Странные породы людей

Кому и зачем понадобилось разделить собак на безопасных и опасных

4 мая 2011 в 18:06, просмотров: 8419

23 марта в Госдуме прошел первое чтение законопроект “Об ответственном обращении с животными”. В мае вполне может состояться и второе. Документ призван обеспечить наконец уважительное обращение граждан с братьями нашими меньшими и упорядочить их проживание в человеческом обществе. И с этой точки зрения такое “телодвижение” можно только приветствовать. Если бы не одно “но”: проект закона включает среди прочего список “потенциально опасных пород собак”. Каких именно? — спросите вы. А какая разница? Это все равно что сделать потенциально опасными какие-то конкретные “породы” людей. Такое, как известно, уже случалось в истории.

Странные породы людей

Давно пора

Законопроект устанавливает обязанности владельцев животных по обеспечению для них полноценных условий для проживания. Не допускаются истязания, побои, увечья, травмы, жестокое убийство, натравливание животных на человека или других животных. Устанавливается перечень условий, при которых допускается убийство животного: если оно неизлечимо больно, напало на человека и нанесло ему вред (за исключением служебных животных). При отлове бродячих животных предусмотрены только их лечение и кастрация. Некоторых животных будут также регистрировать…

Справка МК Кстати

2 мая во дворе улицы Коштоянца произошла трагедия: гулявший без намордника бульмастиф разорвал маленького йоркшира и нанес тяжелые травмы шестикласснице Насте. Главное, на что обращают внимание СМИ: пса выгуливал без намордника пьяный сожитель его хозяйки, а потом спустил его с поводка. Бульмастиф (на фото слева) не входил (до сих пор) в список “опасных пород” думского законопроекта, что еще раз подтверждает: проблема не в породах собак, а в их хозяевах.

Никто не против. Давно пора. Но здесь-то “собака” и “зарыта”: обязательной регистрации будут подлежать все опасные, по мнению законодателей, породы собак, остальных животных будут регистрировать только по желанию хозяев. К “опасным” же породам разработчики законопроекта отнесли: американского питбультерьера, южноафриканского бурбуля, карельскую медвежью собаку, кавказскую овчарку, анатолийского карабаша, среднеазиатскую овчарку (алабая), американского стаффордширского терьера и их метисов. Хозяева собак этих пород будут обязаны пройти курс обучения технике безопасности, а сами собаки — дрессировку (для остальных пород это необязательно). Кроме того, хозяева псов перечисленных пород должны быть совершеннолетними, дееспособными и здоровыми физически. То есть доберманов и ротвейлеров, к примеру, ни регистрировать, ни дрессировать не нужно — пусть бегают себе как им вздумается, а их хозяева вполне могут быть и малолетними, и нездоровыми физически.

Но специалисты из Российской кинологической федерации (РКФ), в том числе обладающие специальными знаниями в области биологии, генетики, кинологии, ветеринарии, возражают против самого существования подобного списка. Они основываются в своих возражениях на том, что порода — это совокупность генетически закрепленных признаков, и среди этих признаков отсутствует склонность к агрессии в отношении человека. Источником агрессии у собаки не может быть ее породная принадлежность, причины такого поведения — в воспитании, условиях содержания и состоянии здоровья. В точности как у людей. А конкретным поводом для нападения на человека может быть только сам человек: если он нарушает границы охраняемой животным территории, пытается нанести вред имуществу или хозяину, угрожает или пытается нанести вред самому животному.

Что делать и чего не делать ни в коем случае

Прежде всего прекратить бесконтрольную куплю-продажу животных, а действительно делать это через обязательную регистрацию. Необходимо также обеспечивать животных, собак в особенности, средствами идентификации, микрочипами например, как это давно принято в Европе, — и не по желанию хозяина, а в обязательном порядке. Тогда за любой нанесенный имущественный или физический вред будет отвечать по суду владелец животного. Тогда-то люди уж наверняка задумаются и о воспитании собак, и о том, стоит ли вообще их заводить, и, глядишь, перестанут вести себя по принципу: захотел — завел животину, расхотел — выкинул. Если же человек заводит собаку крупной породы, то пусть требуется еще и освидетельствование помещения, в котором собаку собираются держать: достаточно ли оно для того, чтобы хватило места и собаке, и людям, а еще, не в последнюю очередь, достаточно ли средств у будущих владельцев, чтобы прокормить большого пса, а не морить его голодом. Это и есть ответственное отношение к животным, за это и выступают кинологи. Часть из этих соображений нашла отображение в законопроекте, многое — нет.

фото: Михаил Ковалев

А чего нельзя делать — так это ни вслух произносить, ни тем более законодательно определять список “опасных пород собак”: поскольку это равнозначно определению “опасных пород людей”.

Мероприятия

Нельзя сказать, что кинологическую общественность не приглашали к обсуждению законопроекта. Приглашали, и представители РКФ наряду с другими заинтересованными гражданами и организациями участвовали в заседании рабочей группы, состоявшемся после первого чтения документа в Госдуме. На рабочей группе члены думского Комитета по экологии старательно, хотя и со скучающим видом, выслушивали эмоциональные выступления защитников животного мира. Были и отдельные встречи: например, президент РКФ Александр Иншаков (тот самый — актер, каскадер и спортсмен) встречался с вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым, а тот, в свою очередь, пригласил члена Комитета по экологии Владимира Мединского (заметьте — именно его, а не, скажем, председателя комитета Евгения Туголукова). Затем по просьбе зампреда Совета Федерации Светланы Орловой глава думского Комитета по экологии Евгений Туголуков 21 апреля принял целую делегацию от РКФ, тон которой задавал депутат Мединский. Из этих бесед стало очевидным по крайней мере одно: главным инициатором появления и самого законопроекта (в чем, конечно, нет никакого преступления), и появления в нем списка “опасных” пород собак был именно депутат Мединский. Во всяком случае, именно он наиболее горячо отстаивал необходимость пресловутого списка. Да знаете ли вы, вопрошал народный избранник, сколько пострадавших от укусов собак обращаются к нам в комитет чуть ли не каждый день? Кинологи, к своему стыду, этого не знали, и вообще — страшно подумать! — сомневались в том, что так уж много было этих обращений: поди дозвонись в Госдуму, а доступом к Интернету обеспечены далеко не все россияне.

Но дело, разумеется, не в том — сколько именно покусанных граждан дозвонились или не дозвонились в Госдуму. А в том, что покусы действительно случаются, и кинологи не только не против, но и горячо “за” — за то, чтобы за нападение невоспитанной собаки отвечал ее владелец. Причем не только за собак из списочного состава, а за любых собак. А то что же это получается? Если вас покусает, к примеру, пудель, регистрировать которого по предлагаемому проекту необязательно, или чей-то вообще беспородный пес, то никто за это отвечать не должен. А если это сделает включенный в список анатолийский карабаш (да хоть как он выглядит-то, кто-нибудь знает?), то хозяин, наоборот, отвечать будет. Но это же дискриминация какая-то получается — не собак даже, а покусанных людей.

Не так поняли

Справка МК Справка "МК"

“Опасные” породы собак (по мнению разработчиков законопроекта)

Американский питбультерьер.

Карельская медвежья собака.

Южноафриканский бурбуль...

На последней неформальной встрече в Комитете по экологии 21 апреля кинологи привели еще одну немаловажную причину против пресловутого списка. Дело в том, что законодательное выделение в качестве “опасных” таких пород, как кавказская и среднеазиатская овчарка (алабай), принадлежность которых Российской Федерации официально зарегистрирована в Международной кинологической федерации (FCI), немедленно повлечет претензии на перерегистрацию этих пород в свою пользу со стороны Украины и Грузии: заявки от этих стран давно предъявляются, и обе они спят и видят, как бы отобрать у России эти породы.

И депутат Мединский, казалось, внял увещеваниям кинологов, но после встречи выяснилось обратное: “Вы не так поняли, — заявила сотрудница аппарата Елена Антонова, — мы согласились лишь смягчить формулировку, а сам список из текста изъят не будет”.

Странные они люди — депутат Владимир Мединский и сотрудница аппарата Елена Антонова: думают, что если перечислить в законе “опасные” породы собак, то они тут же и кусаться перестанут. Вот, к примеру, не вошли же в перечень “опасных” пород немецкая овчарка с доберманом. А между тем они были выведены в Германии специально для задержания преступников, то есть фактически для нападения на людей, о чем мы, на свою голову, не преминули сообщить г-же Антоновой. На что она беззастенчиво, на “голубом глазу” заявила: “Спасибо, что сообщили, добавим в этот список добермана”. Заметьте: немецкая овчарка из ее заявления куда-то исчезла. И вот почему: в ходе последней встречи с кинологами в Госдуме депутат Мединский доверительным тоном сообщил: “Я лично вычеркнул из списка опасных пород немецкую овчарку, потому что у меня дома собака этой породы” (свидетелями тому были по меньшей мере еще пять человек, не считая самого Мединского). А что если бы дома у Мединского проживал алабай, то он бы вычеркнул эту породу, а оставил бы немецкую овчарку?

Движущая сила

Постепенно сложилось устойчивое ощущение ситуации, описанной в поговорке “собака лает — караван идет”. И хотелось бы верить, что депутат Мединский с упорством, заслуживающим лучшего применения, настаивает на списке пород в силу искреннего заблуждения, да не верится. Явно что-то еще, кроме искреннего желания защитить покусанных старушек, движет депутатом Мединским. Что же это? А вот что: выборы депутатов Госдумы VI созыва. Они, как известно и как это оформлено решением ЦИКа, состоятся 4 декабря 2011 года, а официальный старт предвыборной кампании должен быть дан до 4 сентября. Но фактически любой политик начинает кампанию под разными благовидными предлогами гораздо раньше. Вот и депутат Мединский под предлогом защиты покусанных старушек использует свой личный административный ресурс: вовсю употребляет право законодательной инициативы — жаль, нет у него под рукой федерального министерства, и лучше бы из силовых — тут-то бы он развернулся.

У кинологов тоже нет “под рукой” министерства, есть только надежда — робкая надежда на то, что, может быть, у других депутатов хватит здравого смысла изъять из законопроекта пресловутый “список опасных пород собак” еще до второго чтения в Госдуме и не позорить страну на весь мир.



    Партнеры