Русская классика и американский перебежчик: уроки литературы для Сноудена

Что еще стоило бы почитать разоблачителю из США?

28 июля 2013 в 14:42, просмотров: 6516

Ленивые американцы, не утруждающие себя чтением классической литературы, так объясняют свое невежество. «Будь у меня свободное время я обязательно засел бы за классику». Не знаю, знаком ли адвокат Анатолий Кучерена с этой отговоркой американских невежд. Но он точно знает что его подзащитному — падшему ангелу шпионажа Эдварду Сноудену необходимо как-то убивать свое время. И вот Кучерена привез в транзитную зону «Шереметьево”, где обитает его клиент поневоле, чистые сорочки — для тела и кое-что из русской классики — для души.

Русская классика и американский перебежчик: уроки литературы для Сноудена
Эдвард Сноуден

Выбор адвоката живо обсуждается в американской печати и социальных медиа. Напомню, что Кучерена привез Сноудену «Преступление и наказание» Федора Достоевского, кое-что из Чехова — на десерт, как выразился адвокат, и исторические писания Николая Карамзина, хотя вряд ли все увесистые тома его «Истории Государства Российского». (Такое могут осилить не транзитники аэропортов, а лишь заключенные, получившие пожизненный срок).

Мой коллега по Гарвардскому университету профессор Ричард Пайпс говорит, что труды Карамзина помогут Сноудену понять сущность российской государственности. Карамзин считал, что Россия процветала в режиме автократии, а президент Путин, по мнению Пайпса, большой поклонник Карамзина. Отсюда вытекает «логический вывод» — Сноуден попал в авторитарное государство, правда, пока еще в качестве транзитника.

Пока до «десерта» время еще не дошло оставим в покое Антона Павловича. Займемся Достоевским. Если принять Эдварда Сноудена за Раскольникова, то в роли убиенной им старушки окажется Агентство национальной безопасности (АНБ) Соединенных Штатов, тайны которого он раскрыл по секрету всему свету. Сложнее обстоит дело с Сонечкой Мармеладовой. На ее роль могли бы претендовать две женщины. Во-первых, стриптизная танцовщица «вокруг столба» из Гонолулу Линдси Миллс, с которой Сноуден проводил свободное от разоблачения махинаций АНБ время. Во-вторых, незадачливая русская шпионка и успешная самопиарщица Анна Чапмен. Изъявившая желание выйти замуж за самого знаменитого транзитника на нашей планете. Правда, с Анной на шее (уже чеховской) Сноуден вряд ли отправится в Сибирь.

Обсуждая все про и контра транзитной библиотеки Сноудена, большинство американцев считают, что вместо Достоевского и Карамзина Кучерена должен был привезти своему клиенту Гоголя и Толстого, более толково раскрывающих «загадочную русскую душу», находящуюся в транзитном состоянии вот уже второе тысячелетие. Конкретно Сноудену рекомендуют «Мертвые души», «Ревизора» и особенно «Нос». Последний свидетельствует, мол, о том, что между Россией и Америкой есть много общего. С носом можно остаться и там, и там. Что касается Толстого, то он как и Карамзин будет по зубам лишь в том случае, если Москва выдаст его Америке, а та влепит ему пожизненное. (К этой теме я еще вернусь).

В полемику о «Библиотечке транзитника» включился и американский сатирик, эмигрировавший из России Гари Штейнгарт. Он считает, что Кучерена должен был привезти Сноудену в Шереметьево «Обломова» Гончарова. Здесь я никак не могу согласиться с Гари. Обломов не хотел вставать с кровати и покидать свой дом и поместье. Сноуден не может покинуть Шереметьево. Причиной обломовщины была лень. Причина сноудовщины — американский прессинг. Штейнгарт говорит: «Сноуден должен найти для себя потрепанную кушетку где-нибудь в глубине московских предместий, запастись солениями и водкой. Wi-Fi великолепно сольется с обломовским образом жизни. По-видимому, на Штейнгарта повлиял герой его популярного романа «Абсурдистан» Миша Вайнберг, имеющий некоторое сходство с Обломовым. Миша оказывается в западне в номере отеля «Хайат», в какой-то выдуманной стране, обложенный контракторами компании «Хэллибартон», подталкивающих страну на гражданскую войну. (Намек на роль «Хэллибартон» в трагедии Ирака).

Некоторые участники дискуссии о «Библиотечке транзитника» расширяют ее рамки. «Почему Сноуден должен читать исключительно русскую литературу», — вопрошают они. Журналист Джон Шварц, например, рекомендует небольшой рассказ американского писателя ХIX века тоже Эдварда, но Хейли — «Человек без родины». (1859 год). Героя рассказа судят за измену родине. Обливаясь слезами, он кричит в лицо судье: «Я хотел бы больше никогда и ничего не слышать о Соединенных Штатах!» Но, согласитесь, что привозить подобное чтиво Сноудену в Шереметьево было бы не гуманным.

Рассказ Хейли «Человек без родины» дает хороший повод к обещанному пассажу о судьбе Сноудена, если Москва все-таки решится выдать его Вашингтону. Министр юстиции США Эрик Холдер направил письмо своему российскому коллеге Александру Коновалову. В письме говорится, что американская прокуратура не будет требовать смертной казни для Сноудена, тюремщики не будут подвергать его пыткам, а власти выдадут ему американский паспорт, чтобы беглец мог снова вернуться в Соединенные Штаты. Минюст Америки пишет: «Мы считаем, что эти заверения перечеркивают утверждения мистера Сноудена, что к нему следует относиться как к беженцу, ищущему прибежища, временного или иного». (Копия письма Холдера Коновалову была передана минюстом США газете «Нью-Йорк таймс»).

Далее в письме Холдера содержится обещание, что Сноудену не пришьют смертную казнь даже в том случае если его обвинят «в дополнительных преступлениях, за которые полагается высшая мера наказания». Холдер обвиняет Сноудена в лицемерии, мол, Сноуден утверждает, что не может п окинуть Москву без американского паспорта. Неправда, говорит Холдер, США готовы выдать ему специальный паспорт для возвращения в Соединенные Штаты. В письме Холдера мы читаем: «Несмотря на то, что он был лишен паспорта 22 июня 2013 года, мистер Сноуден остается гражданином США. Он имеет право на ограниченный паспорт для возвращения в США. Соединенные Штаты готовы немедленно предоставить такой паспорт мистеру Сноудену». Обвинять в лицемерии надо не мистера Сноудена, а мистера Холдера. Министр юстиции и генпрокурор США выдает себя чуть ли не за всепрощенца. Хочешь паспорт? Выдадим немедленно. Возвращайся домой. Мы тебя не казним и даже пытать не будем! Чего же тебе еще надо? — говорит Холдер. Ну и пожизненное заключение тебе только на пользу пойдет. Осилишь 18 томов «Истории Государства Российского» Карамзина и 30 томов полного собрания сочинений Льва Николаевича. (Это уже я от себя).

Возвращаясь к «Библиотечке транзитника» я бы посоветовал адвокату Кучерене привезти Сноудену роман Жана-Поля Сартра «Нет выхода».

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис



Партнеры