Звездный мальчик

17 сентября 2007 в 20:41, просмотров: 980

Холодными осенними вечерами под капли первых дождей с желтеющей листвы только и остается что, зарывшись по уши в теплый плед, предаваться воспоминаниям. За чашечкой дымящегося чая под лирическое настроение попал и выходец “Фабрики звезд”, человек с космической фамилией Титов Юра.

Космические дали


— Ну, тебя не могу не спросить: в детстве космонавтом стать не мечтал?

— И космонавтом, и машинистом метро, и врачом, и танцором. Я вообще много танцевал, постоянно танцевал.

Особенно под песни Майкла Джексона, я большинство его репертуара знаю наизусть. И меня всегда привлекала музыка. Если бы я стал космонавтом по необходимости, по принуждению, то с космического корабля все равно пел бы! — смеется Юра. — Пою с шести лет, мои родители — музыканты. Они не препятствовали моему музыкальному развитию. И это меня всегда поддерживало. У меня есть младшая сестра Настя, я часто пою ей колыбельные. А когда она была маленькая, то даже по мобильному телефону ей пел — если находился в это время не дома.

— Слушай, наверное, у тебя прозвища смешные были?

— Каких-то запоминающихся и экзотических не было. Юрка, Юрец, Тит, Титович — вот, собственно, и все. У меня обычное имя, обычная фамилия, поэтому их довольно сложно трансформировать в какие-то нестандартные формы. Да и в музыкальной школе, которую я закончил по классу скрипки, у меня не было ни прозвищ, ни, тем более, кличек.

— Ходят слухи, что в школе особой усидчивостью ты не отличался и был хулиганом…

— Врут. Я был среднестатистическим учеником. Естественно, были всяческие проказы и шалости, но в детскую комнату милиции не попадал, и на учет в милицию, слава богу, не ставили. Не могу сказать, что в детстве я был хулиганом, но и не пай-мальчиком. Я обожал кидаться картошкой из окна с шестнадцатого этажа. И почти всегда попадал по машинам. Это же море адреналина! А еще мы в детстве с ребятами бросали с балкона воздушные шарики, наполненные водой. Прохожие поднимали головы вверх, пытались высчитать этаж, чтобы подняться и выяснить отношения, но мы ловко прятались. При этом заметьте, что от родителей за шалости мне никогда не доставалась. Для них я всегда был исключительно творческой личностью.

— А помнишь какие-нибудь замечания, которые учителя рисовали тебе в дневник?

— Они разное рисовали… Я часто опаздывал, и мне делали замечания за опоздания. Еще много отвлекался на уроках, особенно на тех, где мне было ну совершенно неинтересно. Но от родителей я дневник не прятал, потому что у нас доверительные отношения. И дома у меня никогда не было ужасных разговоров, связанных с замечаниями в дневнике.

“Тройка” через раз

— Вообще, как в школе-то учился?

— С переменным успехом. Я натура увлекающаяся, поэтому время от времени мне нравились то одни предметы, то другие. И поэтому у меня могли быть по одному и тому же предмету в разное время то “пятерки”, то “тройки” с минусом.

— А какие предметы были любимые?

— В основном это история, литература, русский язык, все гуманитарные. На этих уроках мне было гораздо интереснее, чем на остальных. Почему? Это сложно объяснить! Почему, например, нравится больше арбуз, а не дыня? Или не зеленый цвет, а красный? Вот и ответ…

— Расскажи о самом ярком воспоминании из своей школьной жизни…

— Их много. Есть яркие, которые стыдно рассказывать: как мы тайком курили с парнями и как у одного из них чуть сумка не загорелось от упавшего случайно огонька — и другие, за которые гордишься. Хвастаться я не люблю, поэтому ограничусь добрыми словами о выпускном вечере. С одной стороны, я не очень понимал, кому и зачем нужны эти торжественные речи, столы с бутербродами и лимонадом, прощальные танцы… Но, с другой стороны, все же заканчивается один период в твоей жизни и начинается новый. И чтобы не было негативных воспоминаний, я решил свое недоумение по поводу выпускного убавить.

Любовь с бутербродами

— Признавайся, одноклассниц дергал за косички, лупил портфелем по голове или у тебя были другие, оригинальные способы ухаживания за девочками?

— Девочек я не обижал! Вообще, ухаживания как такового не было. Я этого слова не выношу. Ты либо находишься с человеком на одной волне, либо нет. В детстве я не мог это ощущение выразить в словах, и с тех пор мало что изменилось. К девочкам и девушкам я всегда относился и отношусь с трепетом и уважением. Все происходит таким образом, что люди и события пересекаются совершенно от меня не зависящим образом. Но если мне девушка очень понравилась, я, конечно, подойду и начну общаться.

— А первую любовь помнишь?

— Да, конечно. В школе — я помогал ей носить портфель, а на переменках я угощал ее мамиными бутербродами. Это было очень трогательно и невинно. Но вообще ради любимой девушки я готов выполнять любые ее пожелания, если они не во вред другим, ей и мне. Я вообще преданный человек, терпеливый и… добрый.

— Какие девчонки тебе вообще нравятся?

— Искренние, открытые. Когда видно, что в глазах девушки главный вопрос не деньги, а человеческие взаимоотношения. Но идеального ничего не существует. Я уверен в этом. Нет ни идеальных парней, ни идеальных девушек, ни идеальных начальников, ни идеальных взаимоотношений. Все очень, очень условно.

— Ты по натуре человек любвеобильный?

— Не то чтобы любвеобильный… Как бы это выразиться. Я очень чувствительный к эмоциям, к взаимоотношениям. Даже, можно сказать, ранимый. Только не всегда это показываю. Оставляю в себе, храню. Вообще, нередко душевные страдания даже помогают человеку творить, это почти научно доказанный факт!

Инкогнито без парика

— Однажды соседка по даче, пожилая тетушка, попросила собрать яблоки, в тот год был безумный урожай. И премировала меня небольшой суммой! Было очень приятно. Купил торт, и вечером мы все на даче пили чай с этим тортом. Вкусный! — облизывается Титов.

— Сейчас можешь позволить себе все?

— Не, не все, — огорченно вздыхает Юра. — Не могу позволить себе купить вертолет. Яхту пока не могу позволить купить. Да они мне и не нужны. Все, что необходимо, могу себе позволить, это верно. Могу в кафешки любимые ходить. Их у меня много. Я вообще люблю Москву — я в ней родился, тут у меня друзья, тут любимые и близкие люди. Мне нравится гулять по вечерним улицам — понимаю, что я не одинок в этом пристрастии. Мне нравится смотреть в окна, ведь все они так отличаются друг от друга. Фантазировать, какие люди живут в том или ином окне, а летом вообще здорово — из открытых окон слышны разговор, смех, музыка…

— Такие люди и без охраны?

— Я умею законспирироваться так, что спокойно еду в метро, и никто меня не сможет узнать. И это, заметьте, без парика! А когда все-таки узнают, автограф просят, фотографируются… В общем, забавно.

— Неужели с безумными поклонниками не сталкивался?

— Фанатки разные встречались. Их же не изменишь. У любого артиста есть и приличные поклонницы, и сумасшедшие. Встречи ничем не заканчивались. Просто нужно уметь объясниться с людьми разного темперамента.

— Внимание поклонниц надоедает?

— Конечно, нет! И лукавит тот артист, который стонет и жалуется на внимание поклонниц. Это ведь самое главное — ради чего мы живем и творим! А еще ведь и подарки, хотя их учет я не веду — каждый для меня приятен. Но особенно запомнилась… огромная лейка для огорода. Видимо, поклонница вычитала в интервью, что я часто бываю на даче. И мне решили сделать полезный подарок.

— Как поддерживаешь себя в форме?

— Занимаюсь в тренажерном зале, хожу раз в неделю в солярий. Регулярно репетирую свои концертные номера, которые немыслимы без танцев. Люблю активный образ жизни.

— Говорят, ты вегетарианец, что любишь поесть?

— Да, мясо я не ем. Мне нравится любая рыба, черный и белый рис, помидоры и огурцы, овощные роллы в восточных ресторанах. Вообще люблю суши. Иногда могу приготовить вареники с картошкой, с вишней. Сырники умею делать, омлет. Такой вот я, тусовочный домосед и домашний тусовщик…



Партнеры