Тайны главных ролей

Алексей Панин: “Чтобы остаться в кино, надо проглотить язык”

5 марта 2008 в 19:24, просмотров: 352

Актер Алексей Панин прославился после выхода фильма с символичным названием “Звезда”. За роль в картине 25-летний тогда Панин получил Госпремию. А еще — славу артиста с интересными данными и… безбашенным характером. На официальную церемонию вручения премии Панин явился подшофе. И чтобы не обдать алкогольными парами главу государства, проявлял чудеса изворотливости.

Кремлевский казус


— Алексей, вы правда на той церемонии изо всех сил старались дышать в сторону?

—  Многие из номинантов в тот день были навеселе: одни вернулись с “Кинотавра”, другие — с обычных московских вечеринок. И только я по простоте душевной признался в своем “веселом” состоянии журналистам. Ну и понеслось: Панин — пьяница, дебошир… На самом деле эту историю раздули.

— Хотите сказать, вы ведете степенный образ жизни и к алкоголю равнодушны?

— Степенную жизнь в общепринятом понимании я вести не смогу никогда. Я человек с подвижной, неуравновешенной психикой, как многие творческие люди. А что касается алкоголя, то уже три года, как я не пью.

Потерял голову

— То есть абсолютно?

— Максимум, что могу себе позволить, — 50 граммов вина, разбавленного водой. Иногда мне хочется сыра и пармской ветчины. Причем именно под легкий вкус вина. Слава богу, от такой капли спиртного я не ухожу ни в какие загулы.

— Что же подтолкнуло вас стать трезвенником?

— Был у меня такой период, когда очень страдал, мучился и заливал беды горькой. И вот однажды, будучи сильно пьяным, упал, разбил себе голову и попал в больницу. Травма оказалась серьезной, даже хотели делать трепанацию черепа. И тогда я понял, что передо мной реально встал выбор: водка или жизнь.

— Теперь, наверное, смотрите на бывших собутыльников с осуждением?

— Да никого я не осуждаю! С удовольствием бы каждое утро выпивал стакан виски и бодрячком отправлялся на съемки. Но за первым стаканом последует второй, пятый... Кто-то может остановиться, а мне не стоит и начинать.

Любовь зла

— Какая же драма с вами приключилась, что вы едва живы остались?

— Знаете, в свое время я рассказал об этой истории даже больше, чем было нужно. И вряд ли теперь стоит ворошить прошлое.

— Видимо, речь о романе с актрисой Любой Зайцевой?

— Да, об этом.

— Однако несколько лет назад вы оба запросто выкладывали прессе интимные подробности ваших отношений…

— Так уж вышло, что я поддался на провокацию этой женщины. Когда мы расстались, она начала рассказывать журналистам всю правду и неправду про нас.

Теперь-то понимаю, что девушка просто делала себе рекламу таким образом. Но тогда, с горячки, таких дров нарубил! Объяснял в интервью, как я ее любил, как нам было хорошо вместе и какая она… Ладно, это уже давно в прошлом.

Отец Нюси

— Сейчас в вашей личной жизни снова бури или наконец полный штиль?

— Сейчас у меня все хорошо: есть любимая женщина и любимая дочка.

— Сколько лет дочке, как зовут?

— Ей всего четыре месяца, зовут — Нюся. Она у меня красавица, чудо! Вместе мы не живем, но бывать с ней стараюсь как можно чаще. Зато рядом с ней постоянно находится моя мама.

— У вас есть собственная квартира в Москве?

— Знаете, это парадокс: вот я каждый день снимаюсь, играю спектакли. Деньги получаю не самые маленькие. Но на походы в ресторан, на машину — у меня подержанный “БМВ-X5” — хватает, а на квартиру — нет.

Сейчас я снимаю небольшой коттедж за городом: всегда мечтал жить в отдельном доме. Но купить его позволить себе не могу.

Ушел в обрезки

— Говорят у вас с юношеских лет были проблемы в институте, на съемках. И все из-за эксцентричного характера…

— Да, покуролесил я много. Помню, пришел на экзамен во ВГИК к Анатолию Ромашину — лысый, в спортивном костюме. К слову, он очень дружил с моей мамой. Однако меня к себе на курс тогда не принял. Сказал: “Мне и своих бандитов хватает”.

— Однако пай-мальчиком вы не стали?

— Это — мягко говоря. Из ГИТИСа меня выгоняли четыре раза. И дело даже не в хулиганстве… Просто я хотел сниматься в кино, а педагоги не отпускали. Это злило — я и забирал документы. Признаюсь, фильмов, в которых я тогда работал, уже никто не помнит. Да и меня из них вырезали. Но я не жалею: за день работы, например, с таким человеком, как покойный Валерий Приемыхов, я получал больше, чем за месяц в театральном.

Мимо Балаганова

— Вам случалось просить у режиссера роль, которая очень нравилась?

— Просить — не просил. Хотя была роль, которую мечтал сыграть и на которую подходил как внешне, так и внутренне, — Шура Балаганов. Когда я несколько лет назад познакомился с Леонидом Куравлевым, он мне так и сказал: “Леша, ты должен обязательно сыграть Балаганова”. И вот я узнал, что собираются экранизировать “Золотого теленка”. Сам позвонил, попросил попробоваться.

— Однако сыграл Балаганова другой актер…

— К сожалению! Претендентов на эту роль оказалось десяток. Тогда нам всем сделали фотопробы. Мои оказались лучшими, это многие признавали из съемочной группы. Единственный из претендентов, кто мог составить мне конкуренцию, — Паша Деревянко. Но роль получил артист… фамилию которого я, к сожалению, не помню.

— До сих пор жалеете об утерянной возможности?

— Да нет, не очень. По-моему, фильм получился неудачный. Не спас его даже Олег Евгеньевич Меньшиков в роли Остапа.

Осиное гнездо

— Ну это в вас, наверное, обида говорит!

— Не в обиде дело. Я ведь отлично знаю, по какому принципу в некоторых проектах отбираются актеры на главные роли.

— Любопытно, и по какому же?

— Знаете, я как-то имел неосторожность развить эту тему. Был нетрезвый, не сдержался и вывалил правду-матку. И жалел потом об этом. Потому что, если хочешь дальше жить и работать в кино, не стоит засовывать палку в осиное гнездо. Могут очень больно ужалить.

— Алексей, почему-то кажется, что вы частенько ввязываетесь в драки…

— Раньше бывало такое. А теперь, сами понимаете, лишний раз получать по травмированной голове мне ни к чему. К тому же я человек физически не очень сильный. И меня довольно легко можно побить. Но если уж случились кулачные разборки, убегать я не буду.



Партнеры