"Антивойна" Алексея Чадова (ФОТО)

“Прекрасная няня” загорает на яхте, а Марьянов предпочитает акваланг

23 октября 2007 в 11:25, просмотров: 1014

Краснодарский край. Виноградно-помидорные плантации и арбузно-дынные плантации вдоль автотрассы. Бескрайняя степь между Азовским и Черным морями. В конце лета здесь было 42 градуса в тени. Батарейки в диктофоне и в фотоаппарате от изнуряющей жары текли каждый час. Полдня — и ровный шоколадный загар обеспечен. Еще полдня и сгораешь, так, что никакие обмазывания кефиром со сметаной не спасают. Около моря чуть полегче. Но здесь разместилось секретное селение, которое охраняется покруче самого крутого секретного объекта, куда был приглашен на съемочную площадку корр. “МК”.

Над ним то и дело кружит вертолет, с которого, привлекая празднолюбопытствующих отдыхающих и пугая дельфинов раздаются автоматные очереди. Периодически оттуда спускаются смуглокожие люди в бородах и чалмах, а на крышах полуразрушенных домов в цейсовский бинокль можно различить Алену Хмельницкую, Алексея Чадова, Дмитрия Марьянова и других популярных актеров. “МК” оказался в привелигированном положении, получив приглашение внутрь странного поселка, созданного бутафорами. Приглашение от режиссера, актера и телеведущего Тиграна Кеосаяна, который снимает здесь свой новый полнометражный проект — восточный комедийный боевик “Мираж”.

Сама съемочная группа расположилась в близлежащей станице Тамань, известной каждому по “Герою нашего времени” Лермонтова. С тех пор как в этих краях недавно экранизировали роман Михаила Юрьевича Тамань превратилась в киномекку. В пятидесяти километрах от съемочной группы Кеосаяна в райцентре Темрюк расположилась киноэкспедиция Андрея Соколова, который снимает фильм “Артефакт” с Александром Лазаревым-младшим и Анастасией Заворотнюк в главных ролях. Поэтому выбравшись на катере подальше от берега в Черное море можно увидеть загорающую на яхте топлесс “прекрасную няню” или в случае с “Миражом” ныряющего с аквалангом  Марьянова. В один из выходнных дней, до сих пор не занимавшемуся дайвингом Дмитрию, повезло как всякому новичку.

— Во время первого же погружения мы с инструктором обнаружили на дне Черного моря советский сейнер, затопленный здесь во время Великой Отечественной войны, — с восторгом рассказывает актер. — Для меня это восторг полный, все равно как буто я “Титаник” увидел. Хотя экстрима мне в Тамани и без погружения хватило с лихвой. В первый съемочный день машина, в которой я ехал, ушла в кювет и перевернулась. Если бы не мастерство водителя и не моя реакция, позволившая мне быстро сгруппироваться, так бы и остался навечно лежать в виноградных полях. А уж что на съемочной площадке приходится вытворять…

Вытворял Марьянов с риском для жизни следующее: дубль за дублем мужественно стоял на краю двухэтажного строения и улыбался улыбкой супермена в то время как буквально в полутора метрах над его голвой круг за кругом нарезал мощный военный вертолет, рискуя задеть актера винтом и полнимая в воздух песок, засыпавший Дмитрию глаза. Даже Алене Хмельницкой, лежавшей у ног супермена Марьянова, было страшно. А ему самому хоть бы что.

Да и главное, чтобы режиссер был доволен. А Кеосаян доволен. Снятые кадры вызывают у него приступы гомерического хохота. Позже он объяснил “МК” свою такую странноватую реакцию:

— А вы что думаете, мы серьезный боевик снимаем? Ничего подобного. “Мираж” — это сплошное хулиганство, такой вестерн по-русски в лучших традициях фильмов моего отца про неуловимых мстителей. Наш фильм напичкан цитатами из моих любимых западных фильмов. Даже в саундтреке зрители услышат мотивы из кинобоевиков всех времен и народов. А поскольку торчим мы в Тамани уже второй месяц, чтобы не сойти здесь с ума от жары и от сложных съемок, работаем весело. Кстати, в случае с “Миражом” мне впервые по фигу само название фильма. Главное, чтобы на экране все выглядело не столько пафосно, сколько смешно.

Именно последний аргумент помог Тиграну убедить Алексея Чадова дочитать сценарий до конца.

— Я когда первые несколько страниц прочитал, позвонил Кеосаяну и заявил, что сниматься не буду, — вспоминает только что отснявший в сцене, где его героя ранят, Чадов. — Я со времен балабановской “Войны” устал от стрельбы в фильмах, устал держать в руках оружие в кадре. А здесь опять. Но Тигран сказал, что это же смешно. И я понял, что ничего не понял. А когда дочитал сценарий до конца, был готов приступить к съемкам хоть завтра.

— “Мираж” — это “Антивойна” Алексея Чадова, — улыбается режиссер.

По просьбе Алексея ему разрешили выписать в Тамань его подружку, молодую актрису Агнию Дитсковските. А сравнительно недалеко по краснодарским меркам в Сочи отдыхает брат Алексея и его мама. Так что семья практически в сборе. Все артисты очень скучают по Москве. Первый вопрос, который доводилось от них слышать: “Ну как там в столице?”

— Тигран уже составил список ресторанов, в которых нам предстоит побывать по возвращении домой, — делится с “МК” супруга режиссера Алена Хмельницкая. — Причем их столько, что как минимум месяц можно дома не питаться. А я первым делом займусь головой. Волосы под сонцем выгорели и кажется, что весь песок из волос вымыть невозможно. Хотя наша дочь Саша, увидев меня измазанной черным, со спутавшимися волосами сказала, что так мне даже идет. Такой вот комплимент.

Гораздо больше повезло Виктору Вержбицкому, Алексею Панину и Юрию Стоянову, которые снялись в новом фильме Кеосаяна в небольших ролях и избежали таманской “ссылки”. “Городошника” и вовсе заманили на съемочную площадку хитростью. Сразу после юбилея актера и телевизионщика Тигран по-приятельски пригласил Юрия пару дней отдохнуть в Тамани. Стоянов приехал и попал. Тут же для него был написан эпизод, в котором партнер Олейникова снялся за полдня.

На площадке тем временем в очередной раз снимают посадку вертолета. Под ненормативную лексику режиссера. Здесь к этому уже привыкли и напротив считают недобрым знаком, если обошлось без устойчивых идиоматических выражений Тиграна. Во-первых, даже ругается он по-доброму и не обидно. А во-вторых, по словам Хмельницкой, “Тигран никогда просто так не матерится, любое бранное слово работает на процесс и на результат”. Наконец, вертолет приземляется как надо. И выясняется, что все это время из автомата палил брат режиссера и по совместительству продюсер фильма Давид Кеосаян, для которого нашлась в проекте небольшая роль пилота-стрелка. Уставший после полета Давид Эдмондович садится под навес отдохнуть и в это время сверху (там расположилась операторская группа) на него начинают сыпаться опилки с трухой. “Ну до чего же эти киношники нас продюсеров не любят”, — ворчит он и уходит к морю.

Вечереет. Из запланированного на этот день осталось снять только взрыв крылатой ракеты. Пиротехники заряжают огромную шутиху и просят всех, включая режиссера, покинуть площадку и понаблюдать за процессом издали. “Шутиха” в отличие от живых актеров с их человеческим фактором профессионально сработала со второго дубля. И по-тихому. Пшикнула пролетела несколько метров и врезалась в муляж дома. А “разнесут” его позже мастера компьютерных спецэффектов…

Пересказа сюжета “Миража” не ждите, ведь описывать боевик да еще и комедийный — занятие неблагодарное и бесполезное. Но история шестерых русских, оказавшихся по иронии судьбы в заброшенном мифическом городе, где царит насилие и всем заправляют наркоторговцы, весьма занятная и захватывающая. Да и ждать осталось сравнительно недолго. Съемки должны завершиться в начале сентября, поскольку в конце месяца братьев Кеосаянов ждут в Амении, где пройдет торжественное открытие памятника их отцу. А дальше — монтаж, озвучание и возможность увидеть гремучую смесь из “Неуловимых мсителей”, “Белого солнца пустыни” и фильмов Тарантино, над которой зрители, как обещают создатели проекта, животики надорвут от смеха.

 



Партнеры