Убийца моей дочери

Очень трудно писать и говорить об этой истории.

29 апреля 2008 в 18:40, просмотров: 363

Меня спасает старый компьютер: колоти себе по клавишам, получатся ровные, аккуратные буквы. Все слова видны и разборчивы, а значит – понятны каждому. Если бы пришлось писать на бумаге – ни одна машинистка не разобрала бы текст. От несправедливости, бывает, дрожат руки.

Наташа – моя дочь. Она всегда будет молодой и красивой, живой и яркой – моей самой лучшей девочкой на свете. Она добрый и искренний человечек – вам бы сразу понравилась. Жаль, что вы не сможете с ней познакомиться…

В тот день, 15 января, она ехала домой, к любимому. Вот так просто взяла такси и поехала. Все так делают, когда спешат зимним вечером домой. Потому что в такси уютно, всегда есть музыка и почти всегда водитель, добрый отец семейства, который первый начнет расспрашивать попутчика о политике и погоде. Правда, я не знаю, какая любимая тема была у Михаила. Знаю только, что у него осталась жена с тремя детьми. Но тогда – 15 числа – даже не подозревала о существовании этого человека.

А из другой точки Москвы выезжал Хабиров – владелец небольшого бизнеса по производству видеотехники. Он тогда не подозревал, что сломает руку, когда его "Шевроле" врежется в такси, где будут два человека: водитель и пассажир. А я – что навсегда прощусь с дочерью.

Плохо, когда люди тратят слишком много денег на машины и выпивку. И то, и другое отнимает жизни при передозировке. Хотя многие любят делать две вещи одновременно: водить и выпивать. Третья – убивать – появляется немного позднее, как трагическое стечение обстоятельств.

Встречная полоса – черная полоса. Если две машины пересекутся на запретной территории, то уже никогда не разъедутся. Так и останутся друг в друге, пока не приедет эвакуатор и не заберет смятый металл. На выезде с Бронной тоже есть встречка, на которую так легко вылетел "Шевроле".

Не помню, как прошли две недели после аварии. Из ступора меня вывела фраза Хабирова – всего тринадцать слов: "Не надейтесь, что меня надолго посадят. Там статья "мягкая" – больше года не дадут". Больше года...

У нас все просто, если ты владеешь небольшим бизнесом по производству видеотехники. Семье водителя, где осталась жена и трое детей, он предложил уладить конфликт полюбовно, то есть – деньгами. Как это принято в ситуациях, когда слезами горю не поможешь. Как же Хабиров ошибается: деньгами горю не поможешь. Хотя, кажется, им помогло. Не знаю точно, взяли или нет.

Так же не знаю и про судей, и про следователей, которые упорно затягивали дело. Наверное, что-то было такое, перспективно-валютное. Адвокат Хабирова – того самого "трезвого" водителя – ходатайствовал о проведении судебного разбирательства в особом порядке. Судья удовлетворил просьбу, хотя статья № 314 УПК РФ разрешает подобную форму разбирательства только при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего. С нашей стороны никто согласия не давал…

Завтра суд над человеком, который унес жизнь моей Наташи. А я даже в процессе участвовать не могу – следствие не признало меня потерпевшей. Потерпевший – отец Наташи, мой бывший муж. А мне сказали – слишком поздно что-либо менять. По прогнозам Хабирова, ему дадут год. Условно. Интересно, правда ли это, господа судьи? Завтра узнаем.



Партнеры