Книжный червь

19 октября 2007 в 13:30, просмотров: 230

Андерс Рослунд, Берге Хелльстрем

Ячейка 21

Пронзительная и жесткая детективная история. Стремительный и беспощадный водоворот событий. Постоянно сменяющиеся планы. Свистопляска персонажей. Периодически нить повествования резко меняет русло, таинственным образом при этом не разрываясь. Но иногда как бы почва уходит из-под ног, так что не сразу включается понимание, чьими же глазами мы с нового абзаца озираемся в кошмаре современного мира.

Всегда интересно в случаях подобных групповух, как-то: Ильф и Петров или же Гаррос—Евдокимов, какова технология совместного творчества. Как распределяются обязанности. Один отвечает за диалоги, второй за сюжет. Или каждый пишет по главе. В случае с писательским тандемом шведских телевизионщика и криминалиста такое ощущение, что писали они наперегонки, вырывая друг у друга ручку. Построчно. Кто сколько успел. Но на результате такое авторское самбо, как ни странно, отразилось самым лучшим образом.

Достаточно многогранный и непрямолинейный сюжет разворачивается сжатой пружиной, как по маслу низвергая в ад повседневности. В мир сексуального рабства, наркомании, бесчеловечной жестокости, затаившейся в мириадах граждан и находящей себе отдушину в возможности безнаказанно издеваться над беспомощными, лишенными права ответа людьми. История о лжи, мести и свинцовых мерзостях жизни. Немудрящий в принципе, но грубо берущий за душу триллер.

Даниэл Кальдер

Заблудившийся космонавт

Была такая, оказывается, “чимкентская декларация антитуризма”. А может быть, ее и не было. Или была она не совсем такова, как поведал нам шотландский журналист Даниэл Кальдер. Ведь один из пунктов ее гласит, что антитурист — великий правдолюб, но лжи не гнушается, особенно собственных домыслов. Так что не стоит принимать за чистую монету все, сообщаемое “антитуристами”.

А они ездят по свету, по незаметным и неизвестным для западных обывателей местам, фотографируют разные покосившиеся заборы и заброшенные здания. Взыскивают чего-то большего, но мир не отвечает взаимностью их романтической страсти к необычному. Почти не осталось мест, где в обмен на связку стеклянных бус благодарные аборигены тут же демонстрируют какие-нибудь элевсинские мистерии или культы Великой Матери, сохраненные в потайных урочищах со времен палеолита.

Занесло единственного известного науке антитуриста и к нам. Прошелся по неведомым тропинкам: Татарстан, Калмыкия, Марий-Эл, Удмуртия. Поснимал с восторгом обшарпанные клубы, придорожные кафешки, нелепые транспаранты. Правда, на местах забавной экзотики оказалось не больше, чем различий между пабами его родной Шотландии и заграничной ей, по мнению исследователя, остальной Британии. Но уже хорошо, что не сразу за Польшей для него начинается Великая Сибирь. Да и нам неплохо любым свежим, незамыленным взглядом посмотреть на себя со стороны.

Филипп Соллерс

Казанова замечательный

Старый французский интеллектуальный интриган и провокатор Филипп Соллерс с очередной своей выходкой. Неисправимая кокетка с новым, ярким, необычными веером — гвоздем вечера. То он пишет роман из одного предложения. То выпускает самый знаменитый интеллектуальный журнал во Франции, рупор всевозможных бунтарей, ниспровергателей и сокрушителей кумиров. То вдруг выступает в поддержку Папы Римского. Всякий раз вычурно, скандально и демонстративно. “Шампанский гений, недоступный черни и закосневшим догматикам”.

Такая же яркая и революционная книга об обретенном наконец идеале человека-свободы, пресловутом до анекдотичности, вселенском любовнике и писателе Джакомо Казанове. Но вот этой самой анекдотичности Соллерс сразу требует отказать в каком бы то ни было праве на существование. Ведь нам “следовало бы воспринимать его наконец таким, каким он был: простым, прямым, отважным, просвещенным, обаятельным, веселым. Философом в действии”. Доказательству чего и посвящена вся книга, в которой с неожиданно немецкой обстоятельностью пересказывается жизненный путь любвеобильного венецианца, в общем-то достаточно подробно описанный им самим. Но дабы мы не упустили чего главного в пространном повествовании самого Казановы, для нас создан путеводитель, с демаркациями и указателями “посмотрите налево... направо”.

Что мы видим? Так ведь это ж я, фееричный и независимый Филипп Соллерс. И все равно интересно.



Партнеры