«Все только начинается»

Немцов, Ройзман и единоросс Шлегель уверены в одном: протестные митинги будут продолжаться

25 декабря 2011 в 20:27, просмотров: 25101

Политики рассказали «МК», что привело народ с Болотной площади на проспект Сахарова, и куда он пойдет дальше.

«Все только начинается»
фото: Кирилл Искольдский

— Чем отличался субботний митинг от митинга на Болотной?

Александр БЕЛОВ, председатель наблюдательного совета организации «Русские»: «Пришло больше народу. Но организаторы наивно пытались сделать митинг менее политизированным, чем прошлый, за счет деятелей культуры, искусства, ученого вытащили на трибуну. Просматривалось желание определенной группы манипулировать протестными настроениями. Но в отличие от прошлого митинга здесь присутствовал определенный лидер, который всем понятен, — это Алексей Навальный. Его ждали, и он сказал довольно резкие слова, из которых следует вывод, что нам нужно к чему-то готовиться».

Борис НЕМЦОВ, сопредседатель ПАРНАСа: «Во-первых, гораздо более жестко политизированная резолюция. В субботу, по сути, стартовала кампания „Не допустим Путина в Кремль. Ни одного голоса ВВП“. Такого не было на Болотной. Но как раз из-за того, что на требования Болотной отреагировали по-хамски, повестка изменилась. Второе: самоорганизация людей. В субботу стартовала еще одна кампания — по созданию всероссийской ассоциации избирателей, цель которой — не допустить фальсификаций на мартовских и последующих выборах. Были розданы 100 тысяч анкет для вступления в московскую ассоциацию, в регионах возникнут свои, и после праздников мы проведем первое собрание, потом начнем учебу — чтобы они со знанием дела и профессионально могли жуликов и воров отлавливать на участках.

Есть еще одно отличие. В этой резолюции мы отреагировали на послание Медведева. Поскольку мы ему не верим, как и всей его бригаде, но выборы губернатора и упрощение участия оппозиции в выборах поддерживаем, мы внесли очень важный пункт: все заявления Медведева должны быть подкреплены законом не позднее февраля. Ну и требования распустить Думу, объявить новые выборы Думы и заново начать президентскую кампанию остаются».

Евгения ЧИРИКОВА, лидер движения «Экологическая оборона Московской области»: «Среди выступающих на этот раз была очень разная публика, и, как правильно сказал Быков, мы здесь все: от патриотов до коммунистов, но различий у нас меньше, чем между мужчиной и женщиной, которые могут договориться. Мне особенно понравилось, что на протяжении четырех часов все выступающие дружно стояли на сцене, и ни одного конфликта. Это означает, что разборки закончились, и теперь мы вместе боремся против жуликов и воров. В этот раз пришло больше народу, несмотря на то что было холоднее. И в этот раз прозвучали более жесткие лозунги в отношении главного жулика и вора. Если на Болотной больше говорили про честные выборы с некоторой надеждой, то, поняв, что надеяться не на кого, заговорили: жулик, вон из Кремля».

Евгений РОЙЗМАН, основатель фонда «Город без наркотиков»: «В субботу было неожиданно много народу. Это фантастическое зрелище, когда от трех вокзалов до Чистых прудов забито всё! При этом порядок, люди нормальные. Очень приятно видеть столько неравнодушных и социально активных людей. Я из Екатеринбурга — и восхищаюсь москвичами. Это говорит о том, что их не сумели усыпить, обмануть, запугать, поэтому у страны есть будущее. Меня немножко задели партийные флаги на митинге. Мне не нравится, когда общенародное дело превращают в саморекламу. Коммунисты особенно старались работать на картинку, и это было некрасиво. Конечно, были на проспекте Сахарова и отыгранные политические фигуры, у которых во главу угла поставлены личные обиды. Но большинство людей — здравые и конструктивные».

Роберт ШЛЕГЕЛЬ, депутат Госдумы, «Единая Россия»: «Я был в толпе, поэтому мне трудно оценить численность митинга. По-моему, собралось примерно столько же, сколько и на Болотной, — тысяч сорок. Отличие в том, что на Болотной чувствовалось единство среди собравшихся, а на Сахарова я его не обнаружил. Почти все ораторы вызывали свист: одних освистывали одни, других — другие, попытки скандирования манифестанты не подхватывали. Было ощущение, что люди, которые собрались, и то, что об этом думают стоящие на сцене , — две параллельные реальности».

Григорий ЯВЛИНСКИЙ, кандидат в президенты от партии «Яблоко»: «Митинг означает, что очень много людей столкнулось с явным, осязаемым обманом. Они увидели обман все вместе, в один момент, и их концентрированное возмущение дало такой колоссальный эффект.

Обычно люди сталкиваются с обманом поодиночке. Кто-то проигрывает в суде из-за того, что другая сторона дала судье взятку. У кого-то сын гибнет в армии от дедовщины, а командиры твердят про самоубийство. Почти у всех нас есть подобный горький опыт „государственного“ обмана. Но это всё личный опыт. Сделать его общим, пережить всем вместе возможно только в ходе выборов, и только такое общее переживание приводит к тому, что десятки тысяч людей начинают выходить на митинги.

Обманы на выборах на самом деле идут уже очень давно — с 96-го года. Но прежде они были не так заметны, поскольку мало было независимых наблюдателей. Особенность последних выборов в том, что в „Яблоко“ пришло очень много волонтеров — людей с улицы, которые хотели работать наблюдателями на выборах. Мы им всем дали удостоверения и обучили. Их пустили на участки, они увидели обман своими глазами — и с помощью Интернета их свидетельства стали достоянием общественности. Всё, теперь назад ничего не отыграть».

— Продолжатся ли митинги и чем все это закончится?

Александр Белов: «Все только начинается. В настоящий момент прошло разделение на свободное общество самой разной направленности и на группировку силовиков и личных друзей ВВП. Соответственно, чем ближе будут президентские выборы, тем активнее станет противостояние. Группировка ВВП будет стремиться добиться тотального превосходства любыми способами, провоцируя напряженность и ответные шаги со стороны свободного общества. Во что это выльется — не могу предсказать. Если повестка Болотной была „давайте переизбирать Думу“, то теперь декабрьские выборы ушли в тень нового требования: поменять всю систему, убрать главный тормоз российской политики — Владимира Путина».

Борис Немцов: «Если власти будут так же слепы, глухи и хамоваты, то реально, что Путин не пройдет во второй тур. И очевидно, что каждый кандидат в президенты требования Сахарова и Болотной включит в свою программу, если у него с головой все в порядке. Иначе они превратятся в аутсайдеров, потому что с народом лучше не шутить — и сейчас эти шутки заканчиваются».

Евгения Чирикова: «Чем сердце успокоится? Оппозиция начала сплачиваться, и я думаю, что нам в голову придет что-то позитивное и правильное, и мы, я думаю, сможем предложить помимо митингов идею для всей страны. У меня уже есть ее контуры, нужно обсудить их с товарищами, а потом предложить для широкого обсуждения. Нам надо менять систему управления страной, и это важнее, чем кандидатура президента. Сегодня вертикаль власти, складывающаяся веками, порочна, и какой бы ни был кандидат... Вспомните 90-й год, наш общий порыв, когда все так боготворили Ельцина. Но пришел человек к власти и превратился в руины на этом месте. Не справляется один человек с такой махиной. Настало время пересмотра управления страной и отношения к тому, кто должен отвечать за твой вид из окна. Человек из Кремля или кто-то поближе? Мне кажется, приходит время низовых инициатив, народных муниципалитетов, местных движений. Они должны быть для нас главнее, чем человек, сидящий в Кремле».

Евгений Ройзман: «Из послания президента видно, что власть уже пошла на уступки. И это движение она должна будет продолжить. Есть одно заблуждение, что тем самым власть демонстрирует слабость. Нет, этим она показывает разумность и справедливость, что она слышит население. Это задача власти — узнавать от народа о своих ошибках и уметь их признавать, исправлять. К сожалению, до последнего времени в Кремле этого не понимали. До тех пор, пока население ему не продемонстрировало, что оно не быдло, не бандерлоги, оно не хочет, чтобы режим завел страну в гибельный тупик. Власть пообещала дать народу избирать губернаторов, допустить до выборов все оппозиционные партии. Теперь осталось это выполнить, как и другие требования: уволить Голикову, Фурсенко, кого-то еще».

Роберт Шлегель: «Над митингом висел шар: „Требуем регистрации партий“. Но это требование фактически уже выполнено. Власть уже отреагировала на то, что происходит. Поэтому дальше у подобных митингов будет меньше содержания — и на них станет приходить несколько меньше народу. Но они, конечно, продолжатся до мартовских выборов, они будут накалять ситуацию, повышать градус полемики „Путин — анти-Путин“, и это может сыграть положительную роль. Чтобы не давать повода для истерики, выборы проведут максимально прозрачно».

Григорий Явлинский: «Если власти не найдут способа вести диалог с возмущенными обманом людьми, ситуация будет развиваться неблагоприятно. Это не значит, что они обязательно будут ходить на митинги. Но в обществе будет зреть возмущение, и в самый неожиданный момент оно прорвется наружу. Машина с мигалкой, к примеру, собьет кого-нибудь на переходе — и всё. Это будет как спичка в сухой траве.

После выборов прошло уже четыре митинга — 5, 10, 17, 24 декабря. Митинги идут каждую неделю. Люди не хотят забывать о том, что их обманули. Власти должны понять, что это не шутки».




Партнеры