Ожидания должны быть реальными

6 ноября 2007 в 13:23, просмотров: 263

Десять лет назад Казахстан принял стратегию долгосрочного развития, в рамках которой в 2003 году начата диверсификация экономики. В основе стратегии два основных направления – индустриализация страны и строительство новой инновационной экономики. Но для этого нужно было создать соответствующую инфраструктуру. Так на начальном этапе индустриализации, в 2003 году, возникли институты развития. Об их роли в экономике страны председатель правления АО «Фонд устойчивого развития «Казына» Кайрат КЕЛИМБЕТОВ рассказал Виктории Чеботаревой.

«ДЛ»: Как-то в прошлом году вы заявили, что деятельность институтов развития не означает вмешательства государства в экономику. Не изменилось ли ваше мнение?

Кайрат Келимбетов: Сегодня перед Казахстаном, так же как и перед Россией, стоит проблема – создать несырьевую экономику. Прежде всего, чтобы не зависеть от цен на энергоносители. К тому же сырьевые отрасли не создают достаточного количества рабочих мест. А самое главное – будущее за странами, создающими новые конкурентоспособные отрасли.

Чтобы ускорить появление новых производств в несырьевых отраслях, и были созданы государственные институты развития. Они, в свою очередь, реализуют инвестпроекты в партнерстве с частным сектором, придерживаясь принципа совместного финансирования. Так что в данном случае говорить о прямом вмешательстве государства в экономику не приходится. Институты развития здесь выполняют роль «локомотива» в активной диверсификации экономики, так как пока частный сектор сам «созреет» для участия в долгосрочных и крупных проектах, можно упустить время и отстать совсем от развитых стран.

«ДЛ»: «Ресурсное проклятие» приводит к тому, что инвестиции идут исключительно в сырьевой сектор. Выработаны ли механизмы, делающие эффективными частные вложения не только в энергетику, строительство, недвижимость, но и в сферы, на первых порах экономически менее привлекательные.

К.К.: Вы знаете, в мире почти нет положительных примеров преодоления ресурсной зависимости. Это, конечно, не означает, что не нужно ничего делать. Все стратегические планы Казахстана, начиная со «Стратегии-2030», принятой в 1997 году, направлены на это. Но так как добыча нефти растет, цены тоже, давление нефти на экономику увеличивается, соответственно усилия государства по диверсификации тоже должны быть больше.

Создается впечатление: мало что меняется. Но это от завышенных ожиданий. Нельзя за год-два изменить структуру экономики, столько времени зависящей от нефти. Многие проекты сейчас в процессе структурирования или на начальном этапе реализации, который занимает несколько лет.

А институты развития как раз и являются тем самым механизмом, что обеспечивает эффективные частные вложения в те сферы, от которых нельзя ожидать быстрой отдачи. Для этого они обладают всеми необходимыми инструментами. Это информационно-аналитические услуги, долевое финансирование, кредитование по более низким процентам, чем у коммерческих банков, страхование и кредитование экспорта, содействие в привлечении партнеров по проекту. Через технопарки и бизнес-инкубаторы также создаются благоприятные условия для бизнеса.

Причем поддержка бизнеса со стороны институтов развития идет и после начала реализации проекта. Например, при долевом финансировании институты развития будут делить риски по проекту вместе с бизнесом и будут участвовать в нем до тех пор, пока не наступит окупаемость, после чего выходят из проекта, продав свою долю.

«ДЛ»: В каких случаях предприниматель может ограничиться кредитом в коммерческом банке, а когда имеет смысл обращаться за поддержкой в государственный фонд? Проекты какой величины и значимости – предмет переговоров с «Казыной»?

К.К.: Как правило, институты развития работают только в несырьевом секторе экономики, где проекты долгосрочные и окупаются нескоро. К тому же такие проекты требуют государственной поддержки в сфере инфраструктуры, подключения электроэнергии, решения разрешительных процедур.

Коммерческие банки охотнее кредитуют рентабельные и менее рискованные проекты. Потому к нам приходят инвесторы, планирующие крупные и долгосрочные проекты, например в сфере инфраструктуры. У каждого из институтов развития есть своя ниша и прозрачные правила финансирования и участия в проектах.

«ДЛ»: Создано ли в стране законодательное поле для реального частно-государственного партнерства? Какие объекты могут быть приведены в качестве примера?

К.К.: Да, для привлечения инвестиций в обрабатывающие отрасли принято 20 новых законов, внесены изменения в сотни законов. Институты развития наделены финансовыми ресурсами, необходимыми для поддержки инвестиционных и инновационных проектов. Но масштаб задач экономической модернизации требует привлечения и бизнес-ресурсов. Поэтому сейчас деятельность фонда «Казына» направлена на эффективное взаимодействие с отечественными бизнес-структурами. Казахстанский бизнес явно вырос и готов инвестировать крупные капиталовложения.

В качестве примера можно привести три проекта в Астане, которые стартовали этим летом. Здесь будет построен автозавод по производству автомобилей «Ниссан» с объемом инвестиций 100 млн. долларов и производственной мощностью 30 тыс. автомобилей в год. Планируется построить завод по сборке локомотивов с объемом инвестиций 70 млн. долларов, а также завод по производству автомобильных шин Nokian с объемом инвестиций 200 млн. долларов и планируемым объемом производства 4 млн. автошин в год. Все эти проекты реализуются в рамках государственно-частного партнерства.

«ДЛ»: Создана ли за эти полтора года ясная инфраструктура, позволяющая частному бизнесу ориентироваться и понимать, куда следует обратиться? Насколько известно, одной из причин возникновения фонда «Казына» было как раз дублирование функций ИР. Теперь этого нет?

К.К.: Сегодня частный бизнес хорошо знаком с деятельностью институтов развития и знает, в какой из них и по какому поводу следует обратиться. Время, когда они несколько дублировали друг друга, прошло.

Да, было мнение, что Банк развития по тем или иным проектам иногда конкурировал с Инвестиционным фондом. Сегодня Банк развития позиционируется как банк, который кредитует долгосрочные инфраструктурные проекты, а Инвестиционный фонд софинансирует проекты, то есть является фондом прямых инвестиций. Произошло разграничение инструментов развития. Мы достигаем эффекта синергии, когда инструменты институтов развития дополняют друг друга, а не конкурируют.

«ДЛ»: Судя по продолжающейся активизации казахского финансового бизнеса на территории России, большого применения в своем отечестве национальный капитал не находит. Это так?

К.К.: Я думаю, делать выводы о величине инвестиций в отечественную экономику на основе объема вложений казахстанских финансовых институтов в экономику России не совсем верно.

Мы с пониманием относимся к бизнесу, который пока не желает кредитовать производственный бизнес, развивать обрабатывающие производства, внедрять новые технологии и инновации из-за низкой доходности, высоких рисков и долгой окупаемости.

Однако выбор проектов для вложения средств по-прежнему остается прерогативой самих бизнесменов. Задача государства – сделать сектора экономики, развитие которых представляет общенациональную важность, привлекательными для частных инвестиций. Так, фонд «Казына» предложил частным банкам Казахстана совместно финансировать обрабатывающие производства. Это позволит банкам диверсифицировать свои портфели и стать более устойчивыми.

«ДЛ»: Приобретение каких промышленных активов за рубежом приветствуется властями Казахстана?

К.К.: В первую очередь АО «Казына» заинтересовано в реализации инвестиционных проектов, которые приведут к повышению конкурентоспособности Казахстана и успешной интеграции в региональную и мировую экономику. Например, мы подписали меморандум о сотрудничестве в сфере строительства сети логистических центров на территории России и Казахстана. Также для нас были бы интересны совместные проекты в инфраструктуре, развитии транзитных коридоров, энергетических объектов.

Мы создаем совместные фонды с российскими финансовыми структурами, таджикским и киргизским правительствами, китайским Банком развития, которые как раз и будут финансировать такие проекты на территории России и Центральной Азии.

«ДЛ»: Каких зарубежных партнеров и в каких отраслях удалось привлечь за прошедший год? Какие совместные проекты служат доказательством того, что система развития и поддержки бизнеса?

К.К.: Мы уже начали работать со многими транснациональными компаниями мира. Активно налаживается сотрудничество с европейцами, с известной германской компанией «Тиссен Крупп», одним из лидеров в Европе по производству листовой, нержавеющей и легированной стали.

Представители других германских компаний «МАН Турбо» и «МАН Феррошталь» выразили интерес к проекту по производству прямошовных труб. Ведутся переговоры с одним из крупнейших в Европе производителей цемента – компанией HeidelbergCement – по реализации совместных проектов в регионе.

Есть договоренность по производству одежды в Казахстане под маркой известной испанской компании. Предполагается, что она передаст казахстанской стороне ноу-хау, технологии, обучит местный персонал. А с испанской компанией «Ибердрола», одним из лидеров в области энергетики, мы ведем разговор о реализации проектов альтернативной энергетики (солнечной и ветровой).

Мы подписали меморандум о взаимопонимании по развитию лесоперерабатывающей отрасли между Банком развития Казахстана и российским Внешэкономбанком.

«ДЛ»: Как в Казахстане решается очень важная для устойчивого развития проблема большого количества квалифицированных кадров?

К.К.: Несомненно, что проблемы в сфере трудовых ресурсов в Казахстане есть, они требуют комплексного и серьезного отношения. Очевидно также и то, что истоки кадровой проблемы можно отнести к началу 90-х годов, когда была отменена система бесплатного образования, в том числе и профессионально-технического.
Казахстан – первая страна на постсоветском пространстве, которая позволила себе обучение кадров за границей, учредив в 1993 году программу «Болашак» («Будущее»). Для грядущих реформ стране нужны были высококвалифицированные специалисты, получившие образование в лучших высших учебных заведениях мира.

Сегодня они, работая в различных структурах, несомненно, привносят свой опыт и знания в развитие страны в целом.

Увеличено количество бесплатных грантов и кредитов на обучение в технических вузах как в республике, так и за рубежом. Конечно, еще нужно оптимизировать сеть вузов с учетом приоритетов развития технического образования, возобновить производственную практику студентов на предприятиях и так далее. При формировании государственного образовательного заказа нужно придерживаться принципа соответствия потребностям рынка труда.

Другим решением кадрового вопроса в перспективе может стать привлечение высококвалифицированной рабочей силы, научных работников, специалистов из-за рубежа. Для этого недавно одобрена «Концепция миграционной политики Казахстана на 2007–2015 годы».

«ДЛ»: Главная задача, а иногда проблема управляющего любым фондом – сохранить и приумножить средства. В какие активы вложены инвестиционные средства вашего государства, еще не работающие в перспективных проектах?

К.К.: И Банк развития, и Инвестиционный и Инновационный фонды направляют средства в инвестиционные проекты, соответствующие установленным критериям. Речь идет об эффективном управлении выделенными средствами.

Мы инвестируем в ограниченный перечень финансовых инструментов, установленных законодательством Казахстана и внутренними документами. В этом ряду государственные и негосударственные ценные бумаги РК, международных финансовых организаций, иностранных государств и эмитентов, вклады в иностранные банки и депозиты банков второго уровня.

Что касается активов государства, то в Казахстане в 2001 году создан Национальный фонд (аналог Стабфонда), в котором аккумулированы все нефтяные доходы. Сегодня в нем уже около 20 млрд. долларов. Фонд выполняет несколько функций, например стерилизации, когда деньги просто выведены из-под влияния и не давят на экономику. Одна из основных функций – это «подушка» на случай финансового кризиса. И третья роль – инвестиционная.

Фонд «Казына» предлагает использовать часть средств Национального фонда на диверсификацию экономики.

Неразвитость инфраструктуры, низкое качество человеческого капитала – все это может привести к тому, что когда у нас закончится нефть, наша страна все еще будет иметь отсталую и неконкурентоспособную экономику.

Чтобы избежать такого сценария, нам уже сейчас нужно использовать определенную часть Национального фонда для реализации внутренних инвестиционных проектов, нацеленных на структурную перестройку экономики.   

СПРАВКА

АО «Фонд устойчивого развития «Казына» создано в соответствии с Указом Президента Республики Казахстан от 16 марта 2006 года «О мерах по дальнейшему повышению конкурентоспособности национальной экономики в рамках индустриально-инновационной политики Республики Казахстан».

АО «Казына» является государственной управляющей компанией институтами развития, созданными в целях реализации «Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы».

В составе группы АО «Казына»:

АО «Банк развития Казахстана»;

АО «Инвестиционный фонд Казахстана»;

АО «Национальный инновационный фонд»;

АО «Государственная страховая корпорация по страхованию кредитов и инвестиций»;

АО «Фонд развития малого предпринимательства»;

АО «Центр маркетингово-аналитических исследований»;

ТОО «Казахстанский центр содействия инвестициям».

В 2007 году инвестпортфель фонда «Казына» включает в себя 183 проекта, стоимость которых оценивается в 5,2 млрд. долларов. В соответствии с планом развития инвестиционного портфеля АО «Казына» общая сумма инвестиционных проектов на начало 2008 года будет составлять 6 млрд. долларов, на начало 2009 года – 10 млрд. долларов.



    Партнеры