Хроника событий К “болотному” делу пришьют “манежное” Другоросс Долматов дважды за один день пытался покончить с собой Дело обвиняемого в беспорядках на Манежной отправлено на пересмотр Двум фигурантам дела о беспорядках на Манежной смягчили приговор Журналист Rolling Stone взял вину за организацию беспорядков 6 мая на себя

Правые вступились за левых

По “манежному” делу свидетельствовали несистемные политики

13 октября 2011 в 19:13, просмотров: 2413

Идеолог национал-большевизма Эдуард Лимонов и видные интернет-националисты Константин Крылов и Владимир Тор в четверг выступили в качестве свидетелей на процессе пятерых участников погрома на Манежной площади 11 декабря 2010 года. Чем дальше, тем более несостоятельным становится обвинение, а подсудимые из коварных организаторов многотысячной акции неповиновения превращаются в обычных хулиганов.

Правые вступились за левых

Лидер незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов был приглашен в суд стороной защиты, в общем-то, ради единственного заявления о непричастности его организаций к организации погромов.

— Мы не планировали никогда этого. Эти события были для меня неожиданностью, — заявил Лимонов. — Я полагаю, они были неожиданностью и для самих собравшихся на Манежной площади. Я уверен, что они являлись неожиданностью для всей московской милиции. Это было стихийное событие. Люди явились по зову сердца.

В формулировке обвинения особо подчеркивается причастность Игоря Березюка, Кирилла Унчука и Руслана Хубаева к лимоновской организации, ставящей своей целью отмену существующего порядка проведения уличных акций и находящихся в оппозиции ко всем проявлениям существующей власти. По логике обвинения, это и послужило побудительным мотивом для подсудимых. Пропитанные идеями национал-большевизма, на площади они действовали как провокаторы.

Теперь Лимонов перед судом открестился от причастности своей партии. Кроме того, он сообщил, что Березюк и Унчук также являются футбольными болельщиками. Их команда даже выиграла один из любительских кубков, который они подарили опальному политику. На Манежную площадь они могли явиться как раз в качестве фанатов.

Ранее обвинение лишилось еще одного козыря: показаний несовершеннолетнего Ильи Кубракова. Обвиняемый в убийстве таджикского дворника Алишера Шамшиева 15-летний подросток якобы заявил следствию, что непосредственно перед событиями на Манежной площади Игорь Березюк дал ему пластиковый мегафон и пообещал 1500 рублей, если тот будет заводить толпу. Но в суде Кубраков рассказал, что таких показаний не давал, а предложенный ему протокол подписал, опасаясь за свою жизнь и жизнь близких. Опрошенные в качестве потерпевших и свидетелей сотрудники полиции также не укрепили позиций следствия: почти никто из них не имеет претензий к подсудимым, а доказать на основании их показаний предварительный сговор со злым умыслом невозможно.

Единственным мощным аргументом следствия являются фото- и видеоматериалы, на которых видно, как в общей неразберихе подсудимые вместе с остальными дерутся с омоновцами и кидают в них различные предметы. Однако и этому защита готова противопоставить свои доводы. Отвечая на вопросы адвоката Дмитрия Аграновского, присутствовавший на площади бывший член ДПНИ и организатор «Русских маршей» Владимир Тор фактически заявил, что столкновение провоцировали сами сотрудники милиции. Они оцепили площадь, не создали коридора для желающих ее покинуть, не обращались с разъяснениями к собравшимся и первыми пошли на неадекватное применение силы для оттеснения толпы, приведшее к драке. Кроме того, Тор заявил, что со стороны митингующих он не видел попытки перекрыть Моховую улицу.

Сведения Тора не совсем верны. «МК» сообщал, что толпа пыталась прорвать оцепление и выйти на проезжую часть до того, как ее перекрыли. При этом протестующие первыми применили силу. Командовавший линией оцепления в этом месте майор ОМОНа постоянно предупреждал собравшихся о незаконности действий, предлагал покинуть площадь по подземному переходу, а не по проезжей части.

Вниманием на процессе несправедливо обходят двух обвиняемых, не имеющих отношения к уличной политике: Александра Казевина и Леонида Панина. У первого за спиной несколько судимостей, и создается впечатление, что он участвовал в столкновениях как раз из хулиганских побуждений. А вот судя по характеристике, которую дали Панину его начальники из детско-юношеского центра «Медведково», его случай может быть ключевым для понимания произошедшего 11 декабря. Панин — спокойный и подчеркнуто вежливый молодой человек, без вредных привычек, за скромную зарплату преподающий славяно-горицкую борьбу мальчикам 14–18 лет и искренне болеющий за свое дело, «думающий педагог», который «рассказывает про историю, учит мужеству». Очевидно, что таких, как он, на площадь привело не желание поорать ксенофобские лозунги и не многолетняя неприязнь к власти, а какое-то другое, более сложное чувство.

Беспорядки в Москве. Хроника событий



Партнеры