Несостоявшееся рукопожатие

Лидеры США и Ирана так и не встретились на сессии Генассамблеи ООН

25 сентября 2013 в 13:27, просмотров: 1710

Президентами США и Ирана, которые в последний раз встретились друг с другом, были Джимми Картер и шах Моххамед Реза Пехлеви. «Виновницей» этой встречи стала первая леди Розалин Картер, которой захотелось отметить свой день рождения вместе с шахом. Но после этой встречи революция в Тегеране смела шахский режим и взяла в заложники американских дипломатов. Картер попытался освободить их военной силой, но неудачно. Это стоило ему президентства. Он проиграл выборы Рональду Рейгану.

Несостоявшееся рукопожатие
фото: РИА Новости

С тех пор лидеры США и Ирана больше не встречались. В сентябре 2000 года президент Билл Клинтон попытался встретиться «экспромтом» с тогдашним президентом Ирана Моххамедом Катами, однако последний отказался от такой встречи. После изощренных логистических гамбитов Катами счел не безопасным для себя контакт с президентом Клинтоном. Он был умеренным и его позиции внутри Ирана были шаткими.

Нынешний президент Ирана Хассан Роухани тоже умеренный, но его позиции в Тегеране никак нельзя назвать шаткими. Он входит в узкий круг личных советников верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. И его нынешнее «мирное наступление» имеет благословение последнего. Вот почему основной интригой открывшейся во вторник, 24 сентября, ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН было ожидание того «поручкаются» или нет Барак Обама и Хассан Роухани? Однако до этого дело опять-таки не дошло. Президент Ирана не явился на ланч, устроенный Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном, который представлял хороший шанс обоим президентам для встречи. Но ситуация для этого видимо еще не созрела. Как сообщают, новый президент Ирана решил не дразнить реакционных тегеранских гусей.

Тем не менее, американо-иранские отношения значительно изменились со времен предшественника Роухани Махмуда Ахмадинеджада, который, выступая с трибуны ООН, клеймил США как «великого сатану». Роухани прибыл в Нью-Йорк с оливковой ветвью в руках, хотя руки Обамы он так и не пожал. Свой мессидж Роухани сформулировал так: «Да, миру, нет войне». С этих слов он и начал свое выступление в Генеральной Ассамблеи ООН. Однако не будем забегать вперед, поскольку президент Ирана выступил 6 часов спустя после президента Обамы. Поэтому начнем с выступления последнего.

Президент Обама выступил в Генеральной Ассамблее с ослабленных позиций. Недаром в день его выступления опрос общественного мнения, проведенный газетой «Нью-Йорк таймс» и телеканалом Си Би Эс показал, что 49%, т.е. практически половина американцев, не одобряют внешне-политический курс президента.

Выступление Обамы по сути дела свелось к объяснению и защите военно-политического курса Вашингтона по отношению к странам Среднего Востока. Не случайно он лишь мимоходом упомянул Азию и другие международные проблемы. Обама заявил, что США используют все рычаги власти, включая военную силу для защиты своих интересов в регионе. Однако он признал, лимиты своих возможностей влиять на события на Среднем Востоке, включая такие страны как Сирия и Иран.

В своем выступлении Обама вынужден был признать и то, что дипломатические переговоры, которые развиваются сейчас буквально с кинематографической быстротой, влияют на его политические решения. Тем не менее он сказал, что успехи дипломатии во многом являются результатом угрозы военного давления, которую подобно дамоклову мечу, США повесили над головой сирийского президента Асада. Обама по-прежнему утверждал, что США играют «исключительную» роль на мировой арене. Если США займутся изоляционизмом, сказал Обама, «они создадут вакуум лидерства, который ни одна страна не сможет заполнить».

Обама по сути дела приветствовал дипломатическую инициативу Ирана. Он заявил, что дал инструкции госсекретарю Джону Керри начать переговоры на высшем уровне относительно ядерных программ Ирана. Одновременно он призвал Совет Безопасности ООН принять резолюцию, которая взвалила бы на Сирию ответственность в случае если она не передаст свое химическое оружие под контроль международных органов. Кроме того, Обама поддержал последние инициативы своего госсекретаря, направленные на «оживление» мирных переговоров между Израилем и палестинским руководством.

Касаясь ситуации в Сирии, президент хотя и косвенно признал, что его зигзагообразная политика — не то ударить, не то не ударить по Сирии — взвинтила нервы у некоторых американских союзников и в какой-то степени подтвердила «цинизм» некоторых средне-азиатских стран в отношении американских мотив в регионе. Однако, добавил он, был бы куда большей угрозой уход Америки из этого региона.

Обама сказал, что несмотря на «усталость» американцев от 12-летней войны, которую вели США, несмотря на то, что намного ослабла зависимость США от арабской нефти, Соединенные Штаты будут продолжать активную игру в регионе. В частности, защищать свои интересы, и проповедовать принципы демократии в таких странах как Ирак, Сирия и Бахрейн. Он сказал, что США не будут бездействовать, если в каких-либо странах этого региона будут возникать «гуманитарные трагедии».

Касаясь «оливковой ветви» из Ирана Обама подчеркнул, что она может стать фундаментом для соглашения о ядерных программах Тегерана. Однако добавил, что примирительные слова иранского президента должны быть подкреплены действиями «ясными и подвергающимися проверке». Упомянув об обмене посланиями между ним и президентом Роухани, Обама выразил осторожный оптимизм. «Препятствия на этом пути будут огромными, но я твердо верю в то, что путь дипломатии должен быть использован и проверен». То же самое заявил Обама и о переговорах в рамках Совета Безопасности ООН, посвященных российскому плану передачи и в конечном счете уничтожении химического оружия президента Асада. Однако он обвинил Россию и Иран в том, что они поддерживают сирийского диктатора. Он сказал, что такая поддержка может вызвать дальнейшую радикализацию Сирии. Он опять повторил свои утверждения о том, что только угроза военного вмешательства США заставила Сирию стать на путь дипломатии.

Незримо в ходе работы Генеральной Ассамблеи ООН возникла фигура «свистуна» Сноудена. Дело в том, что президент Обама выступил с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН сразу же после президента Бразилии Дилмы Роуссефф. Президент Бразилии в очень острой форме критиковала США за то, что их Национальное агентство безопасности шпионило за электронной почтой эсэмэсками и другими электронными коммуникациями между госпожой Роуссефф и ее советниками. В связи с этим она отменила свой государственный визит в Вашингтон.

Президент Обама не мог пройти мимо этого заявления президента Бразилии. Он сказал, что США рассмотрят активность своих разведывательных органов и приведут их в соответствие с международными нормами. Он сказал также, что будет ограничено действие дронов, что узники тюрьмы Гуантанамо будут переведены в другие тюрьмы и что вообще США постараются «сойти с военных троп».

Президент Обама подтвердил, что он поддерживает израильско-палестинское сближение. (В скором времени состоится встреча между израильским премьер-министром Нетаньяху и палестинским лидером Махмудом Аббасом. Обама пообещал свою поддержку их переговорам). Он призвал мировое сообщество тоже поддержать эти мирные переговоры.

В своем выступлении в Генеральной Ассамблее ООН Обама предупредил военное руководство Египта, что оно потеряет поддержку США, если будет продолжать политику преследования гражданского общества страны. Обама сказал, что поддержка Египта будет зависеть от того, каковы будут его успехи на пути демократизации страны.

В умеренную тональность выступления Обамы то и дело врывались старые мотивы политики с позиции силы. Намекая на вторжение США в Ливию, Обама сказал: «Суверенитет не может быть щитом для тиранов, под прикрытием которого они совершают страшные убийства. Суверенитет не может быть также причиной для того, чтобы международное сообщество закрывало глаза на бойни».

Президент Ирана Хассан Роухани можно сказать выстрелил в Нью-Йорке из «мирной двустволки». Во-первых, он дал интервью телеканалу Си Эн Эн, в котором сказал: «Я хочу сказать американскому народу, что я несу ему мир и дружбу от иранцев». В отличие от своего предшественника он косвенно признал, что Холокост действительно имел место.

Другой «ствол» уже под сводами Генеральной Ассамблеи ООН. Роухани сказал, что Иран готов немедленно начать переговоры для создания взаимного доверия и ликвидации взаимных трудностей. Роухани подчеркнул, что ядерное оружие не будет иметь место в системе безопасности Ирана. Он сказал: «Ядерное оружие и другое оружие массового уничтожения не имеют места в иранской доктрине безопасности и обороны. Они противоречат нашим фундаментальным религиозным и этическим принципам».

Одновременно Роухани подверг резкой критике международные санкции, направленные против Ирана. Он сказал, что эти санкции, несмотря на сопровождающую их риторику, сеют вражду, поджигательство войны и человеческие страдания. «Иран ищет решения проблем. Он не создает их. Иран отказывается от насилия и экстремизма», — говорил иранский президент.

Роухани сказал, что он внимательно слушал выступление президента Барака Обамы и надеется, что США «не пойдут по пути, который отвечает интересам групп поджигателей войны и их давлению».

За пределами Генеральной Ассамблеи ООН тоже предпринимаются шаги к сближению между Вашингтоном и Тегераном. Сообщается, что государственный секретарь США Джон Керри встретится в четверг с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом и остальными постоянными членами Совета Безопасности ООН плюс Германия. Беседы будут касаться возобновления переговоров по поводу иранской ядерной программы. Однако в дипломатических кругах не ожидают какого-то сенсационного решения проблемы ядерных приготовлений Ирана. Об этом говорил и Обама в своем выступлении в Генассамблеи.

В своем выступлении иранский президент коснулся израильско-палестинского конфликта. Он красноречиво описал трагедию палестинского народа и те преступления, которые совершены против него. Касаясь Сирии президент Ирана призвал международное сообщество «быстро положить конец убийствам невинных людей. Мы защищаем мир в Сирии, основанный на демократии и выборах», сказал он. Он приветствовал вступление Сирии в конвенцию о запрещении химического оружия.

Итак, первый день работы Генеральной Ассамблеи ООН прошел под знаком Надежды. Воплотится ли она в жизнь покажет время. Не надо забывать, что альтернативой рукопожатия является рукоприкладство.



Партнеры