«Интернет-блокировки— свидетельство крайнего аутизма»

В Общественной палате раскритиковали «антипиратский» закон

12 июля 2013 в 16:33, просмотров: 5062

В Общественной палате прошли слушания, посвященные регулированию правоотношений в интернете. Выступали представители СМИ, интернет-компаний, правозащитных организаций. Дискуссия прошла в ключе общего единения: законодательный тренд никому из «практиков» не нравится.

«Интернет-блокировки— свидетельство крайнего аутизма»

Напомним, закон об интернет-пиратстве (пока он касается только кинопродукции) предполагает блокировку сайта, если на том был обнаружен нелегальный контент. Правообладатель - например, киностудия, снявшая фильм - обращается в Мосгорсуд с соответствующим ходатайством. При положительном решении правообладатель идет в Роскомнадзор, последний обращается к провайдеру, тот, в свою очередь, связывается с владельцем сайта, на котором был обнаружен нелегальный контент. Если в течение дня «паленый» фильм остается на ресурсе, блокируется весь сайт. Впрочем, все это красиво смотрится на бумаге.

Ирина Левова, член Российской ассоциации электронных коммуникаций: «У нас принята процедура. Перед блокировкой должно быть выслано некоторое уведомление. Ну, вроде как, по е-мейлу. При этом контактный электронный адрес всегда под завязку набит разнообразным спамом, личной перепиской и т.д. Так что заявку от Роскомнадзора можно просто не увидеть. Много кто почту вообще не проверяет».

Николай Сванидзе, член Совета ОПРФ: «Все последние законопроекты несут в себе большое внутреннее противоречие — они не регулируют, а запрещают. При этом рунет — растущий, но уже могучий организм. Вот улица. На ней ходят люди. Надо их движение как-то регулировать: поставить светофоры, договориться со всеми, чтобы не было броуновского движения. Или запретить выходить на улицы. А что, если они будут собираться больше, чем по трое? Создается политическая угроза. И чтобы этой политической угрозы не было, все законопроекты сейчас— не регулировочные, но блокирующие».

Более того, интернет-ресурсы блокируются по так называемому IP-адресу — относительно уникальному номеру, зарегистрированному у компании, поддерживающей сайт. На одном IP может «лежать» свыше тысячи сайтов. Механизм блокировки таков, что отрубается именно этот адрес, таким образом блокируя работу еще кучи ресурсов. Рассказывает Станислав Козловский, директор «Викимедии Ру»: «На одном IP-адресе может лежать тысяча сайтов. Один из них что-то там нарушает. Его блокируют— остальные также становятся недоступны. Статьи Википедии (крупнейшая онлайн-энциклопедия — «МК») туда регулярно добавляются — например, запрещают статью про самосожжение. С такой формулировкой — само слово «самосожжение» является достаточным, чтобы классифицировать статью как информацию о самоубийствах. «Курение каннабиса» запрещали. Тут смешно было. Мы много информации взяли с сайта ФСКН. Потом нас заблокировали. А мы все с госсайта взяли!».

Впрочем, нашлись люди, которые к законопроекту относятся положительно. В первую очередь это представители киностудий; сейчас закон регулирует пиратство только в отношении фильмов, кинофильмов и телефильмов. Иван Засурский, завкафедрой новых медиа журфака МГУ: "Киноиндустрия воспринимает себя как некоего исключительного правообладателя. Видно, что она была основным инициатором закона. В интернете каждую неделю кто-то создает маленький фильм. Теперь он сможет заблокировать любой сайт. Как можно создавать такую ситуацию на законодательном уровне? Это свидетельство крайнего аутизма. Отечественная киноиндустрия оказалась в непростой ситуации. Во-первых, русское кино не собирает денег в кинотеатрах. Вообще. Во-вторых, это пропагандистское кино, на которое дают деньги из бюджета. Им вообще надо бы отчитываться, что их хоть кто-то - ну пусть пираты, пусть — смотрят".

Прокомментировал ситуацию и омбудсмен Михаил Федотов: «Что происходит с компьютером, когда в программе происходит ошибка? А вторая? А третья? Он зависает. Я страшусь того, что наша правовая система зависнет - как компьютер. Пример. Закон Мизулиной о защите детей от негативной информации (включает в себя ранжирование чего угодно с помощью «наклеек» 6+, 12+ и так далее - «МК»). Он сокращает сферу свободы массовой информации? Сокращает. Как это сочетается со статьей первой закона о массовой информации? Там сказано, что информация может быть ограничена только законом РФ. А этот закон — федеральный. Это то же самое, как если бы мы все ели детское питание. Мы же не даем детям шашлыки? Не даем. А нас вынуждают всю жизнь кушать фруктовую кашу. Они превращают наш взрослый мир - в детский».

Добавил Николай Сванидзе: «Интернет объявляется врагом. Они думают: «Чем сильнее будем с ним бороться, тем патриотичнее станем выглядеть в глазах избирателей».



Партнеры