Хорошо посидим!

Зэкам разрешат пользоваться аудиокнигами и услугами стоматолога

3 апреля 2012 в 19:45, просмотров: 1780

Осужденные, ведущие за решеткой себя примерно, скоро станут отбывать наказание поближе к дому. Они получат право на бесплатную переписку, больше длительных свиданий и еще целый ряд льгот. Кроме того, впервые для арестантов предусмотрят дополнительные платные медицинские услуги, а надзирателям разрешат применять силу в крайних случаях.

ФСИН подготовил ряд законопроектов, которые изменят жизнь российских сидельцев к лучшему. О новшествах, которые ждут заключенных и их близких, «МК» рассказал начальник правового управления ФСИН России генерал-майор внутренней службы Юрий ТИМОФЕЕВ.

Хорошо посидим!
фото: Геннадий Черкасов

— Юрий Юрьевич, один из законопроектов предусматривает создание новых исправительных учреждений. Что это будет?

— В документе говорится о двух основных видах учреждений — тюрьмах и колониях-поселениях. Тюрьмы будут трех режимов — общего, усиленного и особого. Колонии-поселения — двух: с обычными и облегченными условиями. Помимо этого будут воспитательные (в них преобразуются колонии для несовершеннолетних) и исправительно-трудовые центры (по типу советской «химии»). Последние появятся к 1 января 2013 года. Здесь осужденные будут работать и жить, находясь под надзором, но не под охраной.

— А как насчет лечебно-исправительных учреждений?

— Они останутся. Возможно, их станет больше и расширится перечень категорий лиц, которые смогут здесь содержаться.

— Речь идет об инвалидах?

— Нет, просто о тяжелобольных людях. А насчет инвалидов — их станут селить в отдельные общежития, где будут в обязательном порядке пандусы, подъемники и прочие приспособления. Возможно, в России появится несколько тюрем и колоний, которые полностью переоборудуют для людей с ограниченными возможностями.

— Как изменится медицинское обеспечение арестантов?

— Будет законодательно введено понятие дополнительных платных услуг. Это, к примеру, стоматология, какие-то виды высокотехнологичной помощи.

— А страхование жизни и здоровья осужденного предусмотрели?

— В этом нет необходимости, поскольку оно не запрещено. Другое дело, что страховые компании не идут на это. Есть лишь единицы страховщиков, услугами которых пользуются в основном осужденные из числа лидеров преступных группировок и бизнесменов.

— Колонии-поселения с облегченными условиями предполагают, что осужденный сможет покидать их в любое время, выезжать за границу?

— Нет, такого точно не будет. Отличие таких колоний в том, что там будут отбывать наказание люди, совершившие нетяжкие преступления и ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности. Облегченный режим — это меньше решеток, больше возможности общаться с родными и заниматься самореализацией (спортзалы, учеба и т.д.). В ближайшее время мы разработаем правила внутреннего распорядка для каждого типа учреждений. Как раз там пропишем все нюансы. Из 700 исправительных учреждений больше половины будут тюрьмы.

— Какие новшества коснутся переписки арестантов?

— Те осужденные, которые не имеют денег на своем лицевом счету, смогут посылать письма родным и близким за счет учреждения. Но число таких корреспонденций будет ограничено — не более 6 в месяц.

— А разрешенное количество звонков увеличится?

— Пока в новом документе речь идет все о тех же 15 минутах. Дело в том, что больше технически очень сложно обеспечить. Осужденные и так выстраиваются в очереди, чтобы позвонить. Возможно, эту проблему решат видеосвязь и телефонный разговор по Интернету, которые мы предлагаем законодательно закрепить.

— Что касается Интернета — когда заключенные смогут им пользоваться?

— Пока это в законопроектах не предусмотрено, поскольку мы опять-таки не знаем, как это обеспечить технически. Ведь нужно ограничить доступ осужденных на определенные сайты. Зато в новых документах появилось такое понятие, как аудиокниги.

— Система УДО изменится?

— Да, она усовершенствуется. Определены четкие критерии, которые будут связаны с «социальными лифтами». Исходя из них, осужденные продвигаются либо «вверх», либо «вниз». Вверх — то есть режим им смягчается, и человек в конце концов автоматически попадает под УДО. Вниз — условия содержания становятся все более строгие, его переводят из колонии сначала в тюрьму общего режима, потом усиленного, затем особого. Мы разработали еще один законопроект, который позволит общественным наблюдателям участвовать в принятии решений о переводе осужденного в другое исправительное учреждение и представлении его на УДО.

— Будут ли осужденные отбывать наказание в том регионе, где прописаны?

— Тем, кто не имеет дисциплинарных взысканий, такую возможность предоставят. Арестант сможет выбрать, где именно он бы хотел быть — поближе к детям, жене или родителям. Еще одно важное новшество — женщины смогут находиться с детьми до достижения теми 4 лет. Сейчас разрешено только до трехлетнего возраста.

— Для «постояльцев» СИЗО предусмотрены послабления?

— До сих пор на каждого заключенного независимо от пола по нормам отводилось 4 кв. м. Теперь же мы предлагаем женщинам с детьми выделять по 10 кв. м. Вообще условия содержания максимально приблизим к европейским стандартам. Мы рассчитываем, что все законопроекты должны быть приняты уже в этом году.

— Другой ваш законопроект касается применения силы надзирателями. Арсенал спецсредств расширится?

— Да, среди них будет несколько новинок, которые пока мы держим в секрете. Но то, что уже прописано в документе — применение силы только в исключительных случаях. А именно: если произошло нападение на инспектора, реально угрожающее его жизни. Также допускается применять силу в случае неповиновения, связанном с физическим воздействием осужденного.

— С учетом последнего громкого инцидента — когда осужденный сбежал на вертолете — уже подготовлены изменения в законодательство? Говорилось о том, что надзирателям разрешат стрелять на территории колонии?

— В представленных нами законопроектах этого пока нет. Но что касается того ЧП, могу сказать: сотрудник охраны мог открыть огонь по вертолету и в рамках действующего закона. Это было на его усмотрение. Он решил не стрелять, поскольку неизвестно было, кто находится в вертолете. Могли пострадать ни в чем не повинные гражданские люди.

МЕЖДУ ТЕМ

В процессе следствия об угоне воздушного судна и побеге заключенного из колонии в Вологодской области выяснились любопытные подробности. Оказалось, что Алексея Шестакова незадолго до инцидента сняли с учета лиц, склонных к побегу. Поспособствовал этому один из сотрудников колонии за вознаграждение в сумме 10 тысяч рублей.

Как сообщили «МК» в СК по Вологодской области, Алексей, еще будучи в другой колонии, просил, чтобы его сняли с учета (стоящий на нем обязан отмечаться каждые два часа, а не два раза в день, как все). Однако на его ходатайство поставили визу «отказать», поскольку психологи не рекомендовали. Попав в колонию № 17, Шестаков снова попросил о снятии с учета. На этот раз он обратился к одному из сотрудников, который замолвил за него словечко перед комиссией учреждения (она состоит из 4 человек), приминающей решение. Деньги у заключенного были, поскольку он занимался незаконной продажей запрещенных вещей другим зэкам.



Партнеры