Идеальный процент

Магия цифр на президентских выборах

3 марта 2008 в 18:51, просмотров: 645

Отныне политическим рекордсменом страны можно с полным правом считать как Владимира Владимировича, так и Дмитрия Анатольевича. Это кому с какой стороны удобней будет смотреть.
Медведев одержал победу в первом туре, набрав немножко меньше в процентном отношении, чем Путин в 2004 году. Но при этом преемник опередил главу государства по числу избирателей, решивших отдать фавориту кампании голоса. Таким образом, выдержан баланс, а значит — не обидно никому.

Явка на этих выборах оказалась самой высокой начиная с 2000 года. По сравнению с выборами-2004 она выросла на 5,2%. Именно это обстоятельство помогло Медведеву приблизиться к результатам Путина в прошлой президентской кампании — Дмитрий Анатольевич получил на 1,1% меньше. Но в количественном отношении преемник поставил рекорд: если за действующего главу государства в прошлый раз проголосовали 49,6 млн. граждан, то за его последователя сейчас — 52 млн. Разница — 2,4 млн. человек. Таким образом, можно сказать, что за Медведева дополнительно проголосовало население двух крупных российских городов. Для сравнения: население Нижнего Новгорода составляет 1,3 млн. граждан, Екатеринбурга — 1,3 млн., Новосибирска — 1,4 млн.

Теперь каждый желающий может трактовать результаты кампании-2008 по-своему. Захочет сказать, что “национальный лидер” Путин все равно круче всех, — значит, вспомнит, что Медведеву не удалось перебить его последний результат. Если же появится желание отдать пальму первенства преемнику — стоит только вспомнить, что тот заработал на 2 с лишним миллиона голосов больше, чем ВВП.

Подобную “манипуляцию” с цифрами мы наблюдали на думских выборах-2007. “Единая Россия”, как известно, объявила кампанию референдумом доверия Владимиру Путину. Но что же в итоге? Партия власти, список которой возглавил ВВП, заработала 64,3% голосов. В количественном отношении это 44,7 млн. человек. Таким образом, доверие главе государства оказали больше граждан, чем в 2000 году, но существенно меньше, чем в 2004-м. Скептики заговорили о том, что референдум провалился. Но прокремлевские политики вывернулись из щекотливого положения уже на следующий после выборов день. Они предложили сложить результаты двух пропрезидентских партий — “Единой России” и “Справедливой”. Получилось 72% голосов. Или 50 млн. человек. Значит, референдум состоялся, да еще как! Скептики только ухмылялись. Но при этом каждая сторона считала, что права именно она.

Или такой фокус с результатами. Дмитрия Медведева в качестве кандидата поддержали четыре политические силы: “ЕР”, “СР”, Аграрная партия и “Гражданская сила”. Их совокупный результат на думских выборах составил 75,3%. Это на 5,1% больше, чем получил в итоге преемник. Значит, Дмитрий Анатольевич недобрал голосов? Не смог аккумулировать вокруг себя электорат поддержавших его сил? А это, опять же, кому как нравится считать. Потому что в количественном отношении за четыре партии проголосовали 52,3 млн. человек, а за кандидата Медведева — 51,9 млн. Разница составляет всего лишь четыреста тысяч. Следовательно, можно сказать и то, что Дмитрий Анатольевич полностью оправдал высокое доверие, оказанное ему партийцами. Вот такая вот магия цифр...

КАК ПОБЕЖДАЛИ ПУТИН И МЕДВЕДЕВ

 

 Явка  (%)      

 Результат  победителя   (%)        

 Общее число           избирателей   (млн. человек)                             

 Число избирателей,отдавших голоса победителю  (млн. человек)

 2000              

   68,8 

52,9 

108

40

 2004 

   64,4 

71,3 

108,9

49,6

 2007*

 63 

64,3 

 109,1 

 44,7

 2008**

 69,65

70,23 

109,1 

52

     

 *выборы в Госдуму **по результатам обработки 99,58% протоколов

 Два вопроса политологам

“О чем вам говорит процент, набранный Дмитрием Медведевым на выборах?”

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: “Во-первых, он получил тот электорат, который был у Путина. И, во-вторых, это большинство не было расширено, потому что наше общество по-прежнему делится на две части: больше 2/3 поддерживают власть, и треть ищет иные формы политического самовыражения”.

Михаил ВИНОГРАДОВ, директор Центра политической конъюнктуры России: “Медведеву удалось достаточно легко организовать избирателей партии власти, тех, кто голосовал за “Единую Россию” и “Справедливую Россию”. Но задача мобилизации им избирателей СПС и “Яблока” решена не была”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии: “Дмитрий Медведев является легитимным с точки зрения народа наследником престола, поскольку на него указал предыдущий монарх... Результат выборов показывает, что народ в целом безразличен к тому, кто будет им править. Любой путинский преемник — будь то Сергей Иванов или Виктор Зубков, получил бы примерно такой же процент. Он никак не связан ни с личными качествами Дмитрия Медведева, ни с уровнем народного доверия к нему”.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований: “Люди поддерживают политику Путина и команду Путина практически тем же процентом голосов, который получил ВВП на предыдущих выборах. Россияне точно понимают Медведева как человека Путина и не видят в нем никаких недостатков”.

* * *

“Какие реформы может запустить президент Медведев в первую очередь?”

Игорь БУНИН: “Ясно, что для него проблема судебной реформы, борьбы с коррупцией и борьбы с правовым нигилизмом общества — это проблема номер один”.

Михаил ВИНОГРАДОВ: “Вопрос приоритетов его политики. Напрашивается преобразование в социальном блоке и реформирование пенсионной системы — потому что она в кризисе. Менее понятно, готов ли он запустить региональные реформы. Об этом много говорит Козак, но Медведев пока уклоняется от того, чтобы комментировать инициативы Козака. Что касается борьбы с коррупцией — пока четких подходов не предъявлено. Наверное, он может приостановить появление новых госкорпораций”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Административную реформу. То есть, по сути, отмену административной реформы 2004 года. Федеральные службы будут включены в состав министерств, федеральные агентства будут частично включены туда же, частично ликвидированы. Кроме того, снизится политроль министров, возрастет политическая роль и количество вице-премьеров. Такие же реформы коснутся и Администрации Президента. Будет сокращено количество помощников и увеличено количество замов. Сама структура исполнительной власти примет тот вид, который она имела в период с 2000 по 2003 год. Это будет первая реформа. Об остальных говорить рано, поскольку все они станут реакцией на те или иные кризисы — в экономике, энергетике. По мере возникновения власть будет на них реагировать”.

Сергей МАРКОВ: “Это административная реформа, которая сможет сделать бюрократию эффективной. Хотя начнется, я уверен, с “перетрясания” властей. Ясно, что и Путина утомили некоторые люди, но самому ему было сложно от них избавиться. Медведеву будет легче. Но создать некоррумпированную бюрократию очень сложно. Власть пока даже не сформулировала стратегию. По той простой причине, что для такой реформы нужна мощная политическая сила, которая это сделает. Но “Единая Россия” является партией аппарата, партией бюрократов. Ей нужно серьезно очиститься от коррумпированных элементов и усилиться за счет представителей гражданского общества. В этом процессе нулевой этап — создание инструмента для проведения административной реформы”.



Партнеры