Суд арестовал двух участниц «Pussy Riot»

Исполнительницы оппозиционного молебна в Храме Христа Спасителя вину не признали и объявили голодовку

6 марта 2012 в 11:11, просмотров: 3869

До 24 апреля пробудут под стражей девушки, которых подозревают в том, что они спели нецензурную песню и сплясали прямо на амвоне главного храме страны. Задержанным Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной грозит до 7 лет лишения свободы. У обеих предполагаемых участниц панк-группы «Pussy Riot» дома остались маленькие дети. Свою вину девушки не признают и в знак протеста объявили голодовку.

Суд арестовал двух участниц «Pussy Riot»
фото: pussy-riot.livejournal.com

Подозреваемых в хулиганстве доставили в Таганский районный суд Москвы почти с 6-тичасовым опозданием. Первой судили Надежду Толоконникову, задержанную в метро 3 марта, накануне дня рождения четырехлетней дочери. Адвокаты Марк Фейгин и Виолетта Волкова просили судью Светлану Александрову отпустить подозреваемую, так как 48 часов после задержания истекли. По их словам, это подтверждается распечаткой звонков задержанного вместе с Толоконниковой активиста арт-группы «Война» Петра Верзилова и показаниями свидетелей. Также они просили хотя бы выбрать для активистки меру пресечения, не связанную с арестом, отпустив ее под залог в 100 тысяч рублей.

Материалы дела адвокаты увидели впервые. «Да это вообще какая-то левая бумага», - возмущалась Виолетта Волкова. По ее словам, дело составлено небрежно, в нем нет даже показаний потерпевшего, который якобы опознал Толоконникову в храме, а к делу приложена фотография не подозреваемой, а другого человека. Сомнение вызвало и то, что вещественным доказательством фигурирует скаченный из Интернета ролик с выступлением «Pussy Riot». «Это художественное произведение, которое могло быть отснято в разных местах», - заявила Волкова.

Пока адвокаты знакомились с делом, задержанная Надежда Толоконникова рассказала журналистам о себе. Подозреваемая «Pussy Riot» оказалось хрупкой, красивой девушкой, студенткой 5 курса философского факультета МГУ. Надежда осматривалась вокруг и жаловалась, что когда она сидит, ей хочется есть (когда голодаешь лежа, энергии расходуется меньше). Переданную посылку она не получила. Надя ерзала по скамейке и с удивлением рассказывала, что спать в изоляторе можно укрывшись одеялом только по пояс, видеокамера расположена прямо над туалетом, и с шести утра днями играет радио с песнями про зону и свободу. Так же ее удивило, что женщина, производившая досмотр, сказала, что ей нечего стеснятся, ведь они одного пола. «Что это за сексизм? Мне все равно неприятно, хоть женщина, хоть мужчина, все равно посторонний человек», - возмущалась Толоконникова. «Революции не будет? Неужели мне сидеть 7 лет? Я не выдержу!» - повторяла девушка, не совсем осознав, что происходит. Ей посоветовали читать книги и она попросила передать Бердяева, Сергея Булгакова и Бахтина, Фуко, Бурдье, марксистов «для идеологической подготовки» и Фому Аквинского «на крайняк».

Следователь ходатайствовал об аресте. Одним из аргументов стало то, что Надежда Толоконникова имеет некую социальную карту Канады, поэтому она может скрыться и продолжить «свои преступные деяния». В зале суда гадали, что же это за социальная карта. Адвокат Марк Фейгин предположил, что следователь принял за социальную карту страховку. На замечание о том, что из дела не доказана вина девушки, поэтому нет оснований для ее ареста, следователь резонно заметил, что сейчас решается другой вопрос - не о доказательствах, а о мере пресечения.

Надежду Толоконникову арестовали до 24 апреля.

Вторая подозреваемая по делу Мария Алехина пожаловалась, что в ожидании суда 6 часов была прикована наручниками к лавке. Ее адвокат Николай Полозов также ходатайствовал о мере пресечения, не связанной с лишением свободы, или же вообще об освобождении подозреваемой, так как 48 часов с момента задержания также прошло.

«Не возражаю», - вероятно, по привычке оговорился следователь. Зал зааплодировал. Однако судья снова не приняла ходатайства адвокатов, зато приобщила к делу ходатайства следователя, основанные на рапортах сотрудников полиции, из которых следовало, что Алехина по месту жительства не проживает и воспитанием своего ребенка не занимается. Это возмутило девушку, которая воспитывает ребенка одна: «Я отвожу ее в садик каждый день, это подтвердят все воспитатели и соседи!» - кричала она. «Безработная, источников дохода не имеет», - назидательно зачитывал следователь основания для заключения под стражу студентки четвертого курса. «Она оскорбила памятник архитектуры!», - заключил следователь, на что адвокат Полозов заметил, что Храм Христа Спасителя не является памятником архитекторы. «Политический процесс!» - возмущался Николай Полозов. «Надо же, как в Советском Союзе», - посмеивался и подмигивал журналистам пристав, принимая слова Полозова за анекдот.

Алехину также арестовали до 24 апреля.

Обжаловать арест девушкам можно в 3 дня. По статье по ст. 213 УК РФ ("Хулиганство") им грозит до 7 лет лишения свободы. Арестованные планируют продолжать голодовку, хотя их отговаривают.

Адвокаты настаивают: максимум, что произошло в храме – административное правонарушение. Виолетта Волкова предположила, что все произошедшее является и вовсе личным делом церкви и церковных канонов: «Мне монахи одного из храмов жаловались, что туристы к ним ходят вообще в купальниках и парео, но они вздыхают и терпят», - парировала Волкова в ответ на обвинение в том, что «Pussy Riot» пришли в храм в ненадлежащем виде: ярких платьях и масках. РПЦ в свою очередь заявила, что к ней этот вопрос тоже не имеет непосредственного отношения. «Церковь не представляет собой какую-то уникальную среду. За неприличное поведение люди должны быть наказаны и в метро, и на площадях, и в радио или в телевизионном эфире", – сказал журналистам руководитель пресс-службы РПЦ протоиерей Владимир Вигилянский. По его мнению, активисток панк-группы нужно было «наказать рублем», причем очень существенно. Тогда желание хулиганить пропало бы.



Партнеры