Корыстная мачеха

Шестилетняя девочка погибла в результате жесткого обращения опекуна

21 августа 2013 в 12:22, просмотров: 330

 

В Черемхово опекуну предъявлено обвинение в убийстве шестилетней приемной дочери. Ребенка отдали в семью только в марте 2013 года, а 6 августа поздно вечером после жестокого избиения девочку доставили в больницу в состоянии комы, через трое суток она умерла. 41-летняя женщина, которая являлась ее опекуном, сначала попыталась скрыть преступление и заявила, что девочка упала в ванной. Потом приемная мать созналась, что она наказывала маленького ребенка скакалкой за непослушание. Теперь горе-родительницу, которая воспитывает еще и родного 14-летнего сына, ждет суд и наказание, вплоть до пожизненного, хотя девочку этим уже не вернешь. Спрашивается, зачем брать ребенка и потом избивать его, но такая тенденция складывается в стране повсеместно, особенно в сельских семьях, когда над детьми берут опекунство, для того чтобы использовать их в качестве батраков, и еще получать за это деньги от государства. При этом родным матерям платят копеечное пособие, и то, если подтвердить прожиточный минимум, а приемные родители получают весьма неплохие деньги. В результате опекунство превращают в бизнес, где инструментом заработка становятся дети. И непонятно, куда смотрят органы опеки, которые должны контролировать обстановку жизни ребенка в приемной семье. Тот факт, что в июне девочка, находившаяся под опекой, сломала руку, а в контролирующем ведомстве об этом даже не слышали, говорит об уровне этого самого контроля. Следственный комитет уже проверяет органы опеки на предмет халатности. А в отношении подозреваемой по ходатайству правоохранителей Черемховский городской суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца.

Корыстная мачеха

- В стране сейчас внедряют такое понятие, как фостерная семья, в которую ребенка берут на воспитание за плату, - говорит член регионального отделения общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» Оксана Хмурова. – Уверена, что желающих взять ребенка или нескольких детей в дом, будет много. Ведь предлагаемая зарплата достаточно высокая, в сравнении с той, что люди получают в сельской местности. При высоком уровне безработицы выгодно взять несколько детей и получать за них деньги. А детей можно эксплуатировать, избивать, ведь отношение к ребенку, взятому за деньги, совсем другое».

Шестилетнюю девочку на автомобиле скорой помощи доставили около 10 часов вечера 6 августа в городскую больницу Черемхово в тяжелом состоянии. Врачи диагностировали у ребенка, находящегося в коме, закрытую черепно-мозговую травму и следы побоев. Полицейские выяснили, что опекун в «воспитательных» целях наказывала малышку скакалкой, и девочка упала и ударилась головой. Изначально уголовное дело было возбуждено по факту умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, но девочка скончалась в больнице Черемхово, а дело переквалифицировали по статье «убийство».

Сейчас по факту смерти девочки начаты многочисленные проверки. Следственные органы СК РФ по Иркутской области проводят проверку по факту оформления опекунства над шестилетней девочкой-сиротой. Проверка проводится в отношении руководителя управления министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по городу Черемхово и Черемховскому району и сотрудников отдела по делам несовершеннолетних МО МВД «Черемховский» по факту ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность). «Цель проверки – установить, все ли требования законодательства были соблюдены при оформлении опекунства над девочкой», – отметил представитель СУ СК РФ Иркутской области Григорий Власов.

В адрес заместителя председателя правительства региона Валентины Вобликовой уполномоченный по правам ребенка Приангарья Светлана Семенова направила письмо с требованием провести проверку всех обстоятельств произошедшего, в том числе условий проживания несовершеннолетней и ее адаптации в приемной семье. «Когда будут готовы материалы проверки, мы намерены выехать в Черемхово и на месте встретиться со всеми участниками данного дела, - говорит руководитель аппарата уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области Татьяна Афанасьева. – Прежде всего, надо выяснить, почему медики, которые обследовали девочку, когда она сломала руку, никуда об этом не сообщили. Они признали перелом бытовой травмой, поверив, что девочка просто упала в подъезде, и на этом успокоились. Также необходимо определить, были ли изначально у опекуна предпосылки жестоко обращаться с ребенком, или это чистая случайность, которую нельзя было предугадать».

Складывается впечатление, что нашей стране, видимо, надо, чтобы ребенок умер, только тогда правозащитные и контролирующие органы очнутся и начнут принимать какие-то меры, действовать или создавать видимость действия. Ведь в этом году по данным того же аппарата уполномоченного по правам ребенка заметно выросло число заявлений по жестокому обращению с детьми. Так, в минувшем году в ведомство поступило 10 жалоб, а за восемь месяцев 2013 года – уже 16. Однако в основном пресловутые факты случаются в обычных семьях, а не в приемных, что совсем не доказательство того, что опекуны лучше справляются с воспитанием. Просто никто в приемной семье не пойдет жаловаться на насилие над ребенком. При этом в регионе нет организаций для детей, пострадавших от жестокого обращения в семье и от насилия, видимо, просто никому до этого нет дела. Да и соседям порой все равно, когда они видят, что ребенок явно подвергается насилию в семье. Люди становятся все более равнодушными к страданиям детей: если в прошлом году от граждан в тот же аппарат поступило 37 обращений, сообщающих о детях, находящихся в социально-опасном положении, то в этом году только десять. Татьяна Афанасьева отмечает, что такой случай в опекунской семье в регионе произошел впервые за несколько лет. «Когда ребенка берут в семью, порой невозможно отследить, что творится за стенами квартиры, - отмечает Татьяна Афанасьева. – И тут важно, чтобы соседи и окружение не оставались равнодушными. Ведь если опекун - тиран, и при этом все это видят, но молчат, они сами причастны к этому».

Хотя в органах опеки утверждают, что контроль все-таки есть. Женщина, удочерившая ребенка, благополучно прошла все стадии для оформления опекунства. Она просто горела желанием удочерить эту девочку, отходила в школу приемных родителей, прошла все тесты и собрала все документы. Как отметила начальник управления министерства социального развития опеки и попечительства Иркутской области Екатерина Михайлова, согласно федеральному закону, с сентября прошлого года ужесточившему требования к опекунам и попечителям, прежде чем усыновить ребенка, необходимо пройти 72 академических часа школы приемных родителей. В регионе действует 41 центр, где можно это сделать. «Эта женщина из Черемхово проходила курсы приемных родителей в детском доме «Гармония», - отметила Екатерина Михайлова. – Психологи отметили, что у нее была очень сильная мотивация принять ребенка в семью». В первых числах июня органы опеки проверили, как живется девочке в новой семье, каковы условия проживания. По данным министерства, сотрудники опеки разговаривали с девочкой, и никаких предпосылок ужасной трагедии не было. Да и семья эта благополучная и на учете в отделе по делам несовершеннолетних не состоит. Приемная мать, так жестоко расправившаяся с девочкой, сама имеет педагогическое образование, правда, работает продавцом у частного предпринимателя, разведена и воспитывает 14-летнего сына.

Вот так, казалось бы, все радужно, а ребенка нет. И не факт, что эта смерть последняя при складывающейся тенденции брать детей за деньги. «Сама идея раздать детей по приемным семьям неплохая, - говорит Оксана Хмурова. - Действительно, лучше жить в своем доме, чем в интернате, но то, что предлагается, способствует использованию детей как средства наживы и бесплатной рабочей силы». По ее словам, при этом родным матерям государство платит пособие в 250 – 500 рублей при условии, что доход у семьи ниже прожиточного минимума, а опекунам и фостерным семьям 5 тыс. -15 тыс. рублей, а в некоторых регионах и до 50 тыс. рублей. И кто гарантирует, что эти деньги попадают в добросовестнее руки? Ведь дети – не игрушки, и нельзя взять малыша, который верит тебе, а потом вернуть его в детский дом или избивать чадо, поскольку оно не родное, или вовсе убить.

«Нам говорят, что в России прогрессирует насилие над детьми, и надо сделать, как за рубежом, - говорит Оксана Хмурова. – Но в той же Америке статистика приводит чудовищные цифры сексуального насилия над детьми. И часто это связано с институтом фостерных семей и институтом социального патроната. Если разобраться, то в фостерные семьи отдают детей как бы напрокат, а не под ответственность родителей. В результате, дети становятся жертвами насилия или других криминальных обстоятельств. При этом в сексуальную индустрию ежегодно продается не менее 100 тыс. американских детей».

 

Возникает вопрос, зачем слепо копировать опыт других стран, который себя дискредитировал, ведь такой участи могут не избежать многие российские дети, на которых корыстные и непорядочные люди не гнушаются делать бизнес.

 



Партнеры