Соратница Навального рассказала о нарушениях на московских праймериз

Мария Гайдар поделилась информацией с «МК»

08.06.2014 в 18:23, просмотров: 16036

В столице открылись избирательные участки, где пройдет «нулевой тур» выборов в Мосгордуму. Голосование продлится до 20:00. Всего отпечатано 725 тысяч бюллетеней: организаторы надеются на 200–300 тысяч проголосовавших. О текущей ситуации «МК» рассказала независимый кандидат в Мосгордуму Мария Гайдар.

Соратница Навального рассказала о нарушениях на московских праймериз
фото: ru.wikipedia.org

Гайдар проходила свидетелем по делу «Кировлеса»: как и Алексей Навальный, она в 2009 году была советником у губернатора Кировской области Никиты Белых. По итогам заседаний оппозиционер получил 5 лет условного заключения. О намерении баллотироваться кандидатом в Мосгордуму Мария Гайдар заявила 21 мая — тогда же начала активную компанию. Идет Мария Гайдар от Арбата, Хамовников и Пресненского районов. В праймериз участвовала с целью показать общественности, как они выглядят «изнутри».

- «МК»: Как проходит голосование?

- Гайдар: Я была на четырех участках. Смотрю, идут ли люди и сколько их, беседую с председателями избирательных комиссий. Явка достаточно низкая — на агитацию и рекламу люди не среагировали. На участке, где я сейчас, к концу вечера, думаю, будет 150 голосов. Просидела пять минут, пока голосовал член комиссии — не пришел ни один человек. Вот говорю с вами — женщина подошла.

Вижу стул, на котором сидел Собянин. Его хотели бантиком обвязать (не Собянина, а стул — «МК»).

— По какому принципу голосуют?

— Люди приходят, выбирают, смотрят и по ходу дела решают, за кого голосовать.

Многие вообще не осознают, что происходит. Думают, это действительно выборы в Московскую городскую думу, не понимают, что выбирают людей «в никуда». С учетом того, что избиратели и так не активно участвуют в выборах, дополнительные выборы внесли еще большую путаницу.

Бюджетников много сгоняют. Бюджетники — организованное ядро. Они есть, они очень заметны. Как они приходят, как голосуют, что друг другу говорят, как с членами комиссии общаются. Они ходят достаточно раздраженные, голосуют, куда-то отзваниваются, уходят. Кто-то работает в больнице — и голосует за главврача. Они так и говорят: «Ну, а как? Мы же работаем…» Звонят, отчитываются. Еще на этапе подготовки велась массированная агитация за отдельных кандидатов с использованием админресурса.

— Можете назвать три вопиющих нарушения?

— Первое. Когда приходят голосовать врачи. Приезжают на машине «скорой помощи» и отчитываются: «Вот, приехали, проголосовали». Использовать для таких целей «скорую помощь» — ну совсем нехорошо.

Потом. Фамилии некоторых избирателей дублируются в списках. Один и тот же человек несколько раз идет. Сейчас это просто фамилии — потом будут голоса.

Третье. Ребята из военного училища ходили голосовать организованно по пять человек. Это очевидное нарушение.

Хотя сами выборы, подсчет голосов, вызывают вопросов гораздо меньше, чем организация самих праймериз. Процедура не была открыта: невозможно было кандидатом прийти на встречу оргкомитета и как-то на что-то повлиять. Я знаю человека, который одновременно был кандидатом и входил в оргкомитет. Он сам решал, какая будет процедура голосования на выборах, в которых он участвует.

— Основная цель — познакомить кандидатов с избирателями — выполнена?

— С кандидатами от «Единой России», на которых работал административный ресурс — да. Большинство были никому не известны; под брендом «Моей Москвы» велась рекламная компания отдельных кандидатов. Скажем, от «Единой России» Вера Шастина, главврач 220-й поликлиники. На телевидении была, во всех газетах, в материалах «Моей Москвы». Конечно, с Верой Шастиной избиратели познакомились.

У праймериз есть четкий благополучатель. Это кандидаты от «Единой России», поддержанные административным ресурсом. Того, о чем говорили организаторы — «Выявятся люди, которых реально поддерживают», — не произошло.

— Каков итог «нулевого тура»?

— Люди, в чью сторону вкладывается админресурс, появятся на билбоардах. Будет написано — «Я победил в праймериз». Для них это будет иметь смысл. У каждого и жизнь, и избирательная компания будет своя.

Независимым кандидатам нужно будет собираться подписи. Я буду ходить на встречи с избирателями. Жизнь продолжится.



Партнеры