Взгляд из седла

Лошади верой и правдой служили человеку

14 мая 2008 в 14:26, просмотров: 689

Их использовали много и разнообразно – для перевозки грузов и людей, на войне, на охоте, в сельском хозяйстве, спорте, конной полиции, для отдыха и развлечений. Лошади давали кумыс и, увы, шли на мясо.

В современных условиях лошадка пусть по-новому, но продолжает выручать человека.

Полцарства за коня

Для тех, кто не знает: иппотерапия (лечебная верховая езда) помогает при лечении ДЦП, аутизма и заболеваний опорно-двигательного аппарата. Лошади – хорошие воспитатели: дети, которые занимаются конным спортом, как минимум добрее и гуманнее, чем те, кто этого не делает.Вокруг лошади (и с ее непосредственным участием) развиваются разные виды малого бизнеса. Знаете, сколько рабочих мест – хотя бы на примере конного мира Москвы и ближнего Подмосковья – создает одна лошадь? Впрочем, начнем сначала.

Итак, вы решили купить лошадь (обычно частники заводят ее для занятий конкуром или выездкой либо для прогулок на природе).

Лошадей растят на конезаводах, которых в России более 40. Заводы сильно пострадали за годы перестройки, но некоторые выжили. Старожиловский завод под Рязанью успешно разводит русскую верховую породу, Прилепский – шетлендских пони, «Ковчег» в Ленинградской области – чистокровных, арабских и латвийских лошадей, а «Карцево» в Подмосковье даже работает с лошадьми фризской породы из Голландии.

К вопросу о ценах: минимальная («мясная») цена за больное, пожилое или совсем неказистое животное составляет 500 долларов. Верхний предел цен назвать трудно – за лучших представителей породы отдают, как известно, десятки миллионов. Возьмем средний вариант: приличная лошадь обойдется в 15–20 тыс. долларов. Таким образом, в России содержать коня могут (пока) позволить себе люди со средним и даже скромным достатком. Поэтому увлечение лошадьми получило более широкое распространение, чем за рубежом.

Но покупка лошади – это только начало. Если хотите обеспечить ей нормальную жизнь, готовьтесь к серьезным расходам.

Дом хрустальный на горе для нее

Главное – найти хорошую конюшню, поскольку попытки поселить лошадь на даче часто заканчиваются плачевно: животному нужен профессиональный уход, а невежество хозяев может дорого стоить их подопечному.
В Москве и Подмосковье конюшен множество.

Практически все они заполнены, причем за городом (где меньше, чем в столице, развит прокат) в основном частниками. Предложение не успевает за спросом – у этого рынка огромный потенциал роста.

Конюшни очень разнятся по бытовым условиям и уровню аренды: есть убогие сараи, где содержание лошади обходится в 7 тыс. рублей в месяц, а есть роскошные заведения типа Chevalier du Soleil, где постой обходится в 40 тыс.

Рассмотрим среднюю конюшню: в Москве и ближнем Подмосковье за проживание питомца вы заплатите 20–25 тыс. рублей в месяц (чем дальше от Москвы, тем цены ниже). На таком комплексе размещается 50–60 лошадей; денники, в которых они стоят, в идеале должны быть 3х4 м или 3,5х3,5 м, чтобы животному было просторно.

В комплексе должен быть крытый манеж – его используют, когда на улице плохо с грунтом (размер классического манежа 64х24 м). Конюшни (которые попроще) иногда с этой целью ставят небольшой металлический ангар, но там холодной зимой грунт может промерзать. Неплохо бы еще иметь «бочку», где лошадь гоняют на корде. На хороших комплексах бывают теплые мойки и даже солярии, есть раздевалки для клиентов, место для конского снаряжения. Нужен, но не всегда бывает, лазарет. А вот буфет как источник дополнительного дохода хозяева оборудуют практически везде.

Помимо специальных помещений важна и открытая территория. Не всем везет, как «Отраде», у которой она составляет 45 га, но на комплексе должен быть хотя бы один плац. Желательно с нормальным грунтом и дренажем, чтобы под дождем он не превращался в топкое болото. Элитные конюшни кладут на полях профессиональный западный грунт с подстилкой из специальных сетчатых резиновых плит.

Нужны огороженные площадки (левады), где лошадь может вволю порезвиться и отдохнуть от тренировок (лошадь должна погулять на свободе хотя бы 2 часа в день). Так что территория средней конюшни составляет 3–4 га. Неплохо было бы, чтобы любители конных прогулок имели выход в лес или поле (или городской парк).

Разве я тебя не холю?

Помимо инфраструктуры важен и человеческий фактор. Хороший конюх – залог благополучия лошади.

Он зачастую знает ее лучше хозяина и первым бьет тревогу, когда ей нездоровится. Кстати, на приличных конюшнях работают ночные конюхи: колики, основная конская беда, часто у лошадок случаются ночью.

Реально, чтобы не в ущерб делу, конюх может обслуживать 15 лошадей в день. Бывают стахановцы, которые убирают до 50 денников, но таким не до санитарных норм. Конюх кормит животных, вывозит навоз, завозит опилки, подметает конюшню, может выпускать лошадь в леваду и чистить. В среднем он получает 800–1000 руб. в месяц за одно животное. Сейчас директора конюшен из экономии в основном нанимают молдаван или таджиков.

На приличных конюшнях есть разнорабочие. В нашей небезопасной стране нужна круглосуточная охрана: нередки случаи, когда лошадей воруют или из хулиганства уводят покататься. Каждой конюшне нужен лазарет или хотя бы приходящий несколько раз в неделю для планового осмотра ветеринар. Если при конюшне нет ветврачей, владельцы лошадей обзаводятся собственными специалистами. В этом случае на комплекс приезжают со станции по борьбе с болезнями животных – делают обязательные прививки, например, от сибирской язвы. У лошадей регулярно берут кровь и сдают на анализ в специальные лаборатории (вот еще рабочие места).

Частники часто нанимают коновода, который лошадь седлает, гоняет на корде, отшагивает до и после работы. Диапазон его обязанностей варьируется, оплата тоже – в зависимости от нагрузки и статуса конюшни его услуги обходятся в 2–5 тыс. рублей в месяц.

Если вы готовите себя и лошадь к спортивным достижениям, вам нужен берейтор – человек, который учит лошадь различным тонкостям и «работает ее» в ваше отсутствие. В зависимости от его квалификации и имеющихся разрядов, задач, которые вы ставите, и уровня подготовки коня оплата его услуг различается. В среднем это 6 тыс. рублей в месяц.
Если вы настроены совсем серьезно, вам потребуется еще и тренер, который будет корректировать обучение вас и лошади.

Нужен коваль, чтобы раз в месяц приводить в порядок копыта. Он может просто срезать наросший слой («расчистить»), то есть сделать что-то вроде маникюра (это стоит 800–1000 руб.), может подковать лошадь. Если с копытами возникают проблемы, лошадям делают ортопедическую ковку, ставят специальные фильцы. В сложных случаях процедура стоит более 100 долларов.

Али ешь овса не вволю?

Коневладельцы создают рабочие места и в сельском хозяйстве. На конюшне лошади обычно получают овес (6 кг в день), килограмм отрубей (отходы пищевой промышленности, в которых содержится много ценных веществ) и сено (6–8 кг).

Этот рынок развивается благодаря предприимчивым, в хорошем смысле слова, людям. Мой знакомый, Николай, взял кредит, арендовал землю в 100 километрах от Москвы, закупил технику, открыл фирму, где работает около 20 человек, и стал выращивать на заливных лугах сено такого качества, что лошадки уплетают его за обе щеки и потом не страдают ни аллергией, ни отеками.

Невольно приходишь к мысли, что чем больше соотечественников пойдут по его стопам, вместо того чтобы негодовать, что «развалили великий Советский Союз», завидовать богатству олигархов и предаваться любимому национальному занятию, тем скорее у нас улучшится жизнь, сформируется средний класс, воспрянет сельское хозяйство и удвоится ВВП.
Помимо сена, овса и отрубей лошадям нужны разные подкормки: лечебно-профилактические (для суставов и копыт), мюсли, минеральные добавки, витамины.

Их в основном привозят из-за рубежа. Из отечественных производителей таких товаров реально работает только пара фирм. Вроде бы освоили производство соли (источника электролитов и минеральных веществ), которая дешевле и не хуже заграничной. Но так и не сумели наладить ее сбыт. Жаль: на нее такой спрос, а с импортной в магазинах бывают перебои.

Сейчас в моде термин «безотходное производство», так вот конный бизнес запросто его обеспечивает. Лошадь в деннике обычно стоит на опилках: деревообрабатывающим комбинатам есть куда сбывать отходы. Конюшни продают конский навоз, а это отличное средство для выращивания шампиньонов, помидоров, редиски…

Али сбруя не красна?

Нужно одеться и лошади, и вам. Самое дорогое – седло. Седла бывают разные, от дешевых белорусских (около 500 долларов) до суперэлитных от Hermes за 3 тыс. евро. «Среднее» западное седло обойдется в 1–1,5 тыс. долларов. Если у вашей лошади проблемы со спиной, можно купить гелевую прокладку, защитные «колокольчики» на копыта, нагавки, бинты – все в основном привозное.

Есть попоны всех цветов радуги. Шерстяные, флисовые, от дождя, от холода, от насекомых. Московские магазины чаще всего предлагают импортные, хотя появились и изделия российских кустарей-одиночек, недорогие и приличные на вид. Правда, на нашем рынке конского снаряжения отечественного производителя теснят китайцы и индусы, поставляющие отличные попонки, очень красивые, качественные и дешевые.

Для ухода за внешностью лошадей есть специальные шампуни, кондиционеры и бальзамы (и даже парикмахеры).

В начале 90-х годов ситуация с одеждой для всадников была плачевная: кирзовые сапоги считались роскошью, верхом ездили в хоккейных или велосипедных шлемах, тренировочных штанах. Сейчас модницам и модникам раздолье: куртки зимние и демисезонные, ветровки, фраки и рединготы, бриджи, жилетки, толстовки, сапоги (кожаные, резиновые и пластиковые), краги… В Москве открылось более 30 магазинов с ассортиментом на все вкусы и кошельки. Так что спасибо предпринимателям, которые в 90-е годы пошли на риск, создав этот быстроразвивающийся рынок и импортируя изделия немецких, французских и итальянских фирм.

А наша легкая промышленность не на высоте: либо шьет дешевые жилетки и куртки, которые не наденешь даже задаром, либо предлагает неплохие на вид вещи, которые почему-то продаются по цене всемирно известных брендов.

Наболевшее

О медицине. Для многих откровение, что лошади – очень хрупкие животные, подверженные многим болезням. Выражение «здоров как лошадь» придумано неудачно.

Для лечения животных нужны препараты. Отечественных среди которых, опять же, совсем не много: только самые простые, типа физиологического раствора, камфоры, зеленки и т.п. Эффективных средств от колик, сердечных и легочных заболеваний, для лечения суставов и так далее в России не выпускается. Соотношение цены и качества у сложных импортных и российских лекарств явно не в пользу последних.

Сейчас на элитных конюшнях типа «Нового века» или «Отрады» открылись профессиональные ветлечебницы с современными операционными для лошадей.

Их возглавляют иностранцы. Да и в особо сложных случаях лечить приглашают ветврачей из-за рубежа. Наши не тянут, хотя в Москве ветеринаров готовят две академии и факультет Российского университета дружбы народов. Но даже их выпускники признают, что обучение специалистов по лошадям явно оставляет желать лучшего. Школа ковалей у нас вообще загублена.

Конному бизнесу, который сейчас держится на частных коневладельцах, грозит и другая серьезная опасность. Она состоит не только в административных препонах регистрации нового предприятия и дороговизне земли, но и в ценовой политике самих конюшен.

Стоимость содержания лошадей повышается галопирующими темпами, опережающими уровень инфляции в стране. В 2000 году аренда в Битце составляла 300 долларов в месяц, спустя восемь лет ее цена выросла до 1600 долларов. Битца лидирует в повышении цен, а все остальные конюшни за ней подтягиваются. Частники среднего достатка вынуждены терпеть, во многом себе отказывая: ведь любимца не продашь и в дырявый сарай не поставишь.

Если повышение аренды и дальше пойдет такими темпами, то напуганные заоблачными ценами любители перестанут покупать лошадей, а коневладельцами останется только узкая прослойка «новых русских». Средний же класс, который обеспечивает рынку массовость, будет вытеснен, и произойдет обвал этого быстрорастущего рынка.

Так что государству есть о чем подумать.



Партнеры