Должок за вами

14 февраля 2008 в 17:52, просмотров: 3821

Владимир Владимирович, времени на добрые дела осталось так мало, что сразу перехожу к сути. Надо срочно изменить один закон — несправедливый, обидный и жлобский.

Нет сомнений, вы можете это сделать. Есть только одно препятствие: вдруг до вас не дойдет это письмо. А точнее — дойдет с искажениями. Опасение не напрасное. Письма эти по пути к вам искажаются до неузнаваемости. На днях я написал, как было бы хорошо, если бы вы спасли от вырубки подмосковные леса. А вы простили долг Ираку — 12 миллиардов долларов. Это совсем не то. Просто ничего общего.

Теперь — о плохом законе. Он противоречит Конституции. И вы как президент и гарант должны (неприятное слово) его изменить. А как лидер правящей партии можете приказать своим депутатам в Думе принять (исправить) любой закон. А потом (уже как премьер-министр) сами же добьетесь исполнения.

Плохой закон касается всех граждан России — и пенсионеров, и тех, которые в будущем станут пенсионерами (если доживут до пенсионного возраста). Закон называется “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”.
Минувшим летом я пришел в Пенсионный фонд, чтобы оформить пенсию. Пришел на год позже, чем полагается, но был уверен, что пенсию мне и за пропущенный год отдадут — ведь я же ее заработал.

А мне говорят:
— Нет, будете получать “с момента обращения”.
— А в Конституции написано “по возрасту” — то есть с того дня, как мне исполнилось шестьдесят.
— У вас Конституция, а у нас Федеральный закон. Вот смотрите, статья 19: “Моментом назначения пенсии является дата обращения гражданина в Пенсионный фонд”.
— А если я болел?
— Нас не касается.
— А если я год торчал в подводной лодке под Северным полюсом или был разведчиком-нелегалом в чужой стране, вот только что усы отклеил?
— Не мешайте работать. Следующий!

Пенсию, Владимир Владимирович, мне назначили “с момента обращения”. Согласитесь, это неправильно. Если я зарплату вовремя не получил, она же не пропадает. Хоть год спустя приходи — она тебя ждет на депоненте. А если зарплату дают через банк — значит, она тебя ждет на карточке (суй ее в банкомат хоть ночью).

И еще (чтобы у вас не было иллюзий): “с момента обращения” вовсе не означает, что пенсию вам начнут платить с момента обращения. Звучит глупо, но это так. Ихний “момент” наступает не тогда, когда человек пришел, а тогда, когда ему удастся собрать все справки, все бумажки — и чтобы все штампы, все печати, все запятые были “как положено”. И некоторых гоняют по десять раз. Особенно трудно тем, кто добывает справки из другого города, где когда-то раньше работал; и тем, у кого предприятие переименовалось, а хуже того — исчезло (разорилось, например).

И чем беднее человек, тем хуже он умеет добывать справки. У некоторых уходят месяцы. А если вдобавок они больны и одиноки… Ну, не будем нагнетать.

Там, в Пенсионном фонде, произошла еще одна дрянь. Пенсию назначили “по старости” и в справке (а потом и в удостоверении) так и написали.

— Но в Конституции написано “по возрасту”.
— Может, у вас в Конституции и по возрасту, а у нас в законе — “по старости”.
— Это кто придумал?
— Депутаты Государственной думы.

Вот результат того, что в Думе почти одни мужики. Будь там много женщин, они бы предложившего такую формулировку там прикончили (пользуясь своей неприкосновенностью).

Возможно, и среди ваших, Владимир Владимирович, подруг и близких есть дамы, которым скоро пятьдесят пять, — вот у них будет радость, когда им выдадут удостоверение старухи.

Да и мужик в шестьдесят отнюдь не всегда старик. Возраст — арифметика. Старость — состояние. И даже скорее духа, чем тела. Есть такие молодцы — в восемьдесят детей рожают…

В общем, закон паршивый. Надо, думаю, исправить. Обратился в суд. Мысль была заманчивая: выиграю — и все пенсионеры (и все будущие пенсионеры) получат свои деньги полностью. И не по старости, а по возрасту. И, конечно, надо этому закону обратную силу придать. Чтобы тем, у кого государство несправедливо зажилило пенсию, — отдали все долги.

И тут — как в сказке — совпали три события.

Во-первых, суд.

Во-вторых, вы накануне этого суда выступили в Государственном совете (с прямой трансляцией на всю Россию) — рассказали план построения счастливой жизни к 2020 году. Некоторые фразы многих задели.

В частности, вы сказали: “Нашим детям не придется отдавать за нас прежние долги”.
Можно так понять, что вы (в данном случае власти) никому не должны, со всеми расплатились. А можно и так, что долги не придется отдавать, потому что умрут те, кому РФ должна.

Вы же сами сказали: “Сегодня каждый второй мужчина в стране не имеет шансов дожить даже до 60 лет. Позор!”

Видите, для вас это позор, а для тех, кто платит пенсии, большая экономия.

Вы добавили: “Считаю, надо сделать всё, чтобы уровень смертности в России сократился более чем в 1,5 раза, а средняя продолжительность жизни в России увеличилась к 2020 году до 75 лет”. Тут раздались аплодисменты, но ведь это “надо сделать”, а получится ли — никто не знает. И даже если получится, то [2020 - 75 = 1945] будет иметь отношение только к тем, кто родился после 1945 года. А те, кто родился раньше, могут только радоваться за тех, кто родился позже.

В-третьих, мы в этот день простили долг Ираку — 12 миллиардов долларов. Это так по-советски говорится “мы простили” (потому что советский человек не отделял себя от государства). А на самом деле это вы (власти) простили. А 12 миллиардов, извините за резкость, были не ваши, а наши. И у нас (у граждан) никто не спросил: согласны ли мы простить Ираку. Да и с какой стати? Допустим, денег у него нет, зато нефти много. Пусть отгородят нам скважину, будем качать, пока счетчик не покажет, что накачали на 12 х 109 долларов.

И Сирии “мы” простили 10 миллиардов долларов, и Монголии — 11 миллиардов, и Вьетнаму около 10, и Эфиопии, и Анголе… В то же время свои многомиллиардные долги мы (раньше срока!) выплатили богатейшим странам — Франции, Англии… С точки зрения пожилого жителя России, эти члены “Большой восьмерки” бессмертны. Потому что гражданина скоро не будет, а Франция, Англия будут еще долго. Могли бы подождать.

Ираку прощаем, а нам (гражданам) наш собственный Пенсионный фонд не может простить маленького опоздания. Французам платим, а у своих зажиливаем пенсию.

* * *

И вот пришли мы в суд, чтобы защитить права всех, кто не сумел вовремя и правильно собрать документы. И наш защитник — член коллегии адвокатов “Тарло и партнеры” Виталий Корыстов очень просто и ясно объяснил суду, что в Конституции сказано “по возрасту”; а достижение определенного возраста — это “событие”. Его невозможно путать с “моментами”, которые зависят от всяких случайностей или истолковываются кем угодно как попало; а Конституция — “закон прямого действия” и она выше всех федеральных законов, значит…

Все, что мог возразить в суде Пенсионный фонд, это что статья про “с момента обращения”, мол, “не противоречит Конституции, а конкретизирует…”

Нет, Владимир Владимирович, это не конкретизация, а прямое ухудшение. Ведь если придет двадцатилетний, никто ему пенсию не даст “с момента обращения”. Этот закон, как кассирши, которые “ошибаются” со сдачей всегда в свою пользу. А в Конституции есть статья 55, запрещающая принимать законы, ухудшающие жизнь граждан.

Судья удалилась, через три минуты вернулась и огласила: “В иске отказать”.

* * *

Владимир Владимирович, правда на нашей стороне, мы своего добьемся. Будет не “с момента обращения” и не “по старости”, а как в Конституции написано — “по возрасту”.

Но у нас уйдут годы, а вам – секунда: нахмурите брови, скажете “ну-ка, быстренько” — и как по волшебству…
Если вам понятна наша правота — вы это сделаете.

Если она вам понятна, но вы это не сделаете, то можно будет подумать, что незаслуженные обиды и мучения людей вам безразличны.

А если вам не понятна наша правота… Нет, такого представить себе невозможно.

Было бы справедливо, если бы эта поправка была бы названа “поправкой Минкина”. А хотите — вас впишу. Будет “поправка Минкина—Путина”. (Инженеры всегда в заявку на изобретение вписывают директора завода — так почему-то гораздо быстрее внедряется.)

* * *

От редакции:

В книжных магазинах Москвы и России продается новое расширенное и дополненное издание "Писем Президенту" Александра Минкина.

В книге появился раздел "Неотправленные письма".



    Партнеры