Кудрин вовремя ушел из казино

Оставив там Путина с Медведевым

13 октября 2011 в 18:51, просмотров: 19271
Кудрин вовремя ушел из казино
фото: ИТАР-ТАСС

Чего я боялся ("Возвращение Путина: всё хорошо!"), то и случилось. Горько разочаровавшись в Дмитрии Медведеве, не нашедшем в себе внутренних сил для второго срока, наша прогрессивная общественность срочно соорудила себе нового кумира — экс-министра финансов Алексея Кудрина. Который только что вынужден был уйти со всех занимаемых им постов: вице-премьера, главы Минфина, председателя Национального банковского совета и т.п. — якобы из-за нежелания работать под руководством все того же Дмитрия Анатольевича.

Кудрина провожают тщательно сдавленными рыданиями. Повсюду тиражируется его собственная версия: дескать, бывший министр финансов хотел государственные деньги, насколько их хватит, направлять на развитие человеческого капитала, прежде всего — в образование и здравоохранение. А вот пока-еще-Президент РФ, он же будущий типа председатель правительства, оказался страшным милитаристским ястребом и требовал всемерно повышать военные расходы. (Ну надо же, а! А мы-то думали, Медведев — голубь разрядки и «перезагрузки».)

Финансовая совесть Кудрина не выдержала, и в Вашингтоне, в знаменитый день (24 сентября 2011 года) «рокировочного» съезда «Единой России», выложил все журналистам. А Медведев (опять же, кто бы мог подумать!) оказался злобен и мстителен. И теперь изгоняет Кудрина отовсюду, откуда только можно.

Опалу прежнего министра финансов принято теперь описывать в трагических интонациях, словно он получил десять лет без права переписки. Вот, например, намедни, 12 октября, у Кудрина был день рождения (51 год). И через газету его поздравил с этой датой Герман Греф, президент Сбербанка. По этому случаю слышны такие комментарии: супермолодец Греф, не побоялся (!) сказать пару ласковых несчастному отставнику. А то ведь военные ястребы (во главе с Медведевым) — они такие, с ними лучше в темных переулках не связываться...

В общем, если верить прогрессивной общественности, отставка Кудрина — это полный ужас. Хуже него только одно явление, проходящее по категории «ужас-ужас-ужас»: грядущее со всей судьбоносной неизбежностью возвращение Владимира Путина в Кремль.

И тут уже начинается полный сумбур вместо музыки. Ибо, пытаясь смотреть на наши русские вещи хоть немного трезво, совершенно невозможно понять: почему если Путин — это плохо, то Кудрин — хорошо? И наоборот.

Разберемся по порядку.

Алексей Кудрин — давний друг, соратник и единомышленник Владимира Путина на протяжении вот уже 20 лет. Со времен их совместной ответственной работы в питерской мэрии имени Анатолия Собчака.

Кудрин — признанный идеолог экономической, финансовой, а во многом и социальной политики Владимира Путина. Отчасти — с 2000-го, а полностью — с весны 2004 года, времен отставки премьера Михаила Касьянова. То, что с некоторым напряжением в голосе принято называть «путиномикой», с таким же успехом можно считать «кудриномикой». И наоборот.

Грубо говоря, эта политика сводится к следующему: схватить в песочнице все игрушки и никому их не отдавать, хотя сам играть ими тоже уже не можешь: игрушечное изобилие банально валится из рук. (Это касается и денег, и собственно властных полномочий.)

Кудринская экономическая идеология, которую Путин не раз выделял как единственно верное и вечно живое учение, предполагает, что:

— деньги надо зарабатывать там, где они зарабатываются сами собой (прежде всего в энергетическом секторе);

— заработанное надо, по возможности, выводить из экономики, иначе всё разворуют.

Ясно, что при такой идеологии никакая смена модели экономики, слезание с «сырьевой иглы» и т.п. в принципе невозможны. Потому именно Кудрина следует признать надежнейшим и эффективнейшим стражем «экономики трубы».

Ушедшего главу Минфина очень хвалят за то, что благодаря созданному им Стабилизационному фонду Россия мягко проскочила кризис 2008 года. Забывая при этом, что именно кудринская экономическая политика закрепила зависимость России от двух внешних факторов:

а) мировых цен на сырую нефть;

б) уровня присутствия в финансовой системе иностранного спекулятивного капитала.

В результате чего экономика РФ и является столь уязвимой для зарубежных кризисных проявлений. Вот случится, не дай бог, дефолт Греции — нам мало не покажется.

Кудрина также очень хвалят за то, что Россия почти избавилась от внешнего долга. Забывая, что этот внешний долг превратился из государственного в корпоративный. При подразумеваемых обязательствах государства выручать корпорации «в случае чего» (см. опять же антикризисный сценарий осени 2008-го).

По поводу завышенных военных расходов Кудрин нам объяснил: Дмитрий Медведев хочет тратить деньги (до 20 трлн. руб.), которых в бюджете нет.

Отчасти Кудрин прав: такие расходы бессмысленны без предварительной технологической/кадровой инвентаризации российского ВПК. Сначала надо понять, пойдет ли корм в коня, т.е. способна ли наша оборонная промышленность эффективно употребить 20 трлн. Или все сведется к импорту вооружений по образу и подобию «Мистралей».

Но вместе с тем ушедший глава Минфина даже не берется думать о том, что военные расходы — важнейший рычаг той самой модернизации. Поскольку при грамотном и умелом управлении этими расходами они запускают цепочку «высокотехнологичное производство — наука — образование». Для «кудриномики» такие вещи не имеют значения.

Кроме всего прочего, Алексей Кудрин сделал все возможное, чтобы не назвать одну из ключевых проблем нашей бюджетной политики. Коррупцию.

В прошлом году Дмитрий Медведев самолично признал, что только на госзакупках ежегодно воруется 1 трлн руб., т.е. порядка 10% доходов федерального бюджета и примерно весь дефицит Пенсионного фонда в 2011 г. Эта цифра, скорее всего, серьезно занижена, иначе бы будущий премьер ее не называл. Так что если у нас солидная часть бюджета заложена под использование в коррупционных целях, то на социальные нужды уже не остается. Приходится повышать налоги или пенсионный возраст. Или и то и другое.

Ибо коррупция — это святое, и ее трогать нельзя.

Прогрессивная общественность любит называть Кудрина «самым приличным» из членов нынешнего правительства. Вполне возможно, что так оно и есть. Что Алексей Леонидович Кудрин — очень порядочный мужчина, прекрасный семьянин, скромен в быту и т.п.

Но грядущее расследование «Бизнес Алексея Кудрина» все же показало бы много интересного. И про товарно-финансовые потоки легендарной компании «АЛРОСА». И насчет того, кого во время кризиса-2008 в первую голову спасали государственными деньгами (например, целых $4 млрд. без единого писка дали банку «КИТ Финанс», который — кто его знает! — может и не иметь к Кудрину никакого отношения). И про персонажей с именами, похожими на «Отари Маргания», которые долгие годы имели странную репутацию личных кассиров лучшего, талантливейшего главы Минфина нашей эпохи. Да и конфликт вокруг неподъемных военных расходов связан, не исключено, не столько с чьей-то внезапной заботой о человеческом капитале, сколько с противостоянием бизнес-кланов.

Так что Кудрин — вполне типичный крупный чиновник эпохи Экономики РОЗ (Распил, Откат, Занос). Я не стал бы беспокоиться о финансовом благополучии его самого и еще десятка поколений его потомков. Не случайно в 2010 году Алексей Леонидович так мило проболтался, сказав буквально следующее: «В целом считаю, что борьба с коррупцией сегодня является главным злом».

Но при всем при том надо и похвалить г-на Кудрина. Как бы ни относились к его экономполитике, он, вероятно, очень умный и мудрый человек.

Чует мое сердце, он не просто ушел. Он, что называется, соскочил. Вовремя уразумев, что «кудриномика», она же «путиномика», идет к краху. Искусный игрок, Кудрин распознал момент, когда из этого сверкающего казино нулевых годов надо уходить. Унося выигрыш — финансовый и имиджевый. Теперь, если все и грохнется, прогрессивная общественность скажет: ну, вот видите, Кудрина убрали, и потому...

А у Путина, Медведева и т.п. этот игроцкий инстинкт, кажется, атрофирован. Они не понимают, что если 125 раз подряд выпадало на красное, то в 126-й вполне может выпасть на зеро. Не случайно наш второй-четвертый президент жестко запретил игорный бизнес — не исключено, что когда-то пересидел за столом и в пух и прах проигрался.

Умение вовремя уйти — величайшее искусство, не правда ли?




Партнеры