На пути к правовому государству

102 года назад (30 октября по новому стилю) император Николай II подписал Высочайший Манифест о даровании народу гражданских свобод и наделении Государственной Думы законодательной властью.

17 октября 2007 в 12:21, просмотров: 313

В отечественной истории он известен  как "манифест 17 октября".

Документ, составленный в самый разгар революции 1905 года, когда император был фактически вынужден скрываться в Петергофе, начинался словами: "Смуты и волнения в столицах и во многих  местностях  империи нашей  великой  и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше.  Благо российского  государя  неразрывно  с  благом  народным  и  печаль народная — его печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться глубокое нестроение народное и угроза целости и единству  державы нашей".

Главный смысл манифеста заключался в двух пунктах: "Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов", и: "Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена  была  возможность  действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей".

Уже в начале ноября были амнистированы все политические заключенные, за исключением осужденных за терроризм. 7 декабря отменена цензура.

Свобода мнений в стране стала неограниченной. Однако контроль над исполнительной властью, включая право назначать и смещать министров, остался в руках монарха.

По закону о выборах 1907 года социально-профессиональные "курии" выбирали депутатов отдельно друг от друга, а по нормам представительства, например, один голос дворянина-землевладельца равнялся четырем голосам предпринимателей и интеллигенции, 260 голосам крестьян и 543 голосам рабочих.

 Как писали европейские справочники тех лет, политический строй в России представлялся "конституционной монархией при самодержавном государе".

Прямые и равные выборы и "ответственные министры" стали главными требованиями оппозиции до 1917 года.

Оценки манифеста 17 октября и ограниченной демократии в обществе восприняли диаметрально противоположно.

Крупнейшая политическая партия страны назвала себя "октябристами", объявив манифест воплощением всех своих надежд.

Другая часть общества выступила против. Например, будущий основатель Красной армии Лев Троцкий в тот же день на митинге в Петербурге заявил, что: "Царский манифест - всего лишь клочок бумаги. Его нам сегодня дали, а завтра порвут в клочки, как это сделаю я сейчас!".

Вдохновителем политической реформы в стране и автором манифеста являлся  премьер-министр Сергей Витте. Свое детище он охарактеризовал следующим образом: "Манифест 17 октября предотвратил немедленную катастрофу, но не явился радикальным лекарством".

Обнародование манифеста не стабилизировало обстановку в революционной России. Скорее наоборот оно сопровождалось новой вспышкой антиправительственных беспорядков с одной стороны (бои на Пресне в декабре 1905 года), и черносотенных погромов - с другой. Однако к началу 1906 года революция пошла на спад. У историков есть разные мнения насчет того, что больше способствовало ее прекращению: либеральные реформы Витте или жесткие меры Столыпина.

Стоит отметить, что царь крайне неохотно согласился на подписание манифеста. Менее чем за год до издания документа, Николай II заявлял: "Я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа". О самом подписании он сообщил матери не как о желанном событии: "Я перекрестился и дал им все, чего они хотели".

В середине 1990-х, российский парламент стал вновь именоваться Государственной Думой, некоторые депутаты предложили считать ее созывы с учетом дореволюционных. Таким образом, грядущий состав Думы был бы не пятым, а девятым. Однако историческую преемственность большинство думцев подчеркивать не захотело, и эта идея не прижилась.

 

 



    Партнеры