«Суперджет» вылетел в трубу

Реплика Ольги БОЖЬЕВОЙ, спецкора «МК»

11 июля 2013 в 19:31, просмотров: 16783

Проект самолета Sukhoi Superjet 100 — банкрот: ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) накопило $2 млрд долгов и не в состоянии выплатить кредиты. Эта новость сегодня взбудоражила российские СМИ. Хотя можно ли считать новостью то, что всем и так давным-давно известно?

«Суперджет» вылетел в трубу
фото: ru.wikipedia.org

И вот теперь в спешном порядке в очередной раз государство пытается спасти проект, который когда-то объявило приоритетным, ради которого загубило несколько других, куда более перспективных разработок и в который вбухало миллиарды народных денег. И потому, как объявлено, Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) и ВЭБ обсуждают способы финансового оздоровления обремененного долгами ЗАО «Гражданские самолеты Сухого», в консультациях участвуют профильные министерства. Причем проблему надо решить до конца года, иначе ГСС придется объявлять дефолт по кредитам.

О том, что Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100) требует немедленного спасения, в начале июля говорилось на совещании по проблемам гражданской авиации у Владимира Путина. По информации источников «МК», тогда речь шла более чем о четырех миллиардах рублей, требующихся на доработку уже летающих SSJ-100, которые не отвечают требованиям заказчика.

Официально, конечно, об этом не говорилось. Нам только рассказали, что на совещании у президента обсуждалась «необходимость сформировать в России один из крупнейших мировых центров самолетостроения», что «вложенные в наш авиапром серьезные средства начинают приносить реальную отдачу, воплощаются в конкретные заказы и подписанные контракты».

Эти сказки нам рассказывают не один год, но реальность говорит о другом: производители SSJ-100 все сосут и сосут деньги из государственного кошелька. Периодически возникает тема: дайте денег, иначе обанкротимся, и кроме потери престижа российского авиапрома ты, родное государство, безвозвратно потеряешь еще и те миллиарды, что уже были вложены в SSJ-100. В надежде вернуть хоть что-то государство платит. Либо это делают подконтрольные ему структуры. К примеру, некоторые банки под госгарантии выделяют производителю кредиты, и если тот не в состоянии отдать (а он не в состоянии), их затем выплачивает государство. «МК» ранее писал об этом, цитирую: «…недавно — 11.01.2013 — Дмитрий Медведев подписал распоряжение о предоставлении ЗАО «ГСС» очередной госгарантии по кредитной линии ВЭБа на $1 млрд. На них компания должна наладить серийное производство SSJ-100. Прежних миллиардов ей не хватило. Не хватит и этих».

В очередной раз мы оказались правы (и не только мы). Теперь вот финансовые светила страны ломают голову над тем, как выполнить задачу президента и спасти SSJ-100. То ли провести конвертацию $600 млн долга ГСС перед ВЭБом в акции ЗАО или его акционера — ОАО «Сухой»? То ли расплатиться с кредиторами ГСС, выпустив облигации на $0,6–1 млрд опять же под госгарантии? То ли отнять 10,7 млрд рублей, заложенные в бюджете под запуск производства военно-транспортного самолета Ан-70 в пользу SSJ, уничтожив тем самым еще один уникальный проект?

И ради чего все это? Как бы нам ни пели про уже заключенные контракты на SSJ-100, специалисты знают: очередь на него не стоит. Да и условия, на которых его предлагают покупателю, вслух стыдно озвучивать. За такую «экономику» и, с позволения сказать, «престиж» нам придется еще не один год платить из бюджетного кармана.

Вот, к примеру, что на этот счет рассказывает специалист НПО «Сатурн», где вместе с французами делают двигатели для SSJ-100:

— Убыток российской стороны с каждого движка 35–40 млн рублей, убытки французской стороны — порядка 30 млн рублей. Общий наш убыток с каждого двигателя — примерно 1 млн евро. В этом году глава ОАК Михаил Погосян обещает выпустить минимум 25 самолетов SSJ-100 — на каждом по два двигателя, всего 50 штук. То есть убытки только нашей фирмы от производства двигателей будут порядка 2 млрд рублей. В следующем году Погосян обещает удвоить выпуск самолетов — президент же поставил ему задачу наращивать темпы производства — а это значит, наши убытки удвоятся. Тут обычно принято рассказывать, что все западные фирмы тоже в начале производства терпят убытки. Выход на нулевую рентабельность, а затем на положительную, как правило, происходит после выпуска 400-го двигателя. Только там этот период проходит очень быстро, а у нас затягивается на годы и десятилетия. К этому времени на рынок уже выйдут новые западные машины. Им SSJ-100 ни сейчас, ни завтра конкурентом быть просто не может.

...Вот такая у нас арифметика. Или экономика.



Партнеры