Кущёвка самарского масштаба

Под боком президентской здравницы бесчинствовала милицейская ОПГ, но никому нет до этого дела

2 февраля 2012 в 20:37, просмотров: 47708

О кубанской станице Кущёвке знает теперь вся страна. Самарское село Шигоны похвастаться такой славой пока не в силах.

Несколько лет криминальная группировка держала в страхе весь Шигонский район, полностью подчинив себе местную власть. Здесь было всё: взятки, рэкет, поджоги, избиения, фабрикация уголовных дел, посадки неугодных. Как считают прокуратура и жители, возглавлял ОПГ начальник местной милиции Михаил Чичельник. Вот только в отличие от Кущёвки кубанской глубоко разбираться в Кущёвке самарской никто почему-то не спешит...

Сразу после Нового года майор милиции Чичельник был выпущен на свободу. Такое решение Шигонский райсуд вынес ровно через сутки после первого обвинительного приговора участникам банды Цапка.

Совпадение, конечно: но очень и очень символичное...

Кущёвка самарского масштаба
фото: Геннадий Черкасов

Еще полгода назад начальник Шигонского РОВД Михаил Чичельник считался красой и гордостью самарской милиции.

Он был не только самым молодым начальником районного звена, но и образцом для подражания. За три года его руководства Шигонский РОВД вышел в передовики: отдел лидировал по большинству милицейских показателей, а раскрываемость преступлений вообще достигла первого места в области — 85%. (Во всей России, для справки, — 54,5%).

А еще — славился Чичельник радушием и гостеприимством. К нему любили ездить на охоту и рыбалку, кататься по Волге, наслаждаться природными красотами.

34-летнему майору прочили большое будущее и собирались выдвигать на повышение. Вне сомнений: уже сейчас он возглавлял бы одно из крупных межрайонных УВД (известно, что документы готовились на Сызранское управление), благополучно пройдя переаттестацию...

Да, именно так всё и было бы: если б не его арест. Из ударника милицейского производства Чичельник превратился в подследственного.

Сегодня он обвиняется сразу по трем статьям УК: грабеж, превышение полномочий и незаконное использование шпионской техники.

Впрочем, это лишь малая верхушка айсберга, скрытого в далеких самарских снегах. И документы, и рассказы свидетелей однозначно доказывают: стараниями майора Чичельника в Шигонах было создано самое настоящее оргпреступное сообщество, подмявшее под себя весь район.

Однако ж взяли Чичельника совсем за другое: мелочи, в сравнении с тем, что осталось у него за спиной.

Из всей многочисленной группировки вслед за Чичельником был арестован лишь один человек, его бывший заместитель Владимир Обрубов (ненадолго). Остальные члены ОПГ никакого давления не испытывают, продолжая в большинстве носить погоны и чиновничьи портфели. Да и сам Чичельник тоже гуляет теперь на воле.

И в этом, пожалуй, главное отличие Шигон от Кущёвки...

* * * 

Шигонский район отброшен на самую границу Самарской и Ульяновской областей, за 200 километров от регионального центра. Это одно из красивейших мест губернии, которую иногда называют самарской Швейцарией.

Со всех сторон район омывается водой: Волга, Уса, Жигулевское водохранилище. Есть даже свои горы — Жигулевские. Именно здесь находится знаменитый «Волжский утес» — любимое место отдыха президентов.

Но вот поди ж ты — проку с этих красот местным жителям немного. Сколь ни парадоксально, самарская Швейцария — в числе самых бедных и отсталых районов области.

Промышленность уничтожена. Сельское хозяйство загибается на корню. Инвесторы бегут. Главное же богатство Шигон — земля — давно распродана местной властью за бесценок, хотя могла бы и озолотить бюджет.

Знаю по опыту: подобно несчастливым семьям, все такие депрессивные районы похожи друг на друга. До царя — далеко, до бога — высоко. Закон один: как скажет местная власть...

Уроженец соседней Сызрани, Михаил Чичельник стал начальником Шигонского РОВД в 2008-м. Несмотря на молодой возраст — было ему тогда всего 31, — он успел уже покомандовать и районным угрозыском, и всей криминальной милицией.

Как рассказывают, с предыдущим начальником РОВД Александром Борисовым у Чичельника сложились самые теплые отношения. Работать в связке обоим было вполне комфортно, но случилась промашка: в 2007-м Борисова осудили за избиение депутата районного собрания представителей. Вакантное место и занял Чичельник.

Интересная деталь: через 20 дней после вступления борисовского приговора в силу начисто сгорел строящийся дом председателя районного суда Любови Дорач. Именно она и выносила этот приговор.

И хотя сама Дорач прямо заявляла, что считает пожар поджогом в отместку за свою профессиональную деятельность, никакого уголовного дела в РОВД возбуждено так и не было. Огонь списали на неисправную электропроводку: притом что внутри дома электропроводка... отсутствовала напрочь. (Дело возбудят лишь по прошествии трех с лишним лет, о чем — ниже.)

Загадочные пожары — это вообще бич Шигон. С момента прихода Чичельника в районе произошло как минимум пять таких случаев. Всякий раз погорельцами оказывались люди, неугодные начальнику милиции. Злоумышленников, разумеется, найти никогда не удавалось.

Впрочем, не будем забегать вперед...

* * *

Конечно, и прежде Шигонский РОВД был далек от совершенства. Но с назначением Чичельника здесь началось что-то невообразимое. Как рассказывают сотрудники, в отделе постепенно установился жесточайший диктат: перечить начальнику стало равносильно самоубийству. Нередки были случаи, когда Чичельник заставлял подчиненных отжиматься в противогазах или зашивать карманы на форме.

Те, кто отказывался выполнять команды Чичельника, долго не выживали. За 3 года его руководства из РОВД были вынуждены уволиться более 1/5 всего личного состава. В их числе — начальники МОБ, угрозыска, ГИБДД, дознания, кадров, ППС, ЛРС, тыла.

(«Руковожу я жестко, — так Чичельник разъяснял журналистам свои подходы. — В моем районе преступникам не место».)

Зато с районными властями общий язык нашел он быстро. Жесткий и оборотистый майор без труда сумел подмять под себя слабую администрацию, благо найти на сельских чиновников компромат было делом пяти минут.

(Чего стоит только распродажа земельных участков в самых живописных уголках, в береговой зоне, по фантасмагорическим низким ценам. Для примера: 25 соток в селе Усолье районные власти уступили за... 141 рубль 42 копейки. 15 соток в селе Муранка — за 85 рублей 96 копеек. И примеров таких — множество.)

Вот и получилось, что уже очень скоро вся реальная власть в Шигонах сосредоточилась в руках Михаила Чичельника. Без его ведома здесь не могла проскочить и мышь. (Даже председатель суда — и та предпочла перевестись после пожара в другое место: от греха подальше.) В районе наступил самый настоящий террор.

Дабы не быть голословным, процитирую письмо президенту группы местных предпринимателей. (Май 2010 года):

«...Всех предпринимателей района вынуждают давать взятки Чичельнику, оказывать бесплатные услуги, а в случае отказа начинают „кошмарить“... Против тех, кто отказался платить, начались „репрессии“. Прикрываясь поручениями прокурора, проводили обыски и изъятия документов, оргтехники, дезорганизовывали работу предприятия. Неугодным предпринимателям напрямую заявляется, что предприятие „больше работать не будет“. При странных обстоятельствах часто возникают пожары, уничтожающие имущество неугодных компаний...»

После аналогичного обращения к Путину жителей Гусь-Хрустального туда мгновенно были высланы бригады МВД и СКП; группировки, взявшие под контроль этот владимирский городок, в считанные дни были разбиты. (Десятки арестов и обысков.)

Письма шигонцев оставались без ответа несколько лет. И это молчание лишь придавало Чичельнику новых сил.

* * *

Приведенное выше письмо вышло из-под пера 7 человек. На самом деле под ним могли бы подписаться десятки, а то и сотни: из 296 предпринимателей, зарегистрированных в районе, трудно найти людей, не знавших бы о методах Чичельника.

Большинство, разумеется, признаваться в этом боятся: за начальником РОВД закрепилась своеобразная слава. Те, кто осмеливался вставать у него на пути, очень скоро испытывали на своей шкуре всю мощь пресловутого административного ресурса.

— Не хочешь платить? Замучают проверками, ежедневно будет штрафовать ГАИ, возбудят уголовные дела. — объясняет суть этой нехитрой технологии один из подписантов, глава крестьянско-фермерского хозяйства Алексей Афанасьев. (Свои убытки от милицейской травли сам Афанасьев, также отказавшийся платить «крыше», оценивает в 6 (!) миллионов.)

— Конечно, проще отдать и не связываться. Например, ни один груз, нефтевоз или машина с зерном не могли выехать с территории района, не заплатив на посту ГАИ взятку. В уборочную страду за «КамАЗ» с зерном требовали по 100 тысяч. Не принесешь за 3 часа — все зерно сгорит на солнце...

(Признаюсь, с подобным я сталкиваюсь впервые: мониторы видеокамер с поста ГИБДД были выведены прямо в кабинет майора Чичельника. Он лично контролировал, кто и когда пересекает границу Шигон, благо дорога здесь единственная: а потом, вероятно, сводят дебет с кредитом.)

Широкое хождение в районе имели визитки начальника РОВД, выполнявшие роль своего рода «спецталонов». Их обладателей ГИБДД отпускало беспрекословно, даже в пьяном угаре. Несколько раз в году цвета визиток менялись. Цена вопроса — от 20 до 40 тысяч рублей.

Впрочем, главный доход приносило совсем другое: оброк, которым ежемесячно обкладывали коммерсантов. Как установило следствие, Чичельник вместе со своей правой рукой Алексеем Ереминым (формально майор Еремин числился зам. начальника ИВС, но на службе не появлялся неделями, выполняя роль коммерческого директора группировки) заставили индивидуального предпринимателя Спиридонова «за непроведение подчиненными сотрудниками проверок» взять в долю их жен. «Опасаясь наступления негативных последствий», Спиридонов был вынужден оформить м-м Чичельник и Еремину учредителями своей фирмы «Евролинк+». Таким макаром в 2007–2010 годах милицейские бизнес-леди получили как минимум 420 тысяч рублей.

К сожалению, это единственный пока факт милицейского рэкета, положенный на язык Уголовного кодекса. На самом деле подобных примеров — великое множество: но следствие почему-то заниматься остальными эпизодами не спешит.

Злоключения каждого из семи подписантов — это почти готовое уголовное дело против Чичельника.

Вот, к примеру, история Юрия Шписа. В 2008 году российский немец Шпис вместе с двумя партнерами из ФРГ решили построить в Шигонах современный свинокомплекс.

Первое время и районные власти, и сам Чичельник всячески покровительствовали крупному инвестору. Но когда стройка была уже в самом разгаре, а объем вложений подошел к 2 миллионам евро, Шпису сделали «интересное предложение». Отныне ежемесячно он должен платить РОВД за «крышу». Кроме того, стройматериалы надлежало теперь покупать только у подконтрольных Чичельнику фирм: по завышенным ценам.

Чтобы Шпис долго не раздумывал, на стройплощадке мгновенно появились экипажи ГИБДД. У всех въезжавших машин и техники снимались номера, у водителей отбирались права.

«Чичельником М.М. и Ереминым Алексеем (тот самый зам. начальника ИВС, коммерческий директор группировки. — А.Х.) были установлены системы взяток — 40 тысяч рублей в месяц. — это из заявления Шписа еще 2-летней давности. — В противном случае Чичельник М.М. угрожал устроить проблему нашему бизнесу... Мне было сказано, что или я буду платить деньги, или по закону у меня не получится работать».

Несколько месяцев Шпис исправно отдавал дань, пока Еремин не увеличил таксу. В сентябре 2009-го немец объявил, что отказывается от «крыши». Уже наутро стройку оккупировали милиционеры во главе с Чичельником.

С этого момента жизнь инвестора превратилась в ад. Одна проверка сменялась другой. Милиция и районная прокуратура приходили на свинокомплекс как к себе домой. При въезде непрерывно дежурили экипажи ГИБДД, задерживая всех и вся. Против Шписа возбуждались дела об административных правонарушениях. Стройка встала.

Чтобы разобраться в происходящем, в Шигоны был вынужден приехать немецкий инвестор Вильгельм Рольфес. Знакомство с российской действительностью он запомнит надолго. Прямо на посту при въезде в Шигоны Рольфеса остановили, насильно доставили в РОВД, где Чичельник долго объяснял ему принципы отечественного бизнеса, убеждая порвать с «неэффективным» компаньоном. А тем временем все участки вокруг свинокомплекса оказались проданы людям Чичельника: теперь инвесторы не могли подвести ни свет, ни воду, ни газ. Итог предсказуем: предприятие не построено до сих пор. Ни одного животноводческого предприятия в районе нет. И дела уголовного — тоже нет.

Насколько туго выходят сегодня дела из недр СКР, настолько же легко возбуждались они еще вчера подчиненными Чичельника. Фабрикация дел против неугодных была поставлена в Шигонском РОВД на поток.

Так произошло с руководителем муниципальной управляющей компании ЖКХ Музалевским, отказавшимся платить милицейской «крыше». Он сразу же стал обвиняемым в незаконном предпринимательстве: якобы МУК ЖКХ вывозила мусор без лицензии. (Дело впоследствии пришлось прекратить.)

Уже знакомого нам главу КФК «Камни» Алексея Афанасьева осудили по облыжному обвинению в лжесвидетельствовании. Аналогичное дело сфабриковали на его однофамилицу, руководителя фирмы «Стилас» Ольгу Афанасьеву, также осмелившуюся перечить Чичельнику: по счастью, в суде оно развалилось. Мало этого — в декабре 2007-го «неизвестные» сожгли офис «Стиласа». Дело о поджоге давным-давно приостановлено, хотя против Чичельника и давались прямые показания.

Вот выдержка из объяснения оперуполномоченного уголовного розыска Алексея Макарова (прежде — доверенное лицо Чичельника):

«В конце 2007 года... Чичельник М.М. сказал, что нужно ее [Афанасьеву] наказать, а именно найти человека, который сможет поджечь здание ООО „Стилас“. Я ответил, что подбирать такого кандидата не буду, на что Чичельник М.М. мне сказал, что я пожалею».

Примерно через месяц после разговора Чичельника с Макаровым (впоследствии, кстати, из милиции он будет уволен и отсидит полгода по не подтвердившемуся обвинению в убийстве) «Стилас» сгорел. Поджигателей, разумеется, не найдут.

Как не найдут и тех, кто сжег 2 склада предпринимателя Ивана Касаткина и «КамАЗ» его адвоката.

Конфликт Касаткина с Чичельником начался сразу после его назначения. На свою беду, Касаткин подрядился выполнить заказ для РОВД: собрать комплекты корпусной мебели (у него свой столярный цех). А когда пришла пора платить по счетам, Чичельник очень удивился: он-то считал, что долг коммерсантов — обставлять РОВД бесплатно. В итоге после долгих напоминаний деньги Касаткину вернули, но осадок остался. А тут он еще, дурак, отказался продавать зерно милицейским перекупщикам — в другом месте давали дороже. И деньги за «крышу» платить тоже отказался...

Бизнесу Касаткина была объявлена самая настоящая война. Осаду повели по всем правилам военного искусства. Все предприятия парализовали нескончаемые проверки, изъятия документов и компьютеров. (Хотя какие там предприятия? В общей сложности в «империи» Касаткина работает 70 человек, включая членов семьи.)

Ежедневно ГИБДД останавливало его транспорт, нередки были случаи, когда грузы (лом металлов, зерно) без каких-либо причин задерживались. По любому поводу выписывались штрафы. Против Касаткина возбудили уголовное дело за использование нелицензионных компьютерных программ. Его сажали в обезьянник. Многие партнеры прекращали отношения: им «настоятельно» советовали не иметь с Касаткиным дел...

Для наглядности Касаткин передал мне увесистую кипу выписанных на него и его предприятия штрафов. Всего за пару месяцев — свыше 100 (!) протоколов. С такой рьяностью не боролись, по-моему, даже с Ходорковским.

После первой жалобы в прокуратуру в августе 2008-го подожгли его склад с пиломатериалами и готовой мебелью.

После обращения к Путину в 2009-м заполыхал уже зерносклад. В довершение всего сгорел «КамАЗ», принадлежащий матери касаткинского адвоката.

Напрасно Касаткин, подобно своим товарищам по несчастью, рассылал жалобы во все инстанции, впрямую обвиняя Чичельника: тот был словно заговоренный.

Время от времени в район приезжала очередная проверка ГУВД, прокуратуры или СКП, писала под копирку «факты не подтвердились», и всё продолжалось по-старому...

25 раз (!) Сызранский отдел Следственного комитета выносил отказные материалы на Чичельника и его подчиненных, не находя состава преступления в их действиях. Притом что добрая часть заявлений подтверждалась документально.

Касаткин, например, многократно жаловался, что по приказу Чичельника у него с участка вывезли 200 фундаментных блоков: украли — говоря по-русски. Блоки пошли на строительство нового дома начальника РОВД.

Проверить это не составляло особого труда; достаточно было заглянуть на стройку у реки Уса, но... Следователи прозреют лишь тремя годами позже.

Хищение блоков — сегодня тоже есть в числе выдвинутых против Чичельника обвинений. Организацией грабежа, как следует из обвинительного постановления, занимался его боевой заместитель по криминальной милиции Владимир Обрубов.

О том, что средства на строительство дачи перечислялись со счетов подкрышных фирм (скажем, ООО «Центр торжеств»), в материалах дела нет ни слова, хотя и это проверить совсем не сложно.

* * *

Летом 2010-го в Шигоны назначили нового прокурора Вадима Федорина.

— На третий день, — вспоминает он, — Чичельник пригласил меня пообедать и прозрачно намекнул, кто в районе главный: все вопросы следует решать только через него. Я вежливо ответил: буду действовать строго по закону и «решать» ничего не намерен.

С предыдущим прокурором Чичельник жил душа в душу. Как минимум Владимир Акинцев не вмешивался в милицейский беспредел; как максимум — был его пособником. (Увеличение оброка для Шписа, например, было объяснено долей прокурору района. Да и «кошмарили» неугодные предприятия зачастую по прокурорским же поручениям.)

С Федориным любви не получилось; даром что по возрасту были они почти ровесники. Вот только взгляды на жизнь оказались у них разными.

Первое, с чего начал новый прокурор, — стал проверять законность работы РОВД. Тут-то и вскрылся секрет мастерства Чичельника: как удалось ему добиться самой высокой в области раскрываемости.

Выяснилось, что каждое 6-е дело (33 из 188 преступлений, зарегистрированных в 2009 году) оформлено на «мертвых душ». Это вовсе не журналистская метафора: дабы улучшить статистику, в РОВД списывали «висяки» на ни в чем не повинных покойников. По закону — это основание прекратить дело. (Привлекать мертвецов — очень удобно: к адвокату не бегут, жалобы не пишут.)

Но не это даже оказалось самым неприятным для Чичельника. Новый прокурор встал на сторону жертв милицейского террора. Подняв документы, Федорин убедился, что жалобы предпринимателей были совершенно обоснованы. Проверки действительно сплошь и рядом велись незаконно. В 2009 году таких внеплановых, не согласованных с прокуратурой проверок было 54. В 1-м полугодии 2010-го, к моменту прихода Федорина, — 24.

Практически все они назначались по одному лишь телефонному сообщению самих же сотрудников РОВД, включая Чичельника. Тексты незамысловатые (дословно): «в с. Кушниково около магазина складируются стройматериалы». Или: «на свинокомплексе „Рольфес-Шпис“ нарушается трудовое законодательство».

А еще — прокурор района отменил десятки отказных милицейских материалов, в том числе и по факту таинственных пожаров. Этого ему тем более спустить не могли.

В августе 2010-го, после того как Вадим Федорин потребовал возбудить дело о поджоге дома председателя райсуда, «неизвестные» пропороли колеса его машины.

— Внутренне я абсолютно уверен: это дело рук милицейской группировки, — говорит Федорин. — Вскоре мне передали привет от Чичельника: если не изменю, отношения к службе, будет хуже. Я не изменил.

Вместо того чтоб подружиться с Чичельником, упрямый прокурор направил начальнику областного ГУВД гневное 17-страничное представление о его бесчинствах. 2 декабря, ровно спустя 2 дня, как бумага легла на генеральский стол (к слову, никакого воздействия она не возымела), «неизвестный» лихач прямо у здания прокуратуры расколошматил старенький «Опель» Федорина. Вызванные гаишники не скрывали своей иронии: «Что ж вы, Вадим Михалыч, машину не застраховали?».

Еще через некоторое время на Федорина едва не было совершено нападение: налетчиков спугнул вышедший на крыльцо охранник.

Уже документально установлено, что по приказу начальника РОВД за Федориным велась слежка. Фиксировались все входившие и выходившие из прокуратуры посетители. Завербованная Чичельником помощница прокурора района Марина Ахвутская докладывала майору о каждом шаге начальника, копировала и передавала служебные бумаги. (Это тоже подтверждено документально.)

Веером по инстанциям разлетались жалобы на действия Шигонской прокуратуры, написанные якобы возмущенными гражданами. (Потом тексты кляуз найдут на флешке, изъятой у Чичельника при аресте.)

Начальник милиции видел в Федорине главную для себя опасность: а если враг не сдается, его уничтожают...

Та беспримерная дерзость, с которой действовал Чичельник, в итоге его и сгубила. До тех пор, пока горели склады и офисы, на это как-то еще можно было закрыть глаза. Но покушение и слежка за прокурором — это уже явный перебор.

Весной 2011 года против Чичельника возбудили первое уголовное дело: о хищении фундаментных блоков у предпринимателя Касаткина. Материалы были направлены в СКР прокурором Федориным.

Вслед за первым появилось и второе дело; потом — и третье. В июле Чичельника арестовали и с позором уволили. Последней каплей стала слежка, которую, по обыкновению, он приказал установить за членами следственной группы. (Куда ходят, с кем общаются.)

Казалось бы, на этом можно заканчивать нашу историю: справедливость восторжествовала, коррупция побеждена. Но — нет. Точку в шигонском деле ставить явно преждевременно...

* * *

И в Кущёвке, и в Гусь-Хрустальном милиция была лишь составной частью преступных группировок. Да, люди в погонах помогали бандитам, они закрывали глаза на их бесчинства (кстати, показатели служебной деятельности в этих РОВД тоже были на высоте). Но не силовики являлись основным корнем зла.

В Шигонах же — именно милиция стала центром оргпреступной группировки. Я пишу так, хотя — формально — никакой ОПГ Чичельника в природе не существует. Даже три дела, возбужденные против него, до сих пор не объединены воедино.

Признать факт существования милицейской ОПГ не выгодно никому. Это значит, что областные силовики его проспали. Да и как объяснить, что годами никто не реагировал на заявления жертв?

И тем не менее я настаиваю, что группа Чичельника — есть натуральное оргпреступное сообщество, четко подпадающее под одноименную 210-ю статью УК:

«Создание преступного сообщества для совершения тяжких или особо тяжких преступлений... в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений...»

Совершенно очевидно, что прегрешения Чичельника — отнюдь не ограничиваются украденными блоками, шпионской техникой и 420 тысячами рублями оброка. И свидетели, и потерпевшие прямо говорят о десятках других преступлениях: вымогательствах, злоупотреблениях, взятках, поджогах.

По своей структуре группа Чичельника была жестко структурирована, как и положено в классическом ОПС. Одни отвечали за силовое прикрытие, другие — за сбор денег, третьи — за их легализацию. В состав группы входили десятки людей: руководители и сотрудники РОВД, прокуратуры, районной администрации, коммерсанты.

В неофициальных беседах оперативники, сопровождающие уголовное дело, рассказывают о том, что собранные группировкой деньги вкладывались в самый разнообразный бизнес: скупка земельных участков и зерна, пункты приема цветмета, игровые клубы, телекоммуникации. Был даже план по строительству в Сызрани мусороперерабатывающего завода (площадку под него по крайней мере успели уже приобрести). Но... По-прежнему до этого дела никому нет. Равно как нет и уголовных дел.

Лишь двоим участникам группировки помимо Чичельника предъявлено обвинение: зам. начальника ИВС Алексею Еремину и начальнику криминальной милиции района Владимиру Обрубову. Первый уволился из МВД по собственному желанию, второй продолжает служить по сей день: даром что успел посидеть за решеткой, где «чистосердечно» признался в соучастии в грабеже. Несмотря на это, подполковник Обрубов благополучно миновал переаттестацию и даже... входил в состав аттестационной комиссии, определяя, кто из сотрудников достоин служить в обновленной полиции. (Большинство милиционеров, осмелившихся дать показания на Чичельника, его стараниями отбор не прошли.)

Да и сам Чичельник — не так прост. (Оттого и выпущен сегодня на волю.) У него есть и деньги, и связи (его отец — крупный сызранский предприниматель), а в руководстве областного ГУ МВД весь скандал вообще воспринимают как досадное недоразумение.

А потому — в общих интересах спустить это дело на тормозах; осудить Чичельника за сущие пустяки, дав ему ниже нижнего предела.

К тому все и идет. Не случайно от расследования дела был отстранен «важняк» областного СКР Дмитрий Митусов, договориться с которым никак не получалось.

Где сейчас находится сам Чичельник — не знает никто: при освобождении с него даже не взяли подписку о невыезде. Уже несколько дней он не отвечает на телефонные звонки и не является по вызовам следователя.

Я очень надеюсь, что после этой публикации и генпрокурор, и председатель СКР, и министр внутренних дел помогут своим подчиненным его найти. Для профессиональной оперативно-следственной бригады понадобится не так много времени, чтоб навести в Шигонах порядок. Помнится, и в Кущёвке, и в Гусь-Хрустальном на это хватило пары недель...

P.S. Прошу считать этот материал официальным депутатским запросом Генеральному прокурору, председателю Следственного комитета и министру внутренних дел.



Партнеры