Отечество в госбезопасности!

18 ноября 2008 в 18:36, просмотров: 4164

Г-да президенты, надеемся, что это странное обращение найдет понимание в ваших сердцах. “Президенты” — это связь времен, преемственность курса, на чём вы так настаиваете.

Бывший президент, теперешний и будущий — казалось бы, трое. Но, похоже, в нашем случае прошлый и будущий — одно лицо; а между прошлым и будущим аккуратно проложен… Ведь преемник на самом деле приемопередатчик (как у разведчика: принял — выполнил — передал).

Курс Путина, план Путина — вот главные лозунги минувших выборов. Что же может быть лучше (для этой цели), чем вернуть руль кормчему?

Надолго? И ради кого? — ради заинтересованных лиц или ради страны? Ответы можно разглядеть сквозь густой туман вашего послания.

Навсегда?

Г-да президенты, поздравляем. Дума исполнила (в 1-м чтении) ваш приказ — условный президентский срок увеличен с 4 до 6. Скоро и Совет Федерации поднимет лапки кверху (проголосует).

Придворные повторяют единственный аргумент: “Четырех лет мало для такой большой страны”. Большая? Но США по числу жителей вдвое больше. Или нас измеряют в квадратных километрах? Четыре года — мало? А откуда это известно? Ельцин правил 9 лет, Путин — 8. И теперь будет так же — один пишем, два в уме — написали 6, а выйдет 12.

В России выборы поставлены под тотальный контроль. Результат и вам, г-да президенты, и народу известен заранее. В этой ситуации одноразовый срок — формальность.

Рамзан Кадыров (который заявил, что в Чечне на выборы придет больше 100%) на днях предложил, чтобы президент России правил пожизненно. Простой парень в двух словах выразил то, что ваши спичрайтеры спрятали в 8342 слова и засунули в самую середину президентского послания. Вот это красивое место, густой туман:

“Убежден, наше движение к свободе и демократии будет успешным и неуклонным лишь в том случае, если авторитет Президента и Государственной думы будет достаточно высок, основан не только на предвыборных обещаниях, но и на практических результатах деятельности, если у них будет достаточно времени, чтобы все заявленное провести в жизнь и результаты своей работы реально показать народу, отчитаться за них перед избирателями, перед страной… Укреплять демократические институты и поддерживать стабильность”. А далее сразу про шесть лет.

Больше срок — больше свободы и демократии? Извините, это чепуха.

Считается, будто у нас демократия. По-русски народовластие. Но реализоваться такая власть может только на выборах. И вы хотите сказать, что чем реже выборы, тем больше власть народа?

Вы в послании сказали, что мечтаете “укоренить демократию”. То есть вы — садовники, в руках рассада; и вы хотите пореже собирать урожай?

Неужели вы говорите одно, а думаете другое? Есть человек еще более простой и откровенный, чем Рамзан Кадыров. Это Чуров — председатель Центральной избирательной комиссии (ЦИКи). Он в начале ноября выступал по радио “Свобода”. В прямой эфир позвонил слушатель из Пскова:

СЛУШАТЕЛЬ. Вот мне 70 лет, я первый раз не ходил голосовать, потому что было ясно, кто будет президентом. Не выборы были, а назначение. Это, я считаю, насмешка над народом.

ЧУРОВ. Пусть люди прежде всего подумают, что им важнее — соревнование президентов или хорошая, стабильная, нормальная жизнь. А с другой стороны, опять же говорю, есть свобода выбора. Вот данный пскович не захотел и не пошел голосовать, и ему за это ничего не было.

Такое не придумаешь. Председатель ЦИКи считает выборы вредной идеей и предлагает людям:

— “или выборы — или нормальная жизнь”;

— радоваться, что отказнику “ничего не было”;

— и “свободу выбора”: выбрать вас или не ходить.

А может, г-да президенты, вы правы: пока в людях не укоренилась демократия, лучше им сидеть дома, укореняться, а не на выборы бегать. Неопытный народ, чего доброго, выберет неправильно, а ЦИКе потом мучайся. Думаете, легко фальсифицировать результаты? Цифры всегда не сходятся. А с другой стороны, что важнее: хорошая жизнь с хорошим президентом или честный подсчет голосов? Арифметикой сыт не будешь.

В президентском послании после красивых слов об “укоренении демократии” вы озвучили цифры:

— За партии, прошедшие в Госдуму в 2007 году, проголосовало более 90 процентов избирателей.

Г-да президенты, это не так. Из 107 миллионов избирателей даже по официальным данным за эти партии проголосовали 64 миллиона (58 процентов). У вас наверху, конечно, привыкли иметь дело с процентами. Но считать надо не проценты, а людей. В данном случае ошибка составила 33 миллиона человек. Но если они ничего не решают, то на кой их считать, этих педро?

Возможно, этот кусок послания вам Чуров писал. Он известный фантаст. Он в той радиопередаче по “Свободе” (3 ноября 2008, прямой эфир) называл невероятные “проценты доверия”. Ведущий вежливо усомнился:

ВОПРОС. Вы уверены, что 80 процентов доверяют процессу выборов?

ЧУРОВ. Да.

ВОПРОС. Почему?

ЧУРОВ. Таковы оценки всех социологических служб, какие только есть, и, кстати, зарубежные тоже примерно такие.

Г-да президенты, ВЦИОМ сообщает, что в 2007 году 39% считали выборы честными, а 44 — нечестными. А в 2008-м доверчивых якобы стало 52%. Но, как видите, до 80 еще очень далеко.

Что касается зарубежных наблюдателей, то все зависит от их происхождения. Белорусские верят на 100%, а западные совсем не верят в честность наших выборов.

Мы однажды задали читателям “МК” вопрос: “С каким словом у вас ассоциируются выборы? — а) честность; б) обман”. Ответы распределились так: честность — 0; обман — 100 процентов.

Лучший способ узнать волю народа — референдум. В России за время вашего правления закон о референдуме изуродовали так, что он стал невозможен.

Государственных вопросов у людей очень много, но референдумов нет вообще. А в Швейцарии, где демократия укоренилась, ежегодно проходит три-четыре референдума: присоединяться к Шенгену или нет? вводить евро или погодить? и даже какой должен быть максимальный тоннаж грузовиков, чтобы не портили дороги и экологию? Что граждане решат — то власть швейцарская исполняет. Плохо исполняет — вылетает. О фальсификациях при подсчете там не слыхивали. А если поймают — с гарантией посадят. А у нас, г-да президенты, даже когда в суде удается доказать факт фальсификации, результаты выборов никто не отменяет. Мол, да, был вброс, но не повлиял.

Пожизненно — польза или вред?

Так случилось, что полвека мы бодаемся с США. С ними “холодная война” и гонка вооружений. С ними сравниваем уровень жизни, зарплату врачей и офицеров. Их догоняем по мясу, маслу, молоку. С ними стыкаемся в Югославии (которой уже нет) и в Грузии (которая пока еще есть). Их виним в “оранжевых революциях”. И у них же покупаем автомобили, курятину, лекарства, сигареты, компьютеры, самолеты, пепси и пр.

А что если сравнить другие параметры?

В США Конституция с 1787 года. Уже 221 год — одна. У нас за 103 года — шестая, если не седьмая.

В США — 44-й президент. У нас за это время 16 правителей: Екатерина II, Павел I, Александр I, Николай I, Александр II, Александр III, Николай II, Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, Ельцин, Путин. Из них 10 правили пожизненно. А шестеро покинули трон живыми: Николай II был сметен революцией и расстрелян; Ленин впал в паралич; Хрущев свергнут; Горбачев свергнут; Ельцина (больного и не имевшего никаких шансов на третий срок) убедили уйти; Путин… А он не ушел.

Итак, у них правители меняются, а Конституция остается. А у нас правители остаются и меняют Конституцию.

Похоже, что смена власти придает стабильность стране. А стабильность власти (понимаемая как несменяемость лидера) вредна стране. Стабильность разная бывает. Стабильно растущая опухоль скоро становится неоперабельной.

…Разница между нами и США ярко видна в момент выборов.

У них за Обаму по всей стране вели агитацию десятки тысяч добровольцев. У нас за вас — ни одного. Мы же не можем считать добровольцами тех, кого привозят на митинги и выборы в автобусах да еще платят им деньги.

Весной этого года, в день ваших выборов, у нас под окном кто-то запел.

Мы выглянули. Гармонист и четыре девки в национальных костюмах (сарафаны, кокошники) шли под мокрым снегом и тоскливо блажили частушки:

Мы на выборы пойдем!

И страну не подведем!

Голосуем как один:

Жить достойно мы хотим!

Эй, товарищ, друг и брат,

Приходи голосовать!

Президента выбирай

И смотри — не оплошай!

Сарафанчик, сарафанчик

Сарафанчик красненький

Президента выбираем

Пусть он будет классненький!

Это они о вас, представляете? Оказалось, они из ВГИКа, студентки. Им, конечно, противно и холодно, но зарабатывать же надо.

— А сколько за это платят?

— Каждой — пятьсот рублей в час. С 11 до 17 получается три тысячи.

Вот так у нас. А там больше трех миллионов граждан по собственной воле прислали кандидату кто 5, кто 10, кто 50 долларов. С вашими избирателями, кажется, такого не случается.

Обама никому не обязан, даже своей партии (которая долго была за Хиллари Клинтон), он не назначенец олигархов, не преемник. Вдобавок чернокожий новичок сам пишет свои речи. А вы, г-да президенты… Впрочем, все эти подробности вашей политической биографии вы сами знаете.

Но когда мы сравниваем себя с Америкой, то забываем важнейшее. Мы стартовали не вместе. В момент образования США у нас была тысячелетняя культура — театр, поэзия, Академия наук, роскошные дворцы Петербурга и фонтаны Петергофа — на дворе был Золотой век Екатерины Великой. Америка начала с нуля: дикари, ковбои, салуны, рабы, суд Линча, грабежи и золотая лихорадка.

Отчего ж они нас обогнали? Не оттого ли, что нами последние три века правили пожизненные владыки?
Мао, Сталин, Чаушеску, Ким Ир Сен — пожизненные правители. Под их властью граждан в этих странах погибло больше, чем от внешних агрессоров. Страны эти отстали в развитии. (К моменту смерти Мао Китай был посмешищем даже для нас, там творились невероятные глупости и дикость.)

Добить врага

Самая либеральная часть вашего, г-да президенты, послания звучала так:

МЕДВЕДЕВ. Демократические учреждения должны укорениться во всех социальных слоях. Для этого надо… доверять все большее число социальных и политических функций непосредственно гражданам, их организациям… Поэтому прежде всего предлагаю принять меры по дальнейшему повышению уровня и качества народного представительства во власти. За партии, прошедшие в Госдуму в 2007 году, проголосовало более 90% избирателей (об этой ошибке см. выше. — А.М.). Но при этом почти 5 миллионов человек, 5 миллионов наших граждан отдали голоса партиям, которые в Государственную думу не попали. Эти люди не получили представительства на федеральном уровне, хотя и проявили гражданскую активность и просто пришли на выборы. Это несправедливо. И должно быть исправлено. При этом пока не считаю необходимым снижать барьер прохождения в Государственную думу, установленный законом для депутатов.

Мое первое предложение — дать гарантии представительства избирателям, проголосовавшим за так называемые малые партии. Считаю, что партии, получившие от 5 до 7% голосов, могли бы рассчитывать гарантированно на 1—2 депутатских мандата. Такая схема позволит, с одной стороны, сохранить систему поощрений и укрепления крупных партий, то, чем мы с вами занимались последние годы, партий, которые составляют каркас национальной политической модели. А с другой — дать парламентскую трибуну малым партиям, представляющим интересы достаточно значительного числа людей.

Красивый туман. Даже слышно горестное сочувствие в ораторском повторе: “почти 5 миллионов человек! 5 миллионов наших граждан!..”. Но смотрите, что вы предлагаете.

Партий, получивших от 5 до 7 процентов, — вообще не существует. И если появится одна (сделанная в Кремле из СПС)…

А чтобы оппозиция стала лучше, вы предложили: “В закон о партиях внести поправки, обязывающие производить ротации руководящего партийного аппарата, согласно которым одно и то же лицо не может занимать определенную руководящую должность в аппарате партии дольше определенного срока”. Говоря по-русски, вы велели партиям менять лидеров по календарю. Но настоящий лидер настоящей партии — это идейный вождь. Только партия решает, за кем идти. Ни в одной стране мира власть в это не вмешивается. Но идея очень удобная для того, чтобы ставить послушных. В свое время тов. Сталин, рассердившись на упрямство Крупской, сказал ей:

— А эсли будэшь спорить, мы назначим другую жэнщину вдовой Ильича.

Дать одно-два депутатских места партиям, которые не прошли 7-процентный барьер, — незаконно. Так сказать, царская милость. “Один-два мандата” — как кинуть кость бродячей собаке. Пока грызет — не гавкает, наоборот — хвостом виляет. Думаете, что она в этот момент представляет интересы миллионов бродячих собак?

Два депутата — это 0,4 процента голосов Думы. Ничего эта ничтожная доля не сможет. Эти двое даже слова никогда не получат (потому что слово на пленарном заседании получают только члены фракций). Зато они получат личный комфорт, огромную зарплату, неприкосновенность. Будут работать не депутатами, а тушью для ресниц — чтобы власть красиво моргала честными глазами: “Вот же, смотрите, у нас в Думе оппозиция”.

Вы в послании предложили еще одно демократическое облегчение: “Использование денежного залога на выборах всех уровней должно быть отменено. Участвовать в выборах или нет — должны решать не деньги, а мнение людей, репутация партии и доверие избирателей к ее программе”.

Прекрасные слова. Но остается сбор подписей. И будет участвовать партия в выборах или нет — решит мнение чиновника: “Ваши подписи — фальшивые. До свидания”.

Вы, г-да президенты, обещаете рост демократии, обещаете “доверять все больше непосредственно гражданам”, обещаете подарить оппозиции полтора кресла в Думе; говорите: “Свобода лучше несвободы!”. Слушая эти ваши высокие слова, невольно вспоминаешь заместителя тов. Андропова генерала армии Ф.Д.Бобкова — главного в СССР по пропаганде и борьбе с инакомыслием.

В 1990 году он дал интервью журналу “Родина”, где были потрясающие высказывания:

“Органы госбезопасности твердо стали на путь строжайшего соблюдения социалистической законности”.

“Закон тоже должен применяться неформально…”

“В принципе мы в КГБ — за максимальную гласность”.

Читая эти прекрасные слова, трудно было понять: то ли законность будет строжайше соблюдаться, то ли неформально применяться. Или — и так и сяк — к своим неформально, а к чужим строжайше. Вот тогда, в августе 1990, я и написал статью “ГРАЖДАНЕ! ОТЕЧЕСТВО В ГОСБЕЗОПАСНОСТИ!”. В конце говорилось:

“…Государственный Комитет Государственной Безопасности. Ничего опаснее для страны и придумать нельзя. У них в руках наша переписка, наши телефонные разговоры. Они во всех посольствах, во всех редакциях, в гостиницах, на заводах, в университетах, драмкружках… Сами они не уймутся никогда.

Армия разбегается. Потому что Армия любительская, бесплатная. А эти — все на окладе, все со льготами, с квартирами, с неограниченной властью над людьми. И когда их сытой, льготной жизни грозит конец — они способны на все”.

Ровно через год, в августе 1991-го, казалось, им пришел конец. Они валом пошли в демократы. Кто-то — к Собчаку, а зам Андропова генерал Бобков — к Гусинскому… Но речь о другом. Речь о том, что словам генерала о законности и вашим словам о свободе и демократии я верю абсолютно одинаково.

Закон — тайга

А как случилось, что даже вечером накануне оглашения вашего послания никто не знал о главной сенсации — о продлении срока? Если это для блага народа –  зачем такая тайна? Все говорили, что послание будет о кризисе, коррупции, экономике… Ни одной утечки. Абсолютная скрытность. Чувствуется рука одного из вас, г-да президенты. Знал ли другой из вас о том, что он прочтет утром в Кремле? Да и зачем ему, теперешнему, увеличивать срок, когда у него впереди почти 8 лет? Скорее это его ответный дар (ему — трон, он — срок).

“Дума абсолютно управляема. В ближайшие год-два она примет закон о продлении президентских полномочий до семи лет. Заодно постановит считать первые семь лет со дня принятия этого закона. Вот и выйдет: сейчас год-другой, потом первый 7-летний срок, потом второй — итого 15, а то и больше”.

Это цитата из моей заметки, опубликованной в “МК” 31 марта 2000 года. Путин правил всего пять дней, но путь уже определился.

На практике вышло еще круче. Восемь лет президентом, потом шаг в сторону, преемник продлевает, и можно возвращаться надолго. Таких рокировочек Ельцин и вообразить не мог.

А “выборы” пройдут под руководством Чурова. Он был членом ЛДПР, когда провозгласил ГЛАВНЫЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ ЗАКОН ЧУРОВА: ПУТИН ВСЕГДА ПРАВ! За это его сделали председателем ЦИКи.
И вот теперь все в том же эфире “Свободы”:

ВОПРОС. О вашем следовании “первому закону Чурова” — “Путин всегда прав”. По-прежнему все так? Сейчас Владимир Владимирович Путин — премьер-министр. А закон работает, остается?

ЧУРОВ. Абсолютно.

ВОПРОС. Почему?

ЧУРОВ. Ну, почему-почему, потому что он закон.

Г-да президенты, в нашей с вами стране, где вы искореняете… простите, укореняете демократию, партий все еще несколько. Главную партию у нас называют партией власти, фамилия лидера — Путин. Вы — юристы (по образованию). А Чуров — председатель ЦИКи, главный арбитр на выборах.

Скажите (как юристы), допустимо ли, чтобы судьей на процессе был человек, который заранее твердо верит, что один из спорящих всегда прав? Ведь это значит, что остальные всегда неправы. Может ли быть в боксе или на футболе главным арбитром, не хочу сказать, верный раб, но, по собственному его признанию, фанатичный поклонник одной из сторон?

* * *


“Всегда прав”? Человеку свойственно ошибаться. Кто не ошибается — тот не человек, а бог. Боги правят вечно.



Партнеры