Путин сказал сенаторам, что "завязал"

Сенаторы пожелали президенту "держать вопрос детства в ваших мощных и надежных руках"

27 июня 2012 в 18:30, просмотров: 11954

В среду президент внес в Госдуму подготовленный сенаторами законопроект о порядке формирования Совета Федерации и лично приехал в Совфед. Впервые в российской истории президент не просто выступил перед сенаторами, а поучаствовал в работе пленарки. Которая, кстати, отклонила один из правительственных законов.

Путина ждали на Большой Дмитровке в 13.00, однако в зал они с Валентиной Матвиенко проследовали в 13.47. «Мы вас заждались, — заметила Валентина Ивановна, имея в виду, впрочем, не опоздание: — Последний раз вы были в Совете Федерации в качестве президента 11 лет назад. Сейчас вы принимаете участие в пленарном заседании, это — новый формат, позволяющий сверить часы».

Путин сказал сенаторам, что
Рисунок Алексея Меринова

Матвиенко усадила Путина на место спикера Совфеда, сама же угнездилась в кресле своего зама Торшина, но слово предоставила себе. Не поднимаясь на трибуну, она 15 минут рассказывала Путину, как изменилась верхняя палата с ее приходом:

«Мы — последний фильтр по пути закона на подпись президенту, — Матвиенко читала текст лицом к залу, Путин сидел к ней вполоборота, делая пометки на бумаге. — Но наша задача не браковать законы, а обеспечивать их качество. Поэтому теперь сенаторы участвуют в работе над ними с нулевого чтения, входят в правительственные комиссии, которые их готовят. Однако если наше мнение не слышат — можем и отклонить закон. Например, сегодня один такой отклонили».

Тут Валентина Ивановна забежала вперед: этот закон (о передаче полномочий по депортации нелегальных иммигрантов от федеральной власти к региональной) стоял в повестке дня 30-м, и его не одобрили после того, как Путин уехал.

Матвиенко пожаловалась Путину на неважные условия работы: «Старое здание Госстроя, кабинет сенатора — 8 квадратных метров», и сразу поблагодарила за президентскую поддержку строительства нового парламентского центра. После чего, наконец, предоставила слово ВВП.

Путин сообщил, что только что внес в Госдуму законопроект о новом порядке формирования Совфеда. «Мы должны уйти от модели, при которой существовал высокий риск попадания в верхнюю палату случайных фигур, когда сенаторами становились лица, никак не связанные с регионом», — заявил президент. Суть законопроекта: кандидаты на пост губернатора будут сразу обозначать и трех кандидатов, которых они хотели бы видеть своими представителями в СФ. Таким образом при голосовании за губернатора жители региона фактически избирают «в связке» и сенатора (двое из троицы остаются запасными, на случай выбытия первого из Совфеда).

Кроме того, сенаторов больше нельзя будет досрочно отзывать по инициативе губернатора или регионального заксобрания. Взамен Путин призвал сохранять непартийный принцип работы верхней палаты. «Это не значит, что, став сенатором, нужно выходить из партии, — уточнил ВВП. (А именно такое предложение было у Матвиенко.) — Но фракции создавать нельзя. Нужно представлять только интересы своего региона».

Чуть позже, отвечая на сенаторские вопросы, ВВП заметил: «Мы думали над возможностью избрания члена СФ через прямое голосование», но в Конституции такая возможность не прописана. Однако, оговорился президент, «в целом, в будущем, я думаю, это возможно».

— Когда мы обсуждали закон, предлагалось повысить минимальный возраст сенатора с 30 до 35 лет. Какое вы приняли решение? — поинтересовался бывший главный «молодогвардеец» Руслан Гаттаров.

— 21 год! — бодро отрапортовал Путин.

— Мы обсуждали варианты 30 и 35 лет. Но Владимир Владимирович принял решение — 21! Гениальный ход! Верхняя палата — палата для молодых, — развернула ответ ВВП Валентина Матвиенко.

Мятежная Людмила Нарусова на сей раз потревожила президента таким вопросом: «Теперь вместе с губернатором будут выбираться сенаторы. Не боитесь, что вернется практика 90-х годов, когда олигархи и криминальные авторитеты начнут поддерживать кандидата в главы региона, чтобы взамен получить сенаторское кресло»?

«Боюсь, — как на духу ответил ВВП. — У меня точно такие же опасения. Вся надежда на то, что кандидат в губернаторы в критический момент выборов не рискнет поставить рядом с собой список из неавторитетных людей, людей с плохой репутацией. Но во время чтения закона в Госдуме можно еще раз обсудить эти риски».

Пообщались сенаторы с ВВП и на другие темы.

Сенатор Драгункина развила молодежную тему, поблагодарив президента за то, что он за один только месяц подписал 3 бумаги, посвященные защите детей и юношества, которые лежали под сукном от 5 до 15 лет. «За это наша история впишет ваше имя золотыми буквами, - сообщила она и пожелала: - Держите и дальше вопрос детства в ваших мощных и надежных руках».

фото: Александр Астафьев

Александр Починок предложил написать Социальный кодекс. «Но только не нужно превращать страну в собес, — предостерег ВВП. — Все-таки наша главная цель — повышение производительности труда, конкурентоспособности страны. Социальная поддержка хороша в меру и должна исходить из возможностей экономики». Сенаторы также предложили принять Закон о промышленной политике и попросились в президентский Совет по противодействию коррупции. «Нам промышленность нужна, а не закон о ней, — отвечал президент. — А коррупцией займитесь. Обязательно включим в совет».

«В Москве пробки, — сообщил Путину сенатор Максим Кавджарадзе. — Может быть, разрешить летать над городом легким воздушным транспортом? И еще: в Госдуму внесен закон о том, чтобы вернуть водителям 0,3 промилле. Как вы к этому относитесь?»

— Я завязал. А разрешить летать рано или поздно придется. Но нужно обеспечить безопасность.

Путин провел на пленарке около 1,5 часов, а когда уехал, сенаторы стали выражать недовольство, что не всем дали задать вопрос. Остались обиженными целые комитеты. «Мы вообще не ожидали, что можно будет задавать вопросы. Это добрая воля Путина, в плане этого не было», - успокаивала коллег Валентина Ивановна. Следующие пункты повестки обсуждались при полупустом зале, и Матвиенко даже пообещала вставить каждому сенатору чип. Чтобы тех, кто уходит с заседания фиксировала электроника и выдавала портрет на экран.

После заседания Матвиенко сказала, что путинская редакция закона о порядке формирования Совфеда «стала четче и понятнее». И сообщила, что закон о передаче регионам изоляторов для иностранцев, подлежащих депортации, забраковали не для того, чтобы покрасоваться перед Путиным: «На плечи субъектов хотели переложить непосильную ношу. А мы — палата регионов и должны их защищать».

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Вячеслав НИКОНОВ, директор фонда «Политика»: «Совету Федерации с самого начала не очень повезло. В Конституции была изложена одна модель того, как он должен формироваться, а именно из представителей законодательной и исполнительной власти субъектов РФ. При этом там не указывается, что он должен формироваться путем прямого голосования граждан и каким образом. Поэтому модель его формирования несколько раз менялась. В предпоследний раз была сделана попытка обеспечить связь с регионами, но это вылилось в то, что крупные фигуры из Москвы ринулись участвовать в муниципальных выборах в регионах. Нынешний вариант кажется наиболее логичным. Жители региона будут голосовать не только за губернатора, но и за представителя в Совфеде, таким образом там будут присутствовать как представители исполнительной, так и законодательной власти. Посмотрим, как это будет работать на практике».

Александр КЫНЕВ, руководитель региональных программ Фонда развития информполитики: «Этот законопроект в полной мере соответствует общей логике существующей политической системы. Выборы членов СФ связываются с выборами губернаторов, которые по своей сути не являются свободными и конкурентными. Это попытка что-то изменить, при этом ничего не меняя, поскольку граждане по-прежнему не смогут свободно выбирать кандидатов в Совфед. Мы можем наблюдать типичный законопроект, выдвинутый «для галочки».

 

МЕЖДУ ТЕМ

В СФ Путин заявил, что считает необходимым восстановить систему приемки новых вооружений: «Приемку ликвидировали как класс. Это плохо. Ее нужно восстанавливать. Без эффективно работающей, функционирующей системы военной приемки у нас большие проблемы с качеством военного оборудования».

Комментарий эксперта — замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константина МАКИЕНКО:

«Я бы сказал даже, что требуется не столько восстанавливать госприемку, сколько изменять ее качество. Сейчас военная приемка занимается тем, что лезет в экономику проектов. В ходе той ценовой войны, которая идет между Минобороны и оборонной промышленностью, именно военные приемщики стали инструментом Минобороны по выламыванию рук „оборонке“ с целью снижения ею цен. Однако все эти военные приемщики не являются специалистами по ценообразованию и не в состоянии адекватно, реально проанализировать уровень цен. Считаю, военной приемке требуется возвратить ее изначальный смысл — контроль качества. Она должна заниматься исключительно этим, а вовсе не контролировать ценообразование».



Партнеры