Любит — не любит, плюнет — поцелует…

Как вести себя при новом президенте (краткая инструкция)

28 февраля 2012 в 18:00, просмотров: 13210
Любит — не любит, плюнет — поцелует…
фото: Кирилл Искольдский

Владимир Путин неуклонно движется к своему новому президентству. Если оценивать предвыборную кампанию г-на Путина, то ее можно признать вполне успешной, уточнив, однако, критерий.

В любой другой стране, у которой в Конституции написано, что она не является царством или королевством, успешность предвыборной кампании — это количество проведенных дискуссий, дебатов и прочих нервных мероприятий, которые необходимы для перевербовки «не своего» электората («своих» перевербовывать незачем — проголосуют и так). Однако г-н Путин — автор революционной предвыборной технологии, главный принцип которой — неучастие в предвыборных мероприятиях. Единственный факт участия — это митинг в Лужниках, где г-н Путин преподал гражданам урок любви к Отечеству, посоветовав «не бегать за бугор», а любить Россию на ее территории, что, видимо, основательно повеселило крупнейшего торговца российской нефтью гражданина Финляндии г-на Тимченко, а также г-на Абрамовича, который любит Россию особой, английской любовью.

Метафизическая поддержка высшими силами одного нашего кандидата подтверждается тем фактом, что как несчастная оппозиция ни водила хороводы по Болотной, Сахарова и Якиманке — ничего не помогло: каким-то почти булгаковским образом рейтинг г-на Путина лишь возрастал, что зафиксировал даже либеральный «Левада-центр». Похоже, что если оппозиция замкнет еще одно белое кольцо вокруг Кремля, то остальные граждане просто внесут г-на Путина в Кремль на руках, сопровождая сию процедуру хоровым исполнением бессмертного произведения Глинки «Славься!».

Однако если вопрос президентства г-на Путина уже практически решен, то остается несколько «узких мест». Например, совершенно непонятно, что будет делать г-н Путин со всем, что ему так легко досталось.

Известный анекдот про новый самолет, где вначале стюардесса долго рассказывает, что тут имеется двадцать восемь палуб, пятнадцать ресторанов и три бассейна, а потом добавляет: «А теперь вся эта хреновина попробует взлететь», в данном случае не подходит, ибо нынешняя Россия — это самолет, который г-н Путин сам и построил. Поэтому не совсем понятно, как будет на практике реализовываться главный и основополагающий принцип всей российской политики — «до основанья, а затем!..»

Конечно, в своих семи программных статьях г-н Путин мастерски изобразил из себя птицу Феникс, ибо в них пред нами встает «Новый лидер 2.0», который собирается построить высокотехнологичную страну им. политика Медведева, с новой развитой экономикой им. экономиста Ясина; причем эта страна будет иметь свободы им. правозащитницы Новодворской.

Безусловно, скептики скажут, что такое не под силу одному и тому же человеку, однако они не учитывают нюанса — именно тот, кто ни перед кем не отчитывается, может строить или не строить что угодно — все равно у него об этом никто не спросит. Поэтому, как кажется, перед г-ном Путиным стоит лишь одна проблема: как относиться к оппозиции, которая, несмотря на предстоящий «позорный» проигрыш и крушение иллюзий на уровне греческой трагедии, видимо, будет пытаться бессмысленно раскачивать лодку стабильности.

Тут есть два пути. Первый — не обращать на оппозиционеров никакого внимания, пусть сами умрут от усталости и бессмысленности своих акций. Это весьма перспективный путь, которому должно помочь телевидение, показывающее при стотысячных демонстрациях именно тот единственный угол площади, где у пластикового туалета стоят два человека и курят. Помочь должны и «альтернативные» митинги, на которых «оранжевые мамы» — г-да Кургинян и Леонтьев — «оранжевые песни оранжево поют».

Однако есть и другая точка зрения. Она состоит в том, что г-ну Путину не нравится перспектива, что шесть последующих лет его утренний кофий будет испорчен протестными криками за окном и он «перейдет к репрессиям». Т.е. лидеры оппозиции будут арестованы и получат увесистые строки от милых женщин-судей в Мосгорсуде. А «Эхо Москвы» и «Дождь» будут в конце концов закрыты, ибо кто, как не они, являет собой фактические штабы «оранжистов». Такой сценарий тоже вполне возможен, и острие путинской вертикали может торчать из разных мест сомневающихся и недовольных.

Но если так, то кто заступится за «сирых и убогих», тех, у кого другая точка зрения? Г-н Медведев, который, выдвинув г-на Путина в президенты, сейчас подозрительно уклоняется от исполнения супружеского принципа «поцеловал — женись», что в данном случае звучит так: «выдвинул — отстаивай»? Может быть, г-н Медведев всерьез уверовал, что постоит премьером за спиной г-на Путина, после чего подхватит власть, выпадающую из его рук, ослабевающих от народного гнева?

Бог его знает. На все эти вопросы трудно ответить, ибо метафизика российской власти умом простых смертных непостижима. Любое властное решение, действие либо обещание может быть как искренним желанием сделать что-то для страны, так и обычной разводкой, мастерски отточенной на гражданах за последние двенадцать лет.

Каков же выход?

Он прост.

Жить и каждому делать свое дело.

Политикам — созревать и строить новые партии.

Политически активным гражданам — интересоваться политикой.

Всем — подключать себе Интернет и знать все точки зрения и всю информацию из разных источников.

Парадокс ведь в том, что истинный рейтинг политика — исключительно в головах избирателя, а не на бумаге им. Чурова.

И те, кто сегодня голосует за г-на Путина по принципу «лучше ужасный конец, чем ужас без конца», всегда могут поменять свое мнение. Но главное — помнить правило: любой народ для любого политика всегда неудобен тем, что в конечном счете позволяет повесить себе на уши строго ограниченное количество лапши.




Партнеры