Владимир Кличко: «Я выбрал Поветкина сам»

Обладатель двух чемпионских титулов IBF и WBO о себе, брате и соперниках…

11 октября 2008 в 14:47, просмотров: 1459

В отеле, где живет команда братьев Кличко и сами боксеры, в день боя царит хаос. Русско-немецко-английская речь переросла в сплошной гул. Владимир Кличко, как всегда, улыбчив. Ни тени сомнения на лице… Хотя сегодня его брат, Виталий выходит на ринг против одного из самых сильнейших супертяжеловесом мира – Сэмуеля Питера спустя четыре года.

За окном абсолютно чистое небо, воздух застыл… Как перед войной.

- Как провел время после встречи с Томпсоном?

- Пять дней отдыхал на юге Франции, в Сан Тропе. Потом был рабочий момент в Нью-Йорке с Каролиной Курковой. Так сказать, работа с отдыхом. Потом мне надо было туда-сюда поездить, тоже некоторые вопросы решить. В общем, моя работа – это отдых. И только там, во Франции, я чисто отдыхал: загорал, катался на лодке…

- Ты тренируешься в такие дни?

- Нет. Я после каждого поединка вообще не тренируюсь. Каким-то другим боксерам хуже от этого становится, мне – нормально. Я при этом веду здоровый образ жизни: алкоголем не балуюсь, наркотики не употребляю, что касается еды… От нее вес я не набираю, а теряю. Мне в этом плане легче, чем остальным. Видимо, за счет того, что теряю мышечную массу.

- Команда Поветкина заявила, что будет привлекать 12 спарринг - партнеров. Насколько это целесообразно?

- У меня перед поединком с Сэмуелем Питером их было 16. Приезжали – уезжали… Лучшие оставались. Поток был большой, но я считаю – это хорошо.

- То есть, 12 человек – это нормально?

- Абсолютно. У некоторых двое, трое… Все зависит от бюджета, желания и так далее.

- Это боксеры, которые уже закончили?

- У меня в основном молодые. В выбор спарринг-партнера нет четких границ. Вот, например, тот же Энди Ли весит, если я не ошибаюсь, около 70-ти килограмм. Казалось бы, ничего общего с супертяжелым весом. Однако, он мой спарринг-партнер.

Александру, конечно, надо готовится. Он – один из самых перспективных молодых бойцов: ни разу не проиграл, олимпийский чемпион… У него прекрасное любительское прошлое. Я отношусь к нему с полной ответственностью. Не только он завоевал право встретиться со мной, я его выбрал сам, поскольку стараюсь выбирать молодых ребят, с которыми интересно боксировать. С Александром у меня получится хороший бой.

- А вот общественность придерживается мнения, что это будет бой в одну калитку.

- Если такое мнение существует, для Саши оно очень выгодно. Что бы он ни сделал – получится хорошо. Ведь никто такого не ожидает… Ему терять нечего. Я понимаю эту опасность и не хочу относится халатно к тренировочному процессу. К Саше отношусь с большим уважением, к его промоутеру у меня никакого уважения нет.

- Кстати, о Вилфриде Зауэрланде… Ведь речь идет о нем. Не было ощущения, что он вас, грубо говоря, развел на эти самые 13 миллионов?

- Зауэрланд показал, что не способен аккумулировать деньги, даже если бы он получил права на Кличко. Понимаешь, да, что если он выиграл конкурс заявок, то фактически получил бы права на меня? Работой своей, хотя бы из уважения к российским болельщикам, он должен был показать, что у него все схвачено, захвачено. А в итоге, что получилось? Пшик!

- Кто-то еще участвовал в конкурсе заявок?

- Собирался Дон Кинг. И по-моему, все…

- Помимо Поветкина были другие варианты?

- Оставить пояс и боксировать против кого-то другого.

- Николай Валуев, якобы, бросил вызов Эвандеру Холифилду. Состоись этот бой, как бы ты его прокомментировал?

- Мне жалко старину Холифилда. Он сейчас как мальчик для битья… Я понимаю, у него сложное финансовое положение. Но уже в бою против Султана Ибрагимова стало понятно, что от легенды осталось только имя. Но зато, если он выиграет, побьет рекорд Формана.

- На поединок Виталия с Сэмуелем Питером приезжает очень много чиновников Всемирного боксерского совета. Насколько это важно для вашей промоутерской компании «К2 Промоушен»?

- Важно, потому что это большие расходы. Чем больше чиновников, тем больше расходов. Но чиновники важны, без них никуда, поэтому мы, закусив губу, оплачиваем.

- Как складываются ваши отношения с братом накануне поединка? Общаетесь на тему бокса?

- У нас разговор взглядами. Понимаем друг друга с полуслова. Кстати, мы никогда не обнимаемся… Ну, знаешь, когда люди встречаются друг с другом – бросаются на шею. Мы просто здороваемся и все. Это не значит, что у нас холодные отношения , скорее – наоборот.

- Питер подходил к тебе на открытой тренировке. Что говорил?

- На удивление, был весьма любезен. Знаешь, что последний раунд в бою со мной он вообще не помнит? Он сам рассказывал, говорит: 12-й раунд не помню совсем! На самом деле, это не очень хорошо.

Берлин



    Партнеры