Мальчик из Мытищ

Интересно, география на нас влияет?

24 апреля 2008 в 12:56, просмотров: 313

Ну, в пределах Москвы и области? Мне кажется, да. Например, люди из Северо-Восточного округа, скажем, из Медведково или Свиблово отличаются спокойным нравом. Знакомые с Юго-Западной более улыбчивы. Приятели, живущие в районе Филей и Горбушки, скрупулезны и пунктуальны, как настоящие европейцы. И так далее, перечислять можно долго – Москва большая, знакомых много. Главное, прогнозы сходятся.

К народу из Подмосковья всегда относился с большим трепетом: душевные ребята, надо сказать. Без гонора, столичной оголтелости, излишней вертлявости и суетливости. Не спорю, все разные. Но на подмосквичей всегда везло. Хороши города, городки и городишки! Кроме Мытищ, наверное. И вот почему.

Еду на днях из Сергиев-Посада. Загостился у однокашника: привет, давно не виделись, как дела, старик? Водочка, картошечка, воспоминания – классическая схема. Уболтал меня дружок, пришлось остаться с ночевкой. А утром уехать в Москву трудно: электрички битком.

Ладно, едем, в тесноте, да не в обиде. Правда, окна в вагоне никто не открывает, а духота стоит страшная. Настоящая русская баня – влажность процентов на девяносто, жара – под сто. Народ вот-вот закипит. Но крепится, терпит по привычке. Что ни говори, а менталитет свое возьмет. Любим мы страдать, и все тут!

Проехали Софрино, Пушкино – пассажиров прибавляется, становимся плотнее, плечом к плечу, сумка к сумке. Следующая остановка – Мытищи. Двери открываются, и в тамбур вваливается простой рабочий парень. Пролетарий после "вчерашнего". В руках банка чего-то прохладительного, на лице – тяжесть нового дня. В воздухе разливается густой запах перегара. Ох… предпочитаю, когда в бане от стен отдает эвкалиптом, а тут…

Парниша, изрядно потрепанный рабоче-крестьянской судьбиной, пытается закурить. Руки дрожат, сигарета падает на пол со звуком "епт!". Все молчат.

Вторая попытка оказывается более удачной, и к перегарному амбре добавляются никотиновые нотки. А дешевые сигареты, я вам скажу, пахнут отвратительно. Тамбурный народ зашевелился – потушите сигарету. А че так вдруг? Че, мешает? Да, мешает. Ну, че, выходи. Но поезд-то безостановочный. Если только в окно…

Рядом со мной девочка лет двадцати с едва заметным животиком. Молодой человек, прекратите курить. Ща, докурю и брошу. Смеется. Сколько бы ни слышал человеческого смеха, заядлые пролетарии всегда отчетливо говорят "гы". Причем "ы" получается со смаком, протяжно. Сколько же загадок в человеке!

Остальные молчат. Носы отворачивают, смотрят на работягу насупившись, из-под бровей, но – ни слова. Сочетание запахов – с ума сойти. Обморок обеспечен. Тишина становится ощутимой, электрической, колючей. Возрастает концентрация табачного дыма и духа человеческой ненависти. Но объект, вызывающий столь сильные эмоции, улыбается почти детской улыбкой и радостно смотрит на этот мир. Испытующе, я бы сказал.

В районе Москвы это дитя природы закуривает вторую. Народ забастовал ощутимо. Что ж ты делаешь?! Здесь же люди, не один едешь! Гыы, отвечает смеющийся пролетарий. Откуда ж ты такой взялся? Как тебе не гадко?! А мне-то че, я из Мытищ.
В Москве толпа сравняла его с перроном.




Партнеры