Уроки патриотизма

История непокоренного поколения.

6 мая 2008 в 15:20, просмотров: 283

Великая Отечественная война… О ней написано и сказано, кажется, очень много. И все же знаем мы о тех событиях слишком мало. Ведь сегодняшнему поколению крайне сложно понять, как удалось людям, пережившим голод и мор 1930-х  годов, тяготы и лишения военного времени, послевоенную  разруху, сохранить веру в светлое будущее страны, заново отстроить города, поднять промышленность, покорить космос…

Они сразу повзрослели…
Мирная жизнь на Смоленщине текла размеренно. Совхоз в Токарево, где до войны с родителями жила Раиса Андрюшина, процветал. Отец ее работал на водяной мельнице, и девочка не раз убеждалась, что природа края не только красива, но и богата.

Одно из самых ярких впечатлений детства — стаи рыбы, идущей по реке на нерест, их черные спины блестели на солнце, отражающемся в воде. Сюда на рыбалку приезжали со всего Гжатска. Не раз и городское начальство заглядывало, на мельнице всегда гостей встречали с радостью. Это потом уже немцы сожгли Токарево, взорвали мост…
А в соседнем селе Клушино жил и рос в то время будущий первый космонавт Юрий Гагарин. Упоминаем мы об этом не случайно. Ведь Раиса не только училась с ним в одном классе, но и после встречалась не раз. Конечно, в то время еще никто не мог предположить, что этот хулиганистый деревенский мальчишка станет первым покорителем космоса, о котором узнает весь мир…

Начавшаяся Великая Отечественная война расколола привычную жизнь на "до" и "после". В первые же дни ушли все, кто по возрасту и состоянию здоровья годился для фронта. Семья Раисы перебралась в Гжатск. Жили в напряжении, ожидая вестей с передовой.

Через город тянулись колонны беженцев. Вскоре появились и отступающие части армии. Осенью Гжатск заняли немцы. Вошли они по-хозяйски, уверенно, точно так, как показывают в кино: на мотоциклах, у солдат засучены рукава, на шее — автомат.

Местное население собрали на площади… А потом начался грабеж. "Доблестная" немецкая армия тащила из домов и сараев все, что попадалось на глаза. Награбили столько, что транспорта не хватило, чтобы все вывезти. Стали собирать по дворам сани. С лошадьми дело обстояло проще. Эвакуировать стада не успели, животных выпустили в лес, где их немцы и наловили.

Отец Раисы был знатным краснодеревщиком, поэтому в семье были добротные красивые сани. Чтобы не достались врагу, спрятали их в кладку дров. Все солдаты проверили штыками, но сани не нашли. Так бы и ушли, не солоно хлебавши, если бы в дело не вмешался случай. Выходя из сарая, один из немцев рукавом зацепился за полено, и кладка рассыпалась…

Офицер вывел отца во двор, достал пистолет. Бросилась к нему маленькая Раиса, вцепилась в сапог, заплакала: "Дяденька, не убивай папку!". Ногой оттолкнул фашист девочку, да так, что ударилась она и сознание потеряла. И вновь в дело вмешался случай. Мимо проходил переводчик, вмешался, попросил, уступил ему офицер. Не стал стрелять. Так начались долгие месяцы оккупации…

Еще до прихода немцев, получив тревожные вести с фронта, в городе стали готовиться к их возможному появлению. На мельнице оставалось много хлеба и муки. Отца Раисы вызвали в райисполком, приказали зарыть все, так как уже формировался партизанский отряд.

Однажды ночью в дверь мельника постучали. На пороге стоял старый знакомый — Елисеев. Они заперлись с отцом в горнице и долго о чем-то беседовали. А маленькую Раю отправили на улицу, чтобы предупредила, если появятся фашисты. После того ночного разговора стала мать печь хлеб из той муки, что была когда-то надежно спрятана, а отец на санках отвозил его в лес…

Немцы готовились к отступлению. Но прежде собрали подростков, а то и целые семьи и погнали в Германию. Людей сажали на сани, хотя снег уже таял, везли на станцию, грузили в товарные вагоны. Попали в плен и Раиса с семьей, и Валентин с Зоей – старшие брат и сестра Юрия Гагарина (им, правда, удалось вскоре бежать).

До Германии фашисты довезти народ не успели. Высадили из вагонов в белорусской Орше, принялись рассортировывать. Кого-то погнали дальше, а Раису с родителями определили в еврейское поселение в Рясно. Жить пришлось в бараке за колючей проволокой…

У каждого, кто пережил немецкий плен, свои, только ему понятные воспоминания, свои страхи. О них невозможно рассказать, это необходимо прочувствовать. Хорошо помнит Раиса Григорьевна жестокого полицая Костю Кривуна, который мимоходом, но обязательно ударит прикладом автомата зазевавшуюся малышню. Вспоминается и староста, подкармливающий, когда нет никого поблизости, детвору сочниками…

Когда к лагерю подошли наши войска, охрана бросилась в рассыпную. Побежали и узники. Прятались на кладбище, в канавах и с тревогой вслушивались в звуки завязавшегося боя…

После освобождения людей собрали на площади, на которой фашисты казнили всех провинившихся. Предатели должны были получить по заслугам. Первым, зачитав приговор,  партизаны повесили Костю Кривуна. А бывшим узникам выдали подводы, чтобы возвращались домой.

Тяжел был обратный путь. На каждой подводе разместилось по 3-4 семьи. Ехать пришлось по шоссе, обочины которого еще не успели разминировать, объезжая взорванные мосты. 11 подвод проехали благополучно, а Рае с родителями не повезло. Лошадь наступила на капсюль. Убило ее сразу, а вот отца отбросило в сторону. Он еще был жив. Мать перекрестилась, кое-как перевязала страшную рану. Отправила дочь за врачом. Но где в суматохе отыщешь доктора? Нашла Раиса лишь медсестру, да и та могла помочь только лекарствами…

Отец вздохнул, перекрестился и умер. Так и похоронили его у какого-то моста…

Пусть и в неполном составе, но семья вернулась в родной город, к тому времени тоже освобожденный от немцев. Вновь девочка смогла пойти в школу, бездействующую три года. Конечно, пришлось нелегко. В одном помещении собрали сразу все классы: с первого по четвертый.

Не было у школьников ни книжек, ни тетрадей. Писали на старых газетах. И все-таки учились. О своем однокласснике Юрии вспоминает из того времени Раиса Григорьевна лишь то, что он всегда отличался феноменальной памятью, был способным. А после уроков выходили ученики вместе с родителями сажать деревья. Каждую семью обязали засадить по гектару леса, который уничтожили фашисты. Что удивительно, все деревья прижились, выросли…

"Мы с ним учились в одном классе"
После войны жизнь у бывших соседей сложилась по-разному. Раиса Григорьевна переехала в Ивантеевку, получила профессию, устроилась работать на Ивантеевскую фабрику имени Дзержинского. О бывшем однокласснике знала лишь, что стал он летчиком, служил в Саратове. Как-то раз приехал Гагарин с другом и в Ивантеевку на танцы. Встретились, поговорили, потом Раиса с подругой проводили их на электричку. Договорились встретиться еще раз на ВДНХ, но не сложилось…

 Впрочем, иногда виделись в родном городе, куда оба приезжали навестить родных…

А потом пришло сообщение о том, что советский человек Юрий Гагарин полетел в космос. Даже не верилось, что это тот самый парень, с которым учились вместе. Рассказала Раиса Григорьевна об этом коллегам, показала старую фотографию. И уже через несколько минут вокруг нее забурлил людской поток.

После того памятного первого полета встретиться им больше так и не удалось. Приезжала Раиса в Гжатск, но разве пробьешься к ставшему легендой Юрию? Его и родные-то в те дни практически не видели…

Гагаринские чтения
В честь легендарного земляка Гжатск переименовали в город Гагарин. Знакомый с детства дом превратился в музей. Ежегодно здесь в День космонавтики проводятся  общественно-научные чтения, посвященные памяти Ю. А. Гагарина, на которые съезжаются ученые со всей страны. Приглашают и бывших одноклассников первого космонавта. Только мало их теперь осталось…

Постепенно уходит то так никем  и не побежденное поколение победителей, его сменяют другие люди. Но память о совершенном нашими предками подвиге остается. Хочется верить, что и останется. Навсегда.



Партнеры