенники бумагу подписать, вручили 500 долларов и все. Тогда такое бывало сплошь и рядом. И бабушка сколько-то лет жила компаньонкой. А потом совсем состарилась и столичная покровительница указала ей на дверь, как пишут в романах. И стала бабушка жить на улице. И пришла за помощью. Получается, что ко мне. А я не помог. Видимо, поленился поискать телефоны нужные. Не проникся. И бабушка ушла на улицу. И это еще не все.
Через несколько приходит туда же, к вахте другая старушка. Фамилию не назову специально - вдруг она еще жива. А зовут Наталья Никтична. Ее «развели» у ВДНХ лохотронщики. Как водится, «благотворительная акция» банка. Уговорили снять со счета 3 тысячи евро и сколько-то там тысяч рублей. Наталья Никитична всю жизнь проработала на нефтепромыслах. Деньги эти, как вы понимаете, не ворованные. Заработанные тяжким потом. И хотела она их потратить на то, чтобы оплатить заупокойные молитвы о себе на много лет вперед в храме. У нее в милиции даже заявление отказывались принимать. Мне бы самому написать, но вот тут сработала эта проклятая моя душевная лень. И я «передал» бабушку коллеге. А у коллеги написать «не срослось». Хотя была маза связаться с еще гулявшим на свободе Ходорковским и выпросить для бабушки у него денег. И я не настоял. Единственное, что сделал, так это ментов на ВДНХ подвздрючил. Приняли заяву. Но толку-то? Так что вот.
И помру я ( а все помрем, кто не в курсе) и как всякий наивный пацан попрусь к апостолу Петру. Но еще до заветных ворот на лавочке увижу ту первую бабулю и Наталью Никитичну. Они будут сидеть и ждать. И поверну. Потому что не светит мне там ничего. Вообще. Вот так.




Партнеры