Патриотизм против национализма

Какой митинг 4 ноября был самым патриотическим?

6 ноября 2007 в 00:00, просмотров: 319

Никакого Дня народного единства и согласия из 4 ноября, конечно же, не получилось. Вместо слияния народа в едином патриотическом порыве произошло нечто гораздо более интересное: на улицы российских городов выплеснулась ожесточенная полемика по вопросу, какой патриотизм нужен России.

Не желая уклоняться от этой полемики, я совершенно сознательно выбрал манифестацию, наиболее подходящую для выражения моей позиции: митинг антифашистского фронта на Болотной площади.

Да, я считал и продолжаю считать, что организаторы так называемого "Русского марша" имели конституционное право его провести, так как обязались пресекать любые эксцессы нацистского толка. Что обязанностью властей было не только привлекать лиц, виновных в таких эксцессах, к уголовной ответственности, но и обеспечить конституционные права граждан на проведение мирных шествий.

Однако все это совершенно не означает, что я хоть как-то разделяю идеи "Русского марша". Напротив, считаю их чрезвычайно опасными для России, о чем и сказал в своем выступлении на Болотной площади.

Даже если русский национализм отмежуется от наиболее радикальных своих представителей и проявлений – фашизма и нацизма, он все равно останется идеологией, исключительно опасной для России. Почему? Ответ на этот вопрос предельно очевиден: потому что Россия – полиэтничная, многонациональная страна. Для многих это, наверное, прозвучит как банальность. Однако опасность нынешнего времени как раз и заключается в том, что под влиянием разрастающегося националистического угара люди начинают забывать об исключительно важных банальностях.

Между тем история не устает подтверждать эти банальности все новыми и новыми иллюстрациями. Когда Милошевич пришел к власти в 1989 году, Югославия была процветающей европейской страной. Но этот лидер в своей политике проводил последовательную линию сербского национализма. Результатом стали кровопролитная межэтническая война, полный распад Югославии и развал самой Сербии, от которой уже фактически отделилось Косово. Точно такие же процессы происходили и на постсоветском пространстве. Именно национализм доминирующего этноса оставил Грузию без Абхазии и Южной Осетии, Молдавию – без Приднестровья, Азербайджан – без Нагорного Карабаха.

Многонациональная Россия избежала этой участи во многом потому, что у руководства страны в этот период стояли кто угодно, но только не люди, обуреваемые националистическими комплексами и эмоциями.

Сегодня страна вплотную подошла к черте, за которой это обстоятельство может измениться. И дело не только в резкой активизации националистических группировок, но и в трансформации установок самой власти, которая с недавнего времени начала рассматривать национализм как идеологический ресурс. Симптомы этого – антигрузинская кампания, призывы президента к соблюдению прав коренных народов, использование в государственной пропаганде излюбленного тезиса националистов о попытках дискриминации и унижения России другими странами.

Предаваясь националистической истерике, власть посылает населению мощные сигналы, которые отзываются в нем возбуждением комплекса национальной неполноценности. На этой почве резко обостряется восприимчивость общества к пропаганде гораздо более радикального толка.

Так и хочется воспользоваться конспирологией с целью обвинить в разжигании национализма некие силы, стремящиеся развалить Россию извне. Но нет: опыт вышеперечисленных стран говорит о том, что источник развала всегда находится внутри и заключается либо в неспособности власти противостоять низменным эмоциям толпы, либо в циничном использовании этих эмоций.

Какая сила может удержать Россию от югославского сценария? Как ни странно, подсказку дает сама эта дата – 4 ноября. В 1612 году именно гражданское общество спасло страну от развала.

И сегодня то же самое может сделать та часть гражданского общества, которая не побоится поднять знамя истинного российского патриотизма, отвергающего любую разновидность ксенофобии, в том числе русский национализм, как явление, подрывающее многонациональное единство России.

По моему глубокому убеждению, настоящие преемники Минина и Пожарского собрались 4 ноября именно на Болотной площади.



    Партнеры