Алексеева не знает как помочь Бастрыкину

В деле Вани Скоробогатова, убитого в США

29 ноября 2011 в 18:30, просмотров: 3145

Не утихает праведный гнев руководства Следственного комитета России, возмущенного слишком мягким наказанием супругов Крейверов назначенным им американским судом за убийство их усыновленного сына Вани Скоробогатова. Потерпев в минувший понедельник унизительное поражение в суде с одной инициативой, председатель СК решил выступить с другой, не менее экстравагантной. Теперь всесильный силовик ищет помощи у правозащитников.

Алексеева не знает как помочь Бастрыкину
фото: Геннадий Черкасов

Напомним, что первой попыткой СК отомстить замучившим русского ребенка жителям штата Пенсильвания стало обвинение их в «убийстве малолетнего, находящегося в беспомощном состоянии, совершенным группой лиц». Соответствующий запрос был направлен в Интерпол. Специалисты и эксперты немедленно и в один голос заявили, что такие действия Следственного комитета идут вразрез не только с законами РФ, но и не соответствуют общемировым нормам уголовного права - уже несколько веков как ни в какой цивилизованной стране не судят дважды за одно и то же преступление.

Примерно эту мысль в довольно ироничной форме донес в минувший понедельник до представителя СК судья Басманного суда Москвы Артур Карпов во время принятия решения по заочному аресту Крейверов. Прокурор также не поддержал следствие и ходатайство было отклонено.

Уже на следующий день председатель СК Александр Бастрыкин обратился к правозащитникам с просьбой «в рамках имеющихся полномочий содействовать в обеспечении реализации всех предусмотренных российским законодательством механизмов уголовного-правового принуждения в отношении Наннет и Майкла Крейверов». О том, к чему конкретно следует принудить указанными механизмами американскую пару в сообщении не говорится.

Судя по письму, ведущие юристы Следственного комитета подготовили план спасения сестры погибшего мальчика — Даши. При активной помощи правозащитной общественности необходимо отменить решение суда Челябинской области об усыновлении Скоробогатовых и уже на основании этой отмены добиваться возвращения девочки из заокеанского плена к родственникам, проживающим в Приморье.

Основным стимулом невиданной активности Бастрыкина, судя по письму, является тот факт, что «многие наши соотечественники не согласны с решением американского правосудия». Эти слова председателя Комитета можно истолковать как во-первых, твердое намерение игнорировать решение суда, а во-вторых, как откровенное признание в популизме. По всей видимости, увлекшись ньюсмейкерством, в руководстве СК забыли, что для своего пиара они используют гибель ребенка.

Впрочем, в последовавшем чуть позже заявление СК «о намерении продолжать уголовное преследование Крейверов», пренебрежение к судебной власти и законам высказано вполне откровенно: «Отказ российской суда удовлетворить ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении супругов Крэйверов не является препятствием для дальнейшего расследования уголовного дела в России и осуществления международного розыска обвиняемых, задержания, их экстрадирования из государств, где они могут оказаться».

СК утверждает, что «по международному праву запрет на повторное осуждение лица распространяется только на судебное преследование в одном государстве, в рамках национальной юрисдикции». Однако следователи, вероятно, не учитывают что преступление было совершено на территории одной страны, гражданами этой страны против гражданина этой же страны. Любопытно, почему тогда в Следственном комитете на стали расследовать, например, дело Стросс-Кана? Следуя логике Комитета, ФБР должно, расследовать дело о взрывах в Москве и Волгодонске.

«Письмо правозащитникам» адресовано в первую очередь председателю президентского Совета по развитию гражданского общества Михаилу Федотову и главному омбудсмену страны Владимиру Лукину. Но в сообщении пресс-службы комитета отдельной строкой указано, что оно будет отправлено и главе Московской Хельсинской группы Людмиле Алексеевой. «МК» поинтересовался у Людмилы Михаиловны, как она планирует помогать руководителю силового ведомства.

- Если нужна наша помощь, то мы постараемся, но я не могу себе представить, в чем она может заключаться. Есть и наши, и американские законы, которые позволяли бы лишить эту пару родительских прав. Меня пугает идея господина Бастрыкина о возвращении Даши. Боюсь, здесь она опять окажется в детдоме. Где были эти родственники из Приморья, когда она попала туда в первый раз?

Для нашей страны — это обычная история, когда не то что родственники, родители живы-здоровы, а ребенок в детдоме. В Америке же стоит гигантская очередь на усыновление. Может, лучше было бы помочь Даше найти новую семью там же?

Может быть я не права, но у наших официальных лиц, особенно у господина Астахова, существует тенденция раздувать каждый неудачный случай усыновления, которые на самом деле единичны. Делается это из ложнопатриотических идей, что русский ребенок должен жить в России. Да, у нас демографическая проблема, но нельзя её решать за счёт счастья детей, которые должны расти в семье, не важно российской или американской, а не в детдоме.




Партнеры