Крейг заморозил Лондон

Зрители премьеры нового фильма о Бонде так и не дождались королевы.

30 октября 2008 в 16:39, просмотров: 896

"С бюджетом в 230 миллионов могли бы и обогреватели поставить", - жаловались журналисты и зрители в среду вечером на Лестер Сквер в Лондоне, где проходила мировая премьера новой серии бондианы "Квант милосердия". И не просто премьера – а королевская. Потому что на первый показ картины ждали принцев Уильяма и Гарри, шептались что, возможно, пожалуют и бабушка с дедушкой. В ожидании королевского семейства журналисты были заперты в своих загончиках почти три часа, но еще дольше ожидали королевской милости простые зрители, и все успели здорово замерзнуть - в этот день в Лондоне впервые выпал снег и температура была чуть выше нуля.

Площадь, где расположены кафе, театральные кассы, кофейни, несколько кинотеатров – а премьера проходила сразу в двух кинозалах одновременно (сам показ был благотворительным, все деньги будут направлены на помощь ветеранам Королевского Британского Легиона) – была перегорожена задолго до начала мероприятия. Зеваки плотно обступили заборчики еще днем. Представительные лондонские полицейские зарезервировали себе места в первых рядах и следили за порядком так внимательно, что доходило до смешного – в момент прибытия принцев они требовали остановиться тех, кому вдруг понадобилось пробежаться по Лестер Сквер. Ожидание скрашивал новый "Aston Martin", верная машина Бонда, с итальянскими номерами и левым рулем – это в праворульной-то Англии, и струнный электронный квартет Escala.

Вечером, когда на красную дорожку, наконец, начали прибывать звезды, публика буквально обезумела. Дениел Крейг благосклонно раздавал автографы, ради этого освободив руку от повязки, с которой по-прежнему не расстается, и сдержанно общался с прессой. На предложение вспомнить, наконец, традиционное "Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд" (актеру еще ни разу не довелось произнести эту культовую фразу), он пообещал подумать об этом в следующей серии. Злые языки поговаривают, что нужно еще пару серий, чтобы зрители поверили, что этот блондин с прекрасным телом – на самом деле агент 007. Хотя по опросам англичане совершенно не против, чтобы Крейг и дальше оставался Бондом.

Новая партнерша Бонда, Ольга Куриленко, прибывшая на красную дорожку в открытом красном платье, на все лады расхваливала Крейга и была весьма приветлива. Удивительно, как она сохранила хороший цвет лица в такой мороз и при таком малом количестве одежды. Ольга приехала с мамой Мариной Витальевной, которая с нетерпением ждала показа, так как еще не видела дочь в этой роли.

-         Переживаете за дочку? – поинтересовался репортер «МК»

-         Я в нее верю, и совсем не волнуюсь! Наверное, когда увижу Олю на экране, начну волноваться, а пока вот она, рядом…

Ольга Куриленко: Да, пока мы рядом, мама не может представить, что я могу быть на экране.

-         Ольга, вы впервые на такой большой премьере, каковы ваши ощущения?

О.К.: Это очень волнительно. Я не могла бы себе представить подобного. Столько людей, столько внимания…

-         Марина Витальевна, как Ольга успела отдохнуть после съемок?

-         Она вообще не отдыхала, у нее не было ни одного дня отдыха. И до конца года не будет.

-         А вы как считаете, какой Бонд лучше? Крейг, Коннери, Мур?..

-         Да я не очень внимательно смотрела те фильмы, которые были раньше. Но «Казино Рояль» видела – мне нравится.

Но говорят, что лучшая девушка Бонда – это его начальник по фильму, знаменитая «М», актриса Джуди Денч. Актриса так же не стала беречь себя и прибыла на дорожку с открытыми плечами и выложенным стразами на спине, чуть пониже шеи фирменным знаком Бонда – «007».

-         Это кристаллы «Сваровски», а не дрянь какая-нибудь! – пояснила актриса.

-         Новый Бонд, говорят, получился очень жестоким, почему?

-         О, я еще не видела фильма, вы мне лучше скажите, почему! Но я считаю, что это неплохо, Бонд должен олицетворять многие мужские качества, и жестокость – не самое плохое. Особенно в современном мире! Мир меняется, и Бонд меняется вместе с ним.

Принцы Уильям и Гарри приехали уже под занавес. Быстро вышли из машины и направились к людям в военной форме, уже изрядно замерзшим. И очень долго разговаривали с теми самыми солдатами, ранеными в Ираке и Афганистане, ради которых и был организован показ. Взглянуть на королевское семейство в полном составе зевакам на Лестер Сквер не удалось.

 

Марк Форстер: "Я вряд ли могу рассчитывать на "Оскары"

 

Незадолго до премьеры корреспонденту "МК" удалось пообщаться с режиссером фильма, Марком Форстером. Он знаменит фильмами "Персонаж", "Волшебная страна", а главное, тем, что принес "Оскар" Холли Берри за роль в "Бале монстров".

 

-         Бондиана – это настоящий большой кинобизнес. А вы раньше снимали совсем другое кино, почему именно вас выбрали в качестве режиссера этого фильма?

-         Мои предыдущие картины относятся скорее к арт-хаусу, чем к мейнстриму, и, возможно, продюсерам хотелось большей эмоциональности у нового Бонда. Но это только предположения.

-         Какова была ваша цель – удивить, придумать что-то новое?

-         Сделать интересное кино с художественной точки зрения, но в то же время и кино коммерческое. У меня не было сомнений, что я смогу справиться  с первой частью задачи, но смогу ли я добавить Бонду чувств, - я сомневался. Надеюсь, что нашел баланс между одним и другим.

-         Продюсеры следили за каждым вашим шагом?

-         Нет, никто не стоял у меня за спиной, не указывал, что мне следует делать. Да, я был всего лишь вовлечен в работу над сценарием, не я был главным, но как только начались съемки, у меня оказалась полная свобода действий. В любом случае, работа в таком легендарном фильме – огромное давление. Но под влиянием сложных обстоятельств, ты просто вынужден мобилизоваться и показать все, на что способен. Так что без этого давления фильм был бы хуже.

-         А правда, что вы попросили радикально переписать сценарий?

-         Пол Хаггис, автор сценария, не мог закончить работу целиком, потому что был занят промоушеном своего собственного фильма. Так что за написание сценария пришлось засесть Дениелу Крейгу и мне, и мы здорово потрудились.

-         А то, что вы не хотели снимать одну роскошную сцену в снегах, и перенесли ее в пустыню, правда?

-         Мне показалось, что Бонд в пустыне гораздо интереснее в эмоциональном плане. Мне-то как раз кажется, что Бонд вообще очень одинок – не только в пустыне, но и в жизни. А метафоричность сцены в пустыне гораздо более убедительна.

-         Но горы тоже не самое людное место…

-         Они уже были в предыдущих сериях бондианы.

-         А может, вы так не любите снег, потому что выросли в Давосе, где находится один из самых известных горнолыжных курортов?

-         Нет, с тех пор как я научился ходить, я научился кататься на горных лыжах.

-         Тогда у вас были все шансы стать лыжным инструктором, почему вы выбрали режиссуру?

-         В моей семье все врачи, и еще когда я был ребенком, я любил смотреть ужастики. А потом я полюбил и другое кино, рассказывать и выдумывать истории, так и стал режиссером, а что мне оставалось делать?

-         Семья, как водится, была против?

-         Да, особенно вначале. Им казалось, что это ненадежный способ заработать на жизнь. Я вырос в обеспеченной семье, но потом отец потерял все свои деньги в результате неудачных инвестиций. И, чтобы заплатить мне за обучение в Нью-Йорке, отцу пришлось обращаться к друзьям, которые его оплатили. Но сейчас, конечно, все изменилось …

-         Холли Берри благодаря вам получила "Оскар" за роль в "Бале монстров", рассчитываете ли вы, что ваш новый фильм принесет награду Ольге Куриленко, например?

-         Я никогда не думал об этом. Вернее, дело в том, что фильмы, подобные бондиане, имеющие многолетнюю историю, редко бывают замечены академиками. Я рассчитываю на коммерческий успех, буду рад успеху у критики, но рассчитывать на "Оскары" вряд ли могу.

-         Почему Бонд за столько лет еще не надоел зрителям?

-         В нем есть загадка, и зрители все время возвращаются к нему, пытаясь ее разгадать. Он сексуальный, стильный, иногда он воплощает все, чем мы хотели бы стать, иногда все, чем мы никогда не хотели бы стать.

 

 

 

 



    Партнеры