В Киеве арестовали картонных антипутинцев

Российско-украинская выставка всполошила местных чиновников

18 мая 2012 в 20:52, просмотров: 3935

Кто мог ожидать, что в цветущем Киеве, в музее со сладким названием разразится скандал, связанный с нашей политикой... Устроенная украинской Mironova Gallery выставка «Апокалипсис и Возрождение в Шоколадном доме» настолько поразила дирекцию арендованного под арт-проект здания, что она «арестовала» часть инсталляции.

В Киеве арестовали картонных антипутинцев
фото: mironova-gallery.com

«Апокалипсис и Возрождение» — проект, входящий в программу биеннале современного искусства ARSENALE-2012, которая официально открывается через несколько дней. Такого нашествия модных мэтров со всего мира в Киеве не было еще никогда. Первый десант (Украина плюс Россия) высадился в «Шоколадном домике», филиале Киевского музея русского искусства. Автор идеи «Апокалипсиса...», всемирно известный Олег Кулик, вместе с кураторами Константином Дорошенко (Украина) и Анастасией Шавлоховой (Россия), собрали работы 43-х художников.

Идея организаторов: «Видение бунтующего мира в состоянии секундного покоя». Г-н Кулик, чья борода стала заметно короче («Я решил стать обычным человеком», — прокомментировал он этот факт), провел гостей по залам, показывая, почти по Данте, и Ад, и Чистилище, и Рай современной цивилизации. Ад, например — это «Комфорт в кубе» Ольги Громовой. Затемненная комната, в «красном углу» которой висит телевизор, стилизованный под икону — прямой отсыл к «Черному квадрату» Малевича, выставлявшемуся похожим образом.

Творение самого Кулика — магический кристалл, из которого несутся звуки «Мессии» Генделя, окруженный прозрачными экранами с видеоартом — поместили в другой черный зал. Таким цветом стены велел выкрасить ни кто иной, как Лазарь Каганович, в бытность генсеком ЦК КП (б) Украины. Тут он устроил кабинет, а пышность исконного декора, по мнению Лазаря Моисеевича, могла смутить посетителей.

Впрочем, остальные залы сохранили прежний вид. И смущают до сих пор: «Шоколадный дом» выстроил ухарь-купец Могилевцев, велевший смешать все стили в лучшем виде — и готику (в столовой), и модерн (в гостиной), и русский, и барокко... На фоне этих купеческих красот куколки Барби, заросшие культурами бактерий, которые автор собрал с собственного тела (опыт Андрея Сигунцова) и кровать-гильотина (Иван Бражкин) смотрятся на редкость органично.

Купец Могилевцев в полной мере успел насладиться состоянием покоя перед Апокалипсисом — чуть не дожил до октябрьской революции. Но доживи он, ему , возможно, понравилась бы работа Анатолия Осмоловского. Бронзовая голова Ленина на шесте. Ну, или на колу. Понимать можно по-разному: и как неизбежность развенчания кумиров, и как реинкарнацию символов прошлого. Еще Осмоловский сделал (собственноручно, взяв для этого уроки ваяния) Мао Цзе Дуна и Троцкого. Последуют Маркс, Энгельс, Сталин, Че Гевара... Когда проект будет реализован в полной мере, он, возможно, произведет не меньший эффект, чем «Хлеба», за которые художник получил премию Кандинского.

Работу Дмитрия Гутова не видно, ее слышно. Когда ходишь по полу, наступая на скрытые сенсоры, из разных точек несутся крики с митингов. Это записи греческих забастовок, уолл-стритовых оккупаев, Китая, Парижа и, естественно, Москвы. Самому Гутову больше всего нравится саунд с татарской акции в Крыму, где скандировали «Долой Мустафу!» Кто сей Мустафа — даже для Гутова осталось загадкой.

А теперь, собственно, скандал. Алексей Кнедляковский и Люсинэ Джанян выставили 500 человечков из картона с лозунгами в руках. Инсталляция напоминает нашумевшие «игрушечные митинги» — с той разницей, что авторы воспроизвели реальные лозунги с акций протеста в Москве. Успели даже процитировать «Марш миллионов». И вот за два часа до открытия выставки, когда авторы пошли пообедать, музейные руководители тихой сапой убрали и заперли в подсобке 16 фигурок с антипутинскими высказываниями . Думали, не заметят, но художники, для которых каждый из 500 человечков — как родной, подняли шум. Эффекта, впрочем, это не возымело, несмотря на заступничество Mironova Gallery и кураторов: как выяснилось, ММСки с инсталляцией чиновники отправили начальству, и начальство повелело, как повелело. «Мы выяснили, что на Украине есть цензура, — сказала по этому поводу Люсинэ. — Фотографии с митингов, которые мы копировали, не страшны, а игрушечная инсталляция страшнее.» В знак протеста авторы демонтировали работу, оставив лишь несколько фигурок и подпись «Инсталляция подверглась цензуре».

В России, впрочем, этот проект вовсе не представляли и вряд ли будут. «Не думаю, что кто-то нас пригласит с этим выставляться», — говорит Люсинэ.

Киев.





Партнеры