Партии бьются об расклад

Выборы кончились — вопросы остались

3 декабря 2007 в 20:09, просмотров: 661

За тем, что происходило ночью в партийных штабах и что по горячим следам говорили политики о своих результатах, следили корреспонденты “МК”. А итоги думских выборов специально для нашей газеты прокомментировали известные политологи.

“ЕДИНАЯ РОССИЯ”: ПОЧЕМУ НЕ ПРИЕХАЛ ПУТИН?

“Мы получили хорошую поддержку наших граждан”, — заявил Борис Грызлов в ночь выборов в пресс-центре “ЕР”. Пожалуй, слово “хорошие” было верным определением — назвать результаты партии власти отличными не поворачивается язык. Возможно, именно потому, что итоги были не триумфальными, в штаб единороссов так и не приехал президент — поздравил Грызлова с победой на выборах по телефону...

ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ПРЕСС-ЦЕНТРЕ

“Учитывая, что выборы в Госдуму были фактически референдумом в поддержку курса президента, мы можем сказать, что Владимир Путин одержал победу в первом туре”, — радостно объявил спикер. Журналисты спросили, чем он объясняет тот факт, что за Путина проголосовало на 6 миллионов меньше, чем в 2004-м. Борис Вячеславович нашел единственное объяснение: во время президентской кампании явка была выше. Но, заметим, разница в числе пришедших на участки избирателей тогда и сейчас — небольшая... Кстати, “явки” самого Грызлова к президенту, равно как и президента к единороссам, не состоялось, хотя спикер и утверждал: встреча с ВВП намечена на вчерашнюю же ночь. “Президент провел ночь дома, ни с кем не встречался и никуда не ездил, — заявил “МК” высокопоставленный источник в пресс-службе президента. — В ближайшее время встреча с единороссами также не планируется”…

Из числа видных партийцев наведаться в пресс-центр, кроме Грызлова, смогли только Александр Жуков и Юрий Лужков. Зато появился глава движения “За Путина” адвокат Павел Астахов. Увидев Грызлова, он со всех ног бросился к нему, чтобы поздороваться. Однако реакция спикера была более чем прохладной: “Здравствуйте, здравствуйте”, — пробормотал он и, сославшись на дела, ретировался... 

Из лифта вышел Никита Михалков. “А вы чего здесь?” — спросили журналисты. “А меня пригласили”. “Зачем?” — уточнил автор этих строк. “Ну, не знаю. Поздравить”, — несколько растерялся режиссер. Пока Никита Сергеевич не успел приступить к поздравлениям, мы поинтересовались, не огорчился ли он, что президент не прислушался к его призыву остаться на третий срок — соответствующее письмо за подписью Михалкова, Церетели и еще двух человек было опубликовано в “Российской газете”.

— Нет, не огорчился. Это был выбор президента, — ответил режиссер. — И вообще, это не мое письмо. Я его просто подписал, поскольку идею, изложенную в нем, полностью разделяю. А написано письмо было еще восемь месяцев назад.

— А кто же автор письма?

— Наверное, кто-то из Администрации Президента...

— Кто же вас попросил подписать письмо?

— Церетели.

И Зураба Константиновича режиссер тоже разоблачил.

После этого Никита Сергеевич сделал то, ради чего сюда приехал: выступил с поздравлениями. Как апофеоз прозвучало заявление: “Владимир Путин вернул мне лично и, надеюсь, стране достоинство”.

Получилось — в отношении собственного достоинства Никита Сергеевич был гораздо более уверен, чем в отношении достоинства страны.

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Провалился ли, по-вашему, “референдум в поддержку Путина”?

Игорь БУНИН, глава Центра политических технологий: “Все-таки надо понимать разницу между президентскими и парламентскими выборами. На первых голосуешь за человека, будущее страны и т.д. На вторых выбираешь не личность, а свою идеологическую нишу... Когда президент боролся за второй срок, какие у него были противники? А сейчас ему противостояли серьезные партии. Естественно, он потерял часть электората, которому симпатичен Путин, но неприятна “ЕР”.

Вячеслав НИКОНОВ, президент фонда “Политика”: “Президент ничего не потерял. В выборах участвовала не одна президентская партия, а больше: “Справедливая Россия” себя так и заявляла, да и ЛДПР высказывается о президентской политике лояльно”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии: “Рейтинг Путина — отражение его легитимности, а не популярности. Многие его реформы были непопулярны. Однако Путин всегда был легитимным “царем”, потому что восстановил монархический ритуал, который заключен в трех свойствах: эксклюзивность, загадочность и непогрешимость. Не надо переоценивать значимость выборов как референдума. Это политтехнологический ход. С сегодняшнего дня о референдуме будут говорить все меньше и меньше”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: “Путин сыграл колоссальную роль, но это, конечно же, не референдум. Если бы он позвал на референдум о доверии к себе, цифры были бы совершенно фантастические... Это парламентские выборы, в которых Путин взял на себя ответственность за партию и попросил избирателя понять мотивы, по которым он это сделал. Избиратель поколебался, но принял партию”.

КПРФ: ЗЮГАНОВ ГРОЗИТ СУДОМ

На прошлых выборах за КПРФ проголосовало на 1 процент больше граждан, чем сейчас. Тогда коммунисты заявили, что часть голосов у них украли. Собрали данные о нарушениях с 50 тысяч участков, подавали вместе с “Яблоком” иск в Верховный суд, в Европейский суд по правам человека — безрезультатно... Сейчас они тоже заявляют, что не признают результаты и будут судиться. Вместе с тем в новой Думе КПРФ будет иметь большую (человек на 10) фракцию.

ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ШТАБЕ

Когда ЦИК объявил первые результаты, Геннадий Зюганов заявил: “Мы не доверяем их данным, результат просто подгоняют под задание”. Страна за последние месяцы левела, региональные выборы показывали рост популярности коммунистов — и на тебе! 11—12 процентов! “Я говорил Путину, что КПСС была сильнее, умнее и опытнее, но и то на одной левой ноге не устояла, а вы хотите устоять на одной правой, побитой молью!” — с горечью в голосе рассказывал Зюганов.

Через 2 часа картина стала яснее и, с точки зрения левых, непригляднее. Лидер московских коммунистов Владимир Улас беспокоился, что в столице, после того как избирком выдал данные по 10% участков, подсчет приостановлен, и вот уже 3 часа — ничего! “В Москве 30% участков оборудованы КОИБами (машинами для голосования), они результат выдают в течение 10 минут, в чем проблема?” — спрашивал он. И тут же отвечал: “Видимо, данные по Москве расходятся с данными по стране, и они просто не знают, что с этим делать!” Ссылаясь на протоколы, которые удалось получить наблюдателям от КПРФ на столичных участках, коммунисты утверждали, что за “ЕР” проголосовало всего раза в 2—2,5 больше, чем за них.

В других регионах за протоколы участковых комиссий шла настоящая война. Член ЦИКа с совещательным голосом Вадим Соловьев сообщил, что установлено больше 10 тысяч нарушений, что “в национальных республиках наших наблюдателей буквально выбрасывают с помощью милиции с участков, в Кабардино-Балкарии выбросили всех, в Башкирии выбросили с участка не только наблюдателей, но и членов комиссий с совещательным голосом! В Дагестане не дают протоколы на участках, ссылаясь на сломанные принтеры и факсы, потом увозят их в территориальную комиссию и выдают уже после того, как согласуют там!” “Красная цена “Единой России” — 35%! Зачем им нужно 400 голосов в Думе? Они же ими подавятся!” — говорил Геннадий Зюганов...

Обещать в ближайшие дни массовые акции протеста руководство КПРФ стало уже в начале вечера. Заявки на их проведение были поданы заранее — потому что заранее было ясно, как будут считать эти выборы. Около 90 юристов уже работают на партию, готовя материалы для судов по всей стране: для этого нужно будет сверить около 70 тысяч протоколов, полученных наблюдателями на участках, с данными, которые дали территориальные избирательные комиссии.

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Сколько голосов украли у КПРФ?”

Игорь БУНИН: “По экзит-поллам ВЦИОМ, ФОМ и остальным результат коммунистов совпадает с результатом голосования. Мы делали свой экзит-полл по Москве — то же самое. Другой вопрос, что во многих регионах выборы были очень жесткими по отношению к компартии со стороны власти”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “КПРФ в условиях свободных выборов могла получить больше 25%. 3—4% голосов было украдено, но главным стало влияние админресурса, который работал на одну партию”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Думаю, что было много нарушений, но они были точечными и не могли повлиять на цифры. Я понимаю досаду КПРФ. Но реальная причина в том, что возникла парадоксальная ситуация, когда прирост коммунистического избирателя существовал, но его в финале перехватила “Справедливая Россия” и частично увела к себе. Если бы не это, у Зюганова было бы больше. Мог бы набрать до 20%”.

ЛДПР — “СР”: БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТЯТ

Без санкции Кремля сейчас и птицы не летают. Значит, решили все же, что лучше четыре, чем две. Значит, да. Тем более что Владимир Вольфович борозды не испортит: голосовать будет “как надо”. К тому же должен кто-то выполнять грязную работу и говорить гадости коммунистам? “Справедливая Россия” тоже “за Путина” — значит, в политических вопросах не подведет. А в том, что касается социальной и экономической политики — даже если и будет ругаться, не страшно: повлиять на результат голосования возможности у нее не будет.

“СР”: ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ШТАБЕ

Сообщив, что все это время “был на капитанском мостике”, Сергей Миронов возвестил: “Наша партия продолжит работу в Думе”. В тот момент заявление могло показаться опрометчивым: ЦИК только обнародовал первые итоги, “СР” набирала 7,1%. Очень зыбкий результат. Многие помнят историю “Яблока”, которое на выборах-2003 по всем показателям проходило в Госдуму, и даже Путин позвонил Явлинскому, чтобы поздравить того с победой. Но окончательные результаты показали, что “яблочникам” Думу не видать. В похожую нелепую ситуацию вполне мог попасть и Миронов. Если только у него не было очень веских оснований считать, что “СР” точно преодолеет барьер.

По словам источника “МК” в “Справедливой России”, “в последние дни поступали сигналы сверху, что нам дадут возможность пройти в Думу. В нашу пользу высказывались и ряд бизнесменов, которые говорили тем, кто наверху, что три партии в Думе — это не очень хорошо. В идеале должно быть четыре”. Но окончательную уверенность в том, что “СР” переваливает барьер, по словам источника, партийцы получили непосредственно 2 декабря, когда с избирательных участков стали поступать данные экзит-поллов.

Нельзя сказать, что Миронов прыгал от восторга. Его радость была весьма сдержанной. Что неудивительно, если вспомнить, какие прогнозы Сергей Михайлович давал своей партии несколько месяцев назад. Сначала заявлял, что “СР” победит “ЕР”. Потом, когда список партии власти возглавил президент, прочил себе второе место...

Миронов не был бы Мироновым, если бы не сказал о самом главном — о Путине: “Я хотел бы искренне поздравить Владимира Владимировича с убедительным результатом”. Потом Сергей Михайлович заявил, что обратится к Зюганову с предложением о сотрудничестве в новой Думе. И это после того, как лидер “справороссов” грозился, что коммунисты толпой побегут в его ряды?!

“Как вы будете праздновать победу? Шампанское выпьете?” — поинтересовался у лидера “эсэров” журналист. “Шампанское я не пью, и вообще почти не пью”, — пожал плечами Миронов. “Если не пьете, то как тогда будете отмечать победу?” — продолжил было упорствовать представитель СМИ, как вдруг на него набросился один из членов “Справедливой России”. “Слышь, парень! Если ты хочешь тяпнуть, то мы тебе нальем”, — грозно заявил он. Самому себе мужчина, судя по его внешнему виду, уже налил. И не раз…

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Кто голосовал за “Справедливую Россию”?”

Игорь БУНИН: “Всегда есть 15% электората, который до конца не знает, как он проголосует. Электорат, которому не нравится “ЕР” — потому что там чиновники, слишком много власти, она бюрократическая, и вообще “зажрались”. А значит, нужно найти какое-то альтернативное голосование”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “СР” не могла не пройти. Она была в утвержденном еще год назад плане. Эту партию создал лично Путин, и он не мог допустить, чтобы ее не оказалось в Думе”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Это не заслуга избирательной кампании, которая была проведена отвратительно. Им повезло — они провели сачком там, где шел зюгановский малек, и вытащили полные сети”.

ЛДПР: ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ШТАБЕ

Жириновский прибыл в штаб ЛДПР за 10 минут до того, как появились первые результаты экзит-поллов. Облачен ВВЖ был в светло-голубой костюм — вообще, в тот день он менял пиджаки как перчатки (утром — малиновый, ночью после выборов — лимонный...). Владимир Вольфович сходу заявил, что его партия наберет 15%, а главным конкурентам — “Справедливой России” — “из жалости” посулил семь, сказав, что “СР” — “лишняя фигура, провокация на политическом поле”. Через полчаса пришли первые данные из ЦИК: ЛДПР набирала около десяти процентов. Тогда Жириновский стал бодро вещать: мол, результат это временный, дальше будет больше. Но больше не стало: наоборот, партия “соколов” приблизилась к “жалостливому”, по первоначальному мнению ВВЖ, результату. Однако это не помешало жириновцам начать бурно праздновать победу: они выставили на столы закуски и водку...

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Благодаря чему ЛДПР удалось сохранить позиции?”

Игорь БУНИН: “Электорат ЛДПР не является серьезной оппозицией власти, но любит плюнуть во власть, посмеяться — такой полушутливый. Электорат, которому хотелось поглумиться, находит себе прикольного лидера. И гений Жириновского в том, что он всегда находит лозунг, который позволяет ему прорваться через сито выборов. Было “Мы за бедных, мы за русских”, теперь — “Не врать, не бояться”.

Вячеслав НИКОНОВ: “ЛДПР своим успехом обязана исключительно Жириновскому. Это партия одного человека, самого лучшего шоумена на политическом поле России”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “По моим данным, в Кремле обсуждался вопрос о снятии ЛДПР через суд, но решили, что это неблагоприятно скажется на явке. Реальный результат ЛДПР — 11—12%, потому что 3—4% у нее тоже украли. Но Жириновский играет по правилам Кремля, и это его устраивает”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Все 8% — это результат Жириновского. Это говорит о том, что при правильном ощущении избирателя, при умении его найти и разговаривать на его языке вы можете победить, даже если не имеете реальной партии, а у Жириновского нет реальной партийной структуры”.

СПС и “ЯБЛОКО”: НА ГРАНИ ВЫЖИВАНИЯ

СПС и “Яблоко”, несмотря на более чем неутешительные для них итоги голосования, говорили о своей победе: в том смысле, что они показали избирателям “альтернативный путь”...

На самом деле результаты чреваты для этих партий тяжелыми материальными последствиями. Как не набравшие 3% голосов, они лишатся государственного финансирования и будут вынуждены расплатиться за “бесплатный” эфир во время кампании. Как не набравшие 4% голосов — не получат назад избирательный залог в 60 млн. рублей, который внесли, чтобы получить регистрацию в Центризбиркоме.

Если оставить в стороне ошибки и просчеты партийного руководства, пример СПС и “Яблока” лишний раз доказывает: непарламентским партиям фактически невозможно вернуться в большую политику...

Ночью после выборов, выступая на радио “Свобода”, Григорий Явлинский на реплику ведущего “Вы проиграли” парировал: “Да что вы говорите!.. Мы считаем, что свою работу выполнили полностью — наша задача была предупредить общество об опасности однопартийной системы и тоталитарного лидера”. Примерно то же самое Григорий Алексеевич повторил, приехав в партийный штаб. Но уже использовав футбольный образ: “Это тот случай, когда хорваты нас не спасут — если сами своей страной не будем заниматься, никто за нас этот матч не выиграет”. Явлинский особо остановился на теме нарушений: от удаления наблюдателей с участков до махинаций с бюллетенями. По словам лидера “Яблока”, его заместитель Сергей Митрохин с коллегами только на одном участке, на Новинском бульваре, зафиксировал вброс тысячи бюллетеней. И таких примеров у “Яблока” десятки.

СПС: ЧТО ТВОРИЛОСЬ В ШТАБЕ

Незадолго до полуночи перед журналистами “солировали” Мария Гайдар и Леонид Гозман, который до сих пор ходит в гипсе (напомним, ему повредили руку во время питерского “Марша несогласных”). Гозман заявил , что партия намерена создать “черную книгу нарушений выборов-2007”: “Они положили на мораль, закон и делают что хотят!”

В полночь в штаб прибыл Никита Белых. Он выразил уверенность , что за СПС “проголосовали миллионы” и теперь партия уже превращается в “движение гражданского сопротивления”. “Мы одержали главные победы: над страхом и над властью!” — заявил глава СПС. Учитывая, что правые набрали около одного процента, звучало оптимистично...

После этого лидер правых приоткрыл завесу над возможным выдвижением единого кандидата в президенты от оппозиции. В отличие от Михаила Касьянова Белых готов к тому, чтобы снять с выборов кандидатуру Бориса Немцова, если это будет необходимо. Также он назвал три механизма, с помощью которых может быть определен единый кандидат: переговоры, праймериз и “технический вариант”: когда все претенденты “заявляются” на выборах, а потом примыкают к тому, кто наберет, например, больше всех подписей. Белых рассказал, что уже ведет переговоры и консультации почти со всеми кандидатами в президенты.

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Доживут ли СПС и “Яблоко” до следующих выборов в Думу?”

Игорь БУНИН: “Если они доживут до следующих выборов, это будет уже комично... Я в свое время голосовал за СПС, был одним из имиджмейкеров “Яблока”. Но они превратились в мелкие “диванные” партии. У них высокий износ идеологии, неспособность к обновлению. Вечное бегство в поисках новой стратегии: то объединяются с властью — СПС, например, отказался от Рыжкова, потому что он неугоден Кремлю. То начинают лобовые атаки на власть, которой, в общем, симпатизирует большинство...”

Вячеслав НИКОНОВ: “Яблоко” представляло интересы старой советской интеллигенции, которая сегодня уже превратилась либо в “белых воротничков”, либо в интеллектуалов. И в своем новом статусе эти люди голосуют уже иначе... По исследованиям “Левада-центра” у СПС 91% процент электората удовлетворен политикой Путина. И когда лидеры партии начинают говорить о “кровавом режиме”, они отталкивают от себя своих избирателей. Перспектива у этого лагеря есть, но только в том случае, если хватит сил объединиться и выступить единым фронтом”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Это можно считать крахом “Яблока” и СПС. У них не было шансов. Но они предпочли очередные сепаратные договоренности с Кремлем, которые рухнули в самый ответственный момент. Теперь вопрос в формировании нового политического поля. Идеи бессмертны, вопрос — кто будет их осуществлять?”

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Речь идет не о либерализме. Речь о двух старых партиях, которые слабо ассоциируются с либерализмом. Разве что для тех, кто помнит Явлинского 15 лет назад. “Яблоко” давно ушло в сторону лево-социальной народнической демагогии, а лидер сильно сдал. СПС совершил поразительную предвыборную ошибку, попытавшись изменить стратегию и избирателя накануне выборов. Так бы набрали 4—5%, не меньше. Сперва избирателям обещали сытную жизнь, а тут оказалось, что надо выступать против Путина и участвовать в “Маршах несогласных”.



Партнеры