Идея космического масштаба

Реплика Ольги БОЖЬЕВОЙ, специального корреспондента отдела силовых структур

6 августа 2013 в 20:11, просмотров: 6165

Вице-премьер Дмитрий Рогозин — выпускник журфака МГУ, ныне курирующий российскую «оборонку», видимо, никак не может забыть основ своей прежней профессии и, как истинный журналист, не прочь пощекотать общественное мнение своими яркими высказываниями.

Идея космического масштаба
Рисунок Алексея Меринова

На сей раз очередную волну в СМИ он поднял выступлением на заседании правительственной комиссии по расследованию причин недавней аварии ракеты «Протон-М» с тремя спутниками ГЛОНАСС-М, когда предложил обсудить объединение авиационной и космической промышленности, назвав их разделение искусственным.

Очень возможно, вице-премьер и считает, что, как только он пересадит чиновников по новым креслам, электромонтажники в подведомственной ему «оборонке» тут же перестанут путать датчики угловых скоростей и не будут ставить их на ракеты вверх тормашками (авария «Протона-М» произошла именно по этой причине). Что ж, журналисту-международнику Дмитрию Рогозину, конечно, видней. Однако в обеих отраслях — авиационной и космической — от его идеи не в восторге. Это и понятно — уже более 10 лет эти отрасли существуют автономно: имеют собственную стратегию развития, собственных чиновников, которые «пилят» собственный бюджет по собственному усмотрению.

Хотелось бы напомнить, что однажды Роскосмос у нас уже превращали в Росавиакосмос (он просуществовал с 1999 по 2004 год). Сегодня его бывший глава Юрий Коптев считает, что то решение принималось совершенно в другой ситуации. Теперь же, по его мнению, предложение о создании единого органа управления космической промышленностью и авиастроением нуждается в тщательной экспертной оценке и в современных условиях вряд ли может быть реализовано.

Тут, собственно, не поспоришь: подобные решения всегда нуждаются в тщательной экспертной оценке. Но это, как вы понимаете, не про нас. Если наверху кому-то очень понадобится, то мы и армию, и экономику без всяких экспертиз так перекроим, что мало никому не покажется.

Правда, в данном случае о перекрое говорить рановато. Высказанное вице-премьером предложение — всего лишь мысли вслух. А их он озвучивает пачками. К примеру, недавно Дмитрий Олегович хотел создать госкорпорацию «Роскосмос» наподобие «Росатома», собрав в ней предприятия космической промышленности, работающие лишь на гражданские проекты. То есть фактически собирался расчленить военный и гражданский космос, что в принципе невозможно ни у нас, ни в Европе, ни в США, где одновременно по военной и гражданской тематике работают, к примеру, такие монстры, как EADS или Boeing.

Но вскоре это его предложение как-то само собой рассосалось, утонув в информационных потоках Интернета. Зато вот теперь всплыло новое — об объединении космической и авиационной отраслей. Как на него реагировать — обсуждать или забыть, как предыдущие, — толком пока никто не знает. А потому, видимо, перед тем, как пугать людей переменами и реформами, для начала неплохо было бы поинтересоваться у профессионалов: а что они сами об этом думают? Во всяком случае, журналистов обычно учат делать именно так.

Иначе у многих возникают подозрения, что за столь настойчивыми предложениями перекроить существующие структуры стоит не столько желание вице-премьера улучшить их работу, сколько убрать неугодных людей, что, кстати, возможно, не так уж и плохо.

К примеру, объединив авиацию с космосом, одним махом легко избавиться от руководителя Роскосмоса Владимира Поповкина и главы Объединенной авиастроительной корпорации Михаила Погосяна. Без подобных реформ их с насиженных мест не стронешь — слишком серьезную «крышу» они имеют в верхах. А так все чинно и благородно: каждому по ордену, по благодарности, по теплой должности советника кого-нибудь или чего-нибудь, а на освободившиеся места (точнее, их общее место) — своего человека.

Согласитесь, в этом предположении что-то есть... Если, конечно, коллега Рогозин вскоре не выступит с новым, более сенсационным предложением — мы, журналисты, сенсации ведь очень любим. Даже если они потом не находят подтверждения.



Партнеры