Либеральный бампер

Правые силы кончились. Теперь будет правое дело.

14 ноября 2008 в 15:00, просмотров: 847

 

Руководство Союза правых сил утверждает, что сегодняшний съезд правой партии – сугубо техническая процедура, которая станет последним шагом в почти девятилетнем пути объединенных либералов. В 1999 году это был своеобразный политический альянс крупнейших коммерсантов нового времени, которые должны были привлечь на свою сторону предпринимателей новой России. Сегодня решение о самороспуске будет принимать движение, ставшее политическим аутсайдером,  практически вытесненное с легального поля и уставшее от постоянного силового прессинга. Либералы решили начать сначала — на этот раз плотно согласуя свои действия с Кремлем.

Самым большим успехом Союза Правых Сил можно считать его первые выборы в новом качестве — в декабре 1999 года. Тогда партийная птица-тройка Немцов-Хакамада-Кириенко вытянули 8,52% голосов, обеспечив себе 24 места в Думе по партспискам. После этого поражения пошли одно за другим. На всех последующих думских выборах партия не могла перешагнуть нижний барьер, а на последних количество голосов вообще оказалось в пределах статпогрешности. Ирина Хакамада растеряла харизму и не смогла пробиться в Думу даже в качестве одномандатника, после чего практически ушла из политики — сначала состояла при НДС Касьянова, а затем вообще ударилась в писательство. Кириенко также пропал с политического Олимпа, предпочтя Федеральное агентство по атомной энергии. Борис Немцов вошел в плотный контакт с несистемной оппозицией, чем, по большому счету, нивелировал интерес предпринимательского класса, который должен был стать опорой СПС. Его попытка отстаивать интересы пенсионеров вызвала, скорее, недоумение. 

К последнему оглушительному провалу в декабре Союз правых сил пришел уже немногочисленным, раздробленным и уставшим. Последней надеждой казалось вдруг ставшее возможным объединение в коалицию нескольких оппозиционных партий — НДС, ОГФ, «Яблока», РПР и СПС. Очевидно, именно в это время руководству партии поступило решающее предложение из Кремля.

На развал нынешнего СПС и подготовку нового правого проекта «под ключ» ушло несколько месяцев. Сначала из лидеров партии ушел в «вольные стрелки» Никита Белых. Это могло показаться странным, потому что долгое время он считался креатурой того же Кремля. Однако было бы нелогично, если бы лояльно-либеральный проект возглавил человек, который возглавлял колонну правых на «Маршах несогласных».

На эту роль намного больше подходил его заместитель Леонид Гозман. С одной стороны, он свой, а не «поставленный». Тоже участвовал в уличных протестных акциях и даже получил там боевое ранение — на питерском марше ему сломали руку, поэтому во время думских выборов он щеголял в московском штабе СПС, баюкая гипсовую конечность. С другой стороны – человек из команды Чубайса, «настоящий правый».

К слову, возглавивший «Роснанотех» Анатолий Борисович вдруг проявил неожиданный интерес к новому проекту. Написал несколько открытых писем в поддержку создания новой либеральной партии «Правое дело» и согласился войти в Высший совет создаваемой организации. Его старый друг и соратник Егор Гайдар, который устал от политики до такой степени, что после отставки Белых попросил вообще не упоминать его всуе, неожиданно изменил решение и подписал тройственную декларацию Чубайс-Гозман-Гайдар опять-таки в поддержку «Правого дела».

Решение о роспуске СПС, по большому счету, было принято еще в октябре. Но, в соответствии с Уставом, распустить партию может только съезд, причем не меньше чем двумя третями голосов делегатов. Что, собственно, и должно произойти сегодня в стареньком ДК «Олимпиец» под Химками.

Зачем Кремлю понадобилось создавать еще одного игрока на заасфальтированном и подконтрольном политическом поле? Версий, как всегда, больше одной. Несистемные оппозиционеры, оставшиеся без базы для объединения, убеждены, говоря устами Гарри Каспарова, что власть испугалась объединяющихся демократов и, в преддверие кризиса, выбивает почву у них из-под ног — ибо народные массы уже готовы к свержению авторитарного режима, но не знают, к кому обращаться. Но если бы Каспаров и иже с ним говорили что-то другое, то они бы не были Каспаровым и иже.

Леонид Гозман имеет в запасе несколько вариантов того, зачем Кремлю понадобились правые. Один из них лежит в фарватере новой лояльной идеологии: «Путин сказал, еще будучи президентом, — мы достигли успехов, но если двигаться дальше в том же направлении, то мы окажемся в тупике. Ресурс авторитарной модернизации исчерпан и сегодня они (люди из администрации Президента — «МК») хотят, чтобы на правом фланге появились независимые субъекты». Другая версия – менее верноподданническая, но, очевидно, и более близкая к действительности: «В условиях кризиса во власти начинает расти левизна. «Единая Россия» сдвигается влево, КПРФ – левые по определению, СР грезит интернационалом, ЛДПР имеет националистический уклон. Партия власти тоже начинает заигрывать с националистами, — убежден Гозман. — При этом будут приниматься финансово-экономические решения, в том числе и непопулярные, которые будет необходимо озвучивать». И именно тут, накануне «озвучки», появляются представители правых, которые предлагают еще более непопулярные, но более эффективные меры. И несколько сглаживают неприятный осадок от официального решения. 

К слову, «пряник», который Президент Дмитрий Медведев предложил СПС, упомянув в послании об одном-двух мандатах для представителей малых партий, правые с негодованием отвергли, назвав предложение «непропорциональным и странным» — мол, при семи процентах партия получает в Госдуме сорок мест, а при пяти процентах – два-три. «Кому она вообще нужна, эта Дума? —  интересуется будущий лидер «Правого дела». — Сегодня политическая партия не должна быть в Думе. Она должна иметь эфир». С эфиром, судя по всему, у новой партии проблем не будет. Их, в общем-то, уже нет — Леонид Яковлевич мелькает в «ящике» с завидной регулярностью.

На выходе ситуация с «Правым делом» выглядит так: СПС, по большому счету, перекупили. Им дали вожделенный эфир и разрешили быть. В обмен на это они объединятся с виртуальными партиями ДПР и ГС, исчерпавшими свой ресурс (ДПР была нужна в качестве спойлера на президентских выборах, ГС оттянула часть электората у «Яблока» на думских), и будут служить бампером для принятия непопулярных решений в связи с финансовым кризисом.  

Сегодня будет принято решение о ликвидации СПС, а завтра в Президент-отеле будет создано «Правое дело». Голоса протестующих против ликвидации «союза правых сил» утонули в хоровом облегченном вздохе. Либералы принимают правила игры — теперь их снова можно финансировать, не опасаясь проверок санэпидстанции и пожнадзора, они могут работать с типографиями без опасения, что тираж листовок арестуют и ликвидируют.

«Если получится этот проект, то в нем сохраняется идея, в нем, конечно, будут компромиссы, но думаю, что эти компромиссы будут не очень болезненными, я на это надеюсь, по крайней мере. В любом случае, могу сказать, что если нам не дадут там защищать свои идеи, то мы точно не будем защищать чужие», — утверждает Леонид Гозман.

Символ новой партии – пятиконечная звезда цветов российского триколора. Никакой аллюзии с коммунистами нет – «у них нет монополии на пятиконечную звезду». Но фраза Гозмана наводит на мысль, в свое время высказанную Лениным: есть компромиссы, и есть компромиссы. Очевидно, фраза не утратила актуальности. Даже при том, что сегодня, спустя сто лет, полностью, диаметрально поменяла свое значение в устах нового лидера правых либералов.

СПРАВКА «МК»

Леонид Яковлевич ГОЗМАН

и. о. председателя политсовета российской демократической партии «Союз правых сил». Член правления РАО ЕЭС России.

Родился 13 июля 1950 в Ленинграде.

В 1976 окончил факультет психологии МГУ. Кандидат психологических наук.

В 1992 познакомился с Егором Гайдаром.

С 1993 участвует в движении «Выбор России».

В 1993 работал в Диккенсон колледже, Карлайл, Пенсильвания, США и Международном центре Вудро Вильсона в Вашингтоне.

В 1994 вступил в партию «Демократический выбор России».

Был советником Анатолия Чубайса. В 1995 участвовал в выборах в Государственную Думу от блока «Демократический выбор России — Объединенные демократы».

С 1999 — советник председателя правления РАО «ЕЭС России». С августа 1999 — в штабе избирательного блока «Союз правых сил».

С 2000 — член правления РАО «ЕЭС России».

В 2001 избран членом политсовета СПС.

28 мая 2005 г. избран заместителем председателя федерального политического совета СПС.

С сентября 2008 года — и. о. председателя федерального политсовета СПС.



Партнеры