Еще одна вариация на тему Кафанова "Федор"

Много лет назад, когда мой пес Нильс был щенком, я посещала по вечерам большую собачью тусовку на близлежащем бульваре.

16 февраля 2008 в 18:59, просмотров: 315

В девять часов вечера на бульваре собирались разношерстные псы и их владельцы. Основных завсегдатаев было 14. Как-то раз зимой владелец бладхаунда Роя позвал всех прогуляться в лес. Я ахнула: "В лес? Там же темно!" Но все же пошла со всеми.

В лесу оказалось совсем не темно, а даже светло. Можно крупный шрифт читать. Наша компания остановилась у догоравшего костра. Откуда-то достали водочку, стали угощаться, а я стояла в стороне и любовалась лесом, снегом, тлеющими углями и поразительным видом ночного города. Мы погуляли в лесу минут 20 и двинулись по домам.

Чепуховая прогулка оказала на меня чарующее воздействие. Я долго не могла заснуть, перебирая в мыслях полученные впечатления. Запах дыма костра. Скрип снега. Блеск заиндевелых березовых стволов. Приглушенный гул города. Свет окон далеких жилых башен. Веселая возня молодых собак. Все это глубоко запало в душу.

Надо сказать, что наша улица и дома на ней очень напоминают провинциальный городок. С севера и востока наш десяток кварталов окружает заповедник Лосиный остров, а с юга и с запада – промышленная зона и железная дорога, проходящая эту зону насквозь. Жители района гуляют в заповеднике с детьми, собаками, катаются на велосипедах по дорожкам. Устраивают пикники. Собирают грибы и ягоды, загорают и купаются в пруду. Я тоже часто гуляла там, но только днем. Ночная прогулка оказалась настоящим открытием.

Спустя несколько лет это событие имело продолжение. Холодным зимним вечером я допоздна засиделась у телевизора. Настало время ложиться спать. Но тут Нильс требовательно заявил, что ему непременно надо на улицу. На часах второй час ночи! И мороз минус 20! Я предложила ему отстать от меня, но он был непреклонен. Вот свинтус!

Пришлось одеваться. Во дворе он поставил пару меток и заспешил прочь от дома. В небе плыла огромная полная, ослепительно-яркая луна. Небо окрашено в индиговый цвет и ни облачка. Тишину нарушает лишь гул электростанции в промзоне.

Нильс блеснул глазами: «Ты идешь?» Я засомневалась, но он заявил, что знает, что делает. И я пошла за ним. Он уверенно тащил меня к лесу, не задумываясь над выбором дороги. Закрывая лицо от веток, я почти бежала за ним. Вокруг все спало, в окнах пятиэтажек ни огонька, ни одного голоса из форточек. Ни одного прохожего. И тишина. Лес встал черной стеной, осыпанной хрустальными блестками инея и ледяными бусинками. Видно, вечером прошел снег, потому что даже на дорожках не было ни следа. Все покрывал нежный сверкающий пух. Сон от такого зрелища пропал начисто.

Ступив под деревья, я спустила Нильса с поводка. Он стреканул в глубь леса, но быстро вернулся. «Чего медлишь?» – спросил пес. «Я? Да я иду!» – ответила я глазами. Нильс принялся обшаривать кусты и двинулся к знакомой нам обоим широкой тропе. Снег скрипел под ногами и облачками разлетался в стороны, медленно кружа в лунном свете.

Все вокруг было окрашено во все оттенки синего: от яркого на небе возле луны до иссиня-черного на стволах столетних лип. Все деревья заиндевели, иней бахромой свисал с веток, порхал сияющими мошками в воздухе. Поднимая вихри снежной пыли в сугробах, нырял пес, восторженно вертя хвостом и тыкая носом в снег до самых ушей. На его усах повисли маленькие сосульки, которые стеклянно звякали, когда он прыгал.

Просто идти вальяжной походкой было невозможно. Я кралась, боясь вспугнуть тишину и лунное волшебство. Я давала псу команды едва слышным шепотом, и он их слышал и исполнял, не упрямясь. Он словно показывал мне свой чудесный секрет и шептал: смотри, нюхай, слушай!

Мы шли по тропе, а вокруг стояли серебряные великаны. Тропа кончилась, я повернула назад. И увидела новое волшебство! На фоне невероятного темно-синего неба бархатно-черные толстенные стволы в ореоле подсвеченного луной инея. Какое-то время я не могла ступить ни шагу. Нильс прибежал спрашивать, что случилось, но, не дождавшись ответа, опять убежал, мелькая между тенями деревьев.

Совершенно зачарованная, я тихонько шагала домой, запоминая все увиденное. Вряд ли я увижу такое вновь. Вот уж виднеются уличные фонари. Я позвала Нильса, взяла на поводок. Мы шли вместе меж домами. Пес умиротворенно вздыхал, а я все думала, какое чудо довелось мне увидеть. И я была чрезвычайно признательна моей собаке за это.

Я оказалась права. Больше ничего подобного я не видела. И не увижу. Лес в том месте сильно пострадал от урагана, а почва подтоплена из-за бурного строительства. Без мачете и сапог не пройдешь. Сухих морозных зим больше нет из-за глобального потепления. А псу теперь почти 16 лет. И он один жив из всей той собачьей тусовки, с которой все началось.

P.S. Уже больше года Нильс не со мной. Он перенес четыре инсульта, полностью одолев все немощи. Он почти полностью ослеп, но продолжал гулять со мной без поводка, ориентируясь на мои свисты, разные звуки которых давали ему направление движения. Он до самого конца муштровал и строил молодого борзюка, которому было достаточно просто махнуть хвостом, чтобы опрокинуть упрямого Ворчуна.

Пятый инсульт его добил. Ему было 17 лет. Через полгода после смерти Нильс приснился мне и позвал меня гулять точно так же, как в этом рассказе. Он был рад меня видеть и сказал, что ночь – отличное время для прогулок.



Партнеры