«Мы не хотим быть клоуншами»

«Бурановские бабушки» ждут в гости Владимира Путина

8 июня 2012 в 16:04, просмотров: 4254

Небольшое село Бураново, которое находится в 30 километрах от Ижевска, теперь знают во всем мире. После того как «Бурановские бабушки» покорили «Евровидение», сюда не зарастает народная тропа. Сами народные любимицы, пользуясь короткой передышкой, бросились к своим огородам.

«Мы не хотим быть клоуншами»
фото:

Россию не опозорить

Дозвониться до «Бурановских бабушек» практически невозможно. С утра они репетируют в местном ДК, а потом до вечера пропадают в огороде. Галина Николаевна Конева, староста коллектива, освободилась только поздно вечером.

— Сейчас нам кажется, что все это было как будто бы не с нами, — говорит Галина Николаевна, вспоминая «Евровидение». Ей 73 года, и в коллективе «Бурановские бабушки» она поет с 60-х годов. — Вышли на сцену, а там столько людей! Страшно вроде не было. Я думала только о том, как бы хорошо спеть, сыграть и чтобы глазки сверкали. Мы ведь не старались победить. У нас было задание Россию не опозорить. Вроде получилось.

Удмуртские старушки прославились еще в 2008 году. Тогда в Интернете появилось видео, где пожилые женщины поют песни Виктора Цоя. Названия ансамбля еще никто не знал, и потому блогеры писали просто: «Цой на удмуртском». Название группы выучили в 2010 году, когда «Бурановские бабушки» первый раз пытались попасть на «Евровидение». Тогда в Москве на отборочном туре они проиграли право представлять Россию Петру Наличу.

— Удмурты, как и все малые народы, страдают комплексом неполноценности, — считает худрук «Бурановских бабушек» Ольга Туктарева. Ей 44 года, и она самый молодой участник группы. — О нас никто ничего не знает, наши песни не слушают. Мы хотели попасть на «Евровидение», чтобы о Буранове узнали во всем мире. Есть и еще одна причина. В России люди считают, что после 60 лет жизнь заканчивается, а пенсионерам пристало только вязать носки, печь пироги и ходить в платочке. Мы пытались доказать, что это не так. В 70 лет можно выступать на «Евровидении» и путешествовать с гастролями по всему миру.

И все же старушки долго сомневались, стоит ли им ехать на конкурс. 77-летняя Наталья Яковлевна Пугачева (ее уважительно называют Наталья-апай, что значит «тетя») часто плакала под одеялом. Очень боялась, что ничего не получится. Не спала ночами и Ольга Туктарева.

— Я долго маялась, переживала, думала, туда ли мы идем, — вспоминает худрук «бабушек». — Мы боялись, что нас в лаптях примут за клоунов или, как это вы говорите... за фриков. Разве в такой огромной стране нет более достойных певцов? Мы очень переживали. Но в итоге все получилось замечательно. Думаю, дело в том, что люди по всему миру соскучились по обычным бабушкам.

Огород важнее «Евровидения»

После того как «Бурановские бабушки» заняли на «Евровидении-2012» второе место, в их село началось паломничество туристов.

— Гостей очень много, — признается Ольга Туктарева. — Каждому хочется что-то подарить на память от нас. Но денег у бабушек немного. Поэтому мы своими руками делаем из шерстяных ниток куклы и дарим их туристам. На самом деле куклы надо делать из тряпок, которые остаются в хозяйстве. Но это больше времени занимает...

Из-за наплыва туристов глава Буранова даже предложил создать в селе центр удмуртской культуры. Бабушки к этой идее отнеслись осторожно: они опасаются, как бы гости не вытоптали их огороды. Популярность не изменила распорядка дня пожилых артисток.

— Да все осталось по-старому. Встаю я в 5.30 утра, кормлю козу Мильку, козленка, куриц и цесарок, — говорит Галина Конева. — Потом ем сама и выхожу в огород. Он у меня большой — 25 соток. Из-за гастролей я теперь редко там появляюсь. Пришлось даже нанять женщину, которая следит за грядками. Но ничего, она справляется.

Впрочем, огород для пожилых артисток все равно остается на первом месте. Они могут отказаться от выступлений только потому, что надо посадить картошку, собрать колорадских жуков или помочь козе Мильке родить очередного козленка. А вот репетиции в местном ДК бабушки не пропускают никогда. Так повелось еще с 60-х годов, когда в Буранове и появился коллектив, который позже назвали «Бурановскими бабушками». Иногда опаздывает только Наталья-апай. На нее из-за популярности очень сердится дед. Приходится обманывать: говорит, что в магазин, а сама бежит на репетицию. Впрочем, большинство родных к внезапной славе бабушек относятся с пониманием. Один дед даже плетет для старушек лапти. Уж очень они быстро изнашиваются. А платки для выступлений бабушки собирали по соседским сундукам. Сейчас они выходят на сцену в одежде, которой 100–200 лет. Правда, от старости эти наряды рвутся от любого неосторожного движения.

«Москва — в дерьме!»

— Я в этом ансамбле с 1964 года, — вспоминает Галина Конева. — Мы тогда были молодые совсем. Одно время в хоре пели аж 60 человек. В 80-х наш коллектив сильно гремел. Не на весь мир, конечно, но в районе нас знали. Мы с концертами даже до Ижевска доходили! Грамоты нам вручали, несколько раз баян дарили. Тогда считалось, что это большая и важная премия. Один раз, помню, нам вручили телевизор. Мы его в нашем ДК поставили.

Баяны в ДК до сих пор стоят. Есть еще балалайки и гусли. А вот современной музыкальной техники нет. Первое время это сильно мешало бабушкам.

— Приехали мы в Москву на отборочный тур «Евровидения», а нам говорят: «режиссер», «фонограмма», «минусовка», «аранжировка». Да мы таких слов-то не знали! Но нынче уже научились всему, — радостно признается Галина Николаевна. — Мы ведь уже и в Кремлевском дворце не раз выступали. До сих пор храним пропуска, которые нам выдавали для прохода в Кремль. А еще были в Эстонии, Хакасии, Канне.

В Москве с бабушками случился казус. Галина Николаевна как-то засмотрелась на афроамериканца и потерялась в толпе. Старушка никогда в жизни не видела настоящего негра. Нашли Галину Николаевну только через два часа. За время блужданий по Москве бабушка составила о столице свое мнение.

— Вся Москва в говне! — возмущенно признается Галина Николаевна. — Кругом надписи: «Москва-сити», «Крокус-сити». А «сити» на удмуртском означает «говно». Мы иногда на концертах рассказываем москвичам, что обозначает это слово. Ох, как хохочут! Даже у нас в Ижевске стали появляться такие надписи. Совсем не считаются с местной культурой!

«Никогда нам не быть в Калифорнии»

На «Евровидении» в Баку бабушки очень скучали по Буранову. Иногда после репетиций они собирались вместе и пели на удмуртском языке песню американской рок-группы «Иглз» «Отель «Калифорния».

— Только слова в этой песне наши, их сочинила я, — рассказывает Ольга Туктарева. — Мы поем примерно так: «в мире есть глубокие моря, непроходимые леса, но я свою родину ни на что не променяю, мне дорог мой дом родной. Никогда не быть мне в Калифорнии». Так что эта песня об Удмуртии.

Вернувшись с «Евровидения», бабушки не узнали своего родного удмуртского села. На улицах укладывали асфальт, возле ДК поставили новый забор.

— А возле моего дома поменяли столб электрический, — хвастается Галина Николаевна. — А еще водопровод меняют. Старый-то совсем гнилой был. Говорят, Путин к нам летом приедет, вот и бегают все, суетятся.

Владимир Путин и правда обещал приехать в Бураново и лично поздравить бабушек. К его приезду в селе должны отремонтировать ДК, купить туда современную музыкальную технику, а заодно провести газ во все дома. Правда, у Галины Коневой газ уже давно есть, но она по старинке топит печь дровами: газ сушит воздух, из-за этого у бабушки трескаются губы. Но самая большая радость для старушек не газ и водопровод: в Буранове наконец-то начали возводить храм. В 1939 году там до основания разрушили местную церковь. И «Бурановским бабушкам» перед каждым выступлением приходится ездить молиться в ближайший храм аж за 40 километров. Деньги на строительство церкви старушки собирали сами, путешествуя по России с концертами. На днях в Буранове уже заложили фундамент нового храма.

— Что дальше делать будем? — спрашивает Галина Николаевна. — Жить мы планируем. И путешествовать. Мы купили огромную карту, повесили ее на стену и флажками отмечаем те места, где уже были. Весь мир объедем потихонечку.



Партнеры