Идиотизм со смаком

В воронежской ФСКН не видят разницы между наркотиками и курами гриль

13 июня 2012 в 16:59, просмотров: 10865

Мастер-отделочник Китаев сидел в кабинете следователя и бубнил:

— А я что, я ремонт делал... Позвонил Полухиной, говорю, мне затирка нужна, пять кило. А она мне говорит: нет упаковок по пять, в магазине есть только по четыре. Тогда я и говорю: ладно, давайте четыре. А на следующий день мне позвонили сотрудники УФСКН и сказали, что с моего телефона заказали доставку большой партии наркотиков, и просили приехать меня к ним для допроса... Эта страшная история случилась с мастером-отделочником Китаевым в городе Воронеже. Она запротоколирована и лежит теперь в папке уголовного дела, возбужденного против семьи Полухиных. Сотрудникам воронежской ФСКН уже любое лыко в строку: мастеру еще повезло, что он не говорил с хозяйкой о стиральном порошке или каком-нибудь растворе. Но самой Марии Полухиной и ее семье, которая по документам уже проходит как ОПГ, за такие разговорчики грозит тюрьма.

Идиотизм со смаком
Семья Полухиных.

Полковник запаса Александр Петрович Полухин, 1957 г.р., 10 лет назад организовал в Воронеже семейное дело: открыл кафе-закусочную «Очаг», в котором организовал банкеты, а в закусочной продавал различные специи, в том числе мак для выпечки. Тут же в кафе работали его жена Мария с сестрой Ниной и дочь Женя.

Надо сказать, что в нашей стране работать с пищевым маком, с этой милой вкусной начинкой для рулетов, — дело хлопотное. И даже опасное, потому что с некоторых пор продавцы мака стали объектом внимания со стороны ФСКН. Дело в том, что наркозависимые люди навострились извлекать из мака ацетилированный опий. Не из самих зерен, а из содержащейся в них примеси маковой соломы (это когда маковые зерна из коробочек выколачивают, кусочки этих коробочек летят туда же, в продукт). Много примеси — можно получить опий. Мало — ничего не получится.

И несколько лет назад, когда проблема изготовления опия из пищевого мака стала в России особенно острой, губернатор Воронежской области даже издал постановление о запрете его продажи. В «Очаге» мак тут же перестали продавать с прилавка (даже издали приказ по кафе) и закупали его уже только для выпечки. Закупали только у крупного поставщика — местной фирмы «Хлебоград». Зато помногу — в месяц «Очагу» требовалось 200 кг.

Но, как рассказывает сам Полухин, однажды в феврале 2010 года к нему в кафе выпить-закусить пришли некие люди, которые потом устроили дебош. Администратор кафе вызвал наряд, хулиганов удалили. Уходя, они обещали вернуться, причем с большими неприятностями. И не обманули — в марте против Полухиных было возбуждено уголовное дело, а из помещений, которые они арендовали, ФСКН вывезла 4 тонны мака.

Экспертиза обнаружила в этом маке наркотические вещества, и ФСКН выдвинула такую версию: Полухины, прикрываясь работой в кафе, на самом деле смешивали пищевой мак с наркотиками, чтобы потом продавать его наркоманам...

Мака без морфина не бывает

Я думала, что шутки про булки с маком и батоны с героином отошли в прошлое еще года три назад, когда ФСКН начала возбуждать уголовные дела против магазинов, торгующих маком. Проблема тогда заключалась в том, что ГОСТ на мак допускал всего 3% примеси, а в продажу как-то попадал более замусоренный продукт, который тем не менее имел все разрешения и сертификаты.

Мне всегда казалось, что проблема заключалась в таможне, которая, скажем так, «разрешает» ввозить что угодно. Но кто-то решил, что в ГОСТе. И вот по последней редакции ГОСТа мак не может содержать уже ни единого процента ни соломы, ни наркотических веществ.

Что, как выясняется, в принципе невозможно!

— Современные методы аналитической химии настолько точны, что наркотические вещества в маке можно обнаружить всегда, — говорит Ольга Зеленина, зав. лабораторией химико-аналитической лаборатории Пензенского НИИСХ. А именно этот НИИ занимается у нас селекцией низконаркотических сортов конопли посевной и мака масличного по заданию Правительства РФ и под контролем ФСКН России. — Семена могут содержать наслоения опия и, пусть даже мельчайшие, кусочки коробочек и стеблей. Абсолютная очистка зерен невозможна. Это требование ГОСТа практически невыполнимо...

То есть какое-то количество наркотических веществ — пусть даже тысячные доли грамма — есть в любом маке, который сегодня продается в России! Нашли его и в том, что изъяли у Полухиных. И 4 тонны пищевого мака в момент превратились в 4 тонны наркотической смеси.

— А у ФСКН логика простая: мак обязан быть стопроцентно чистым, — говорит врач-нарколог Сергей Полятыкин. — А если он не стопроцентно чистый, значит, в него сознательно что-то намешали!..

Читать материалы обвинения очень интересно. Оказывается, семья Полухиных — это на самом деле ОПГ. Главарем там значится супруга Александра Мария Полухина, 55 лет. Два года назад, притворяясь учредителем кафе «Очаг», вместе со своей родной сестрой Ниной Чурсиной они «объединились для распространения на территории города Воронежа под видом пищевого мака смеси наркотических средств — маковой соломы и опия».

Этого им было мало. «Принявшие решение о создании организованной преступной группы, родные сестры Полухина М.В. и Чурсина Н.В. примерно в начале июня 2009 года предложили склонным к совершению противоправных действий Глебовой Е.А. (дочери Полухиной) и Полухину А.П. (мужу Полухиной) вступить в преступную группу в качестве участников». Которые, «разделяя взгляды и убеждения Полухиной М.В. и Чурсиной Н.В., движимые корыстными побуждениями, дали согласие...».

Дело в этой зловещей семье нашлось всем. Например, муж Полухиной «являющийся военным пенсионером высшего офицерского состава, квалифицированным специалистом в вопросах тактики и стратегии, разрабатывал конспиративные методы...».

Как они вели преступную деятельность, ФСКН тоже догадалась. По мнению следствия, два-три раза в месяц три женщины, прихватив пакет пищевого мака, удалялись в гараж, где примешивали к маку маковую солому.

В первый раз они смешали полкило семян с 0,3 грамма соломы (это глазом не углядеть). Смесь они продали за 900 рублей. (Не могу не добавить — продали каким-то идиотам, потому что для приготовления опия соломы надо не меньше стакана.) «Добытые преступным путем» деньги они разделили между собой (каждому по 300 рублей, ого!) и потратили, как сказано, «на личные нужды».

В дальнейшем алчные женщины, по мнению обвинения, смешивали уже от 1,5 до 4 кг мака с 3–9 граммами соломы. И даже добавляли в смесь опий — по 10–20 граммов. Но опий-сырец — это такая масса, похожая на пластилин. То есть они его растворяли, равномерно набрызгивали на мак, просушивали, смешивали и потом продавали. (Это очень сложная технология, известная только в ФСКН.) Почему они так заморачивались, а не продавали чистую солому и опий, — этого и вовсе не спрашивайте. ФСКН не задалась даже вопросом: а где они брали такие серьезные наркотики, как опий-сырец?

Так Полухины, как мышки, все время что-то смешивали, набрызгивали и сушили примерно год, зарабатывая аж по 3–7 тысяч рублей зараз на троих или четверых. Но апофеозом был последний эпизод, когда было изъято 4 тонны. Логика экспертов ФСКН была проста: если в килограмме мака обнаружено столько-то граммов примесей, то в четырех то-оннах... это бу-удет... Ух ты, как много — 29 кг! Особо крупный размер! А как соломка туда попала? Подмешали!

Но только ФСКН известно, где три женщины могут одновременно вывалить 4 тонны мака и равномерно распылить на него 18 кг опия. А потом высушить (феном, что ли?) и размешать. Это же женщины, а не бетономешалки. Но ФСКН откровенно понесло, и именно этот трюк лежит в основе обвинения.

Куры гриль вместо наркотиков

— Судя по материалам обвинения, Полухины продавали мак наркоманам 10 раз, — говорит адвокат Наталья Андреева. — И это все были контрольные закупки. Но обычно проводят одну закупку и тут же задерживают преступника, изымают у него меченые деньги, а у покупателя — наркотики. Тут же целый год много раз подряд у них упрямо якобы покупали и покупали мак, потратив на это 55 тысяч рублей. Но при этом ни разу их не задержали и ни рубля не изъяли!..

Но, может, изымали наркотики у покупателей? Тоже вопрос.

— Практически все люди, якобы принимавшие участие в закупках, засекречены, — говорит Наталья Андреева. — Они давали показания против Полухиных под оперативным псевдонимом — «Альбина», «Иванова» — и в условиях, когда, например, на очной ставке они нас видят, а мы их — нет. Мы не можем допросить ни одного человека. Поэтому даже не знаем, кто конкретно дает показания против Полухиных...

Кроме показаний засекреченных покупателей в деле фигурирует очень смешная прослушка. Слушали Полухиных полгода. Я приведу длинную цитату из ее экспертизы (не забывайте, что Полухины руководили кафе и организовывали банкеты): «...Во время телефонных разговоров, связанных с действиями по незаконному обороту наркотических средств, члены преступной группы не использовали слов и фраз, свидетельствующих о приобретении и сбыте наркотических средств, применялись другие слова: «шашлык», «картошка»; «курица гриль», «столик», «квартира», вместо упоминания массы использовались слова, обозначающие вес и объем, — «одна порция», «две порции», «на трех человек», «сорок третья квартира».

Помимо этого «...на витрины торговых площадей павильона ООО „Очаг“ выставлялись лишь продовольственные товары, семена растения рода мак с содержащейся в них смесью наркотических средств — маковой соломы и опия — на торговых витринах отсутствовали...». А еще: «Кроме того, для прикрытия своей противоправной деятельности директор ООО «Очаг» Полухин А.П., являющийся членом организованной преступной группы, вынес приказ № 11/1 от 04.04.2008 г. «О запрете приобретения, хранения и реализации мака кондитерского в закусочной и кафе ООО «Очаг».

С точки зрения следствия, все выглядит очень подозрительно: приказ выпустили, о наркотиках по телефону не говорят, на прилавках мака нет — это ли не доказательство преступления?

Кандидат филологических наук И.Б.Левонтина из Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН проанализировала текст прослушки, который ФСКН приобщила к материалам уголовного дела, и очень интеллигентно отметила в экспертном заключении: «нет никаких оснований считать, что в действительности в каких-то фрагментах рассмотренных текстов речь идет о приготовлении, приобретении, продаже наркотиков, в частности, о смешивании семян мака с маковой соломой и опием».

Полухины прошли добровольную экспертизу и на детекторе лжи. И согласно экспертизе полиграфологов, Мария Полухина и другие фигуранты дела невиновны! Они «не видели маковую солому и опий в своей жизни; не давали указание кому-либо изготовить наркотическую смесь с целью реализации; зарплата персонала ООО «Очаг» не формировалась от сбыта наркотических средств; мак получали только у одного поставщика — «Хлебоград»... и так далее.

Но эти слова экспертов следствию не нужны. Им очень нравится идиотская версия с подмешиванием 18 кило опия. И они пытаются довести дело конца. До 20 лет тюрьмы.

— Это не дело Полухина. Это мировоззрение, — говорит адвокат Наталья Андреева. — Если бы его не было — его следовало бы выдумать для создания искусственной отчетности. Это страшно! У нас с коллегами создалось ощущение, что мы защищаем не семью Полухиных, а противодействуем системе, которая оказывает бешеное сопротивление. В жертву этому Молоху может быть принесен каждый. Любопытно, что аббревиатура следственных органов ФСКН — СС и СД. Дело ведет СС — следственная служба, а контролирует СД — следственный департамент. Мы так и пишем жалобы: начальнику полиции СС...

Оп-ля, конопля...

Помните, не так давно директор ФСКН Виктор Иванов заявил, что надо возрождать на Руси коноплеводство? Тогда же он замолвил доброе слово и по поводу мака: «Настало время принять необходимые решения для производства в сельскохозяйственных целях нормального мака», что «создаст дополнительный социальный иммунитет к наркотикам. Это как раз та „умная“ экономика, которая позволяет оберегать наше население от наркозависимости».

После таких слов безнаркотическую коноплю стали сеять. Но сеять-то разрешили, а собирать ее по-прежнему нельзя: не издали дополнительных законов и поправок! Так и идет: пока растет — конопля. Срезали — марихуана. Селекционеры уже головой об стену бьются.

Вот и с пищевым маком: он считается разрешенным продуктом, но с таким ГОСТом в любой миг становится наркотиком. Особенно если это кому-то очень надо.

— Сегодня даже если мы проверим суперочищенный, промытый мак, то найдем на нем следы опия, — говорит эксперт-криминалист Юрий Воронков. — Пусть даже миллиардные частицы. Но если умножить их на 20–30 тонн, то это будет такое количество опия, которого будет достаточно для уголовной ответственности. Если просто продукт не соответствует ГОСТу — это административное нарушение. Но если речь идет о наркотических веществах, там должны быть другие требования к экспертизе. Наркотики смешали с маком? Нанесли на семена? Докажите. Но в их экспертизах (в Воронеже. — О.П.) все голословно. А ведь у нас, экспертов, цель — установить истину, а не довести дело до суда и поставить галочку...

Пензенский НИИСХ уже выступил с предложением закрепить в ГОСТе лимит содержания сорной органической примеси в районе 0,2%. Из этого количества и наркоман не извлечет пользы, и продавцы будут защищены.

Но пока продавцам очень страшно.

— Три года куда мы только не обращались! — говорит Александр Полухин. — Вплоть до Генпрокуратуры и руководителя СК РФ Бастрыкина. И тишина. Это же как дело ведется: ни отпечатков пальцев, ни видео, никаких доказательств! Экспертизы ложные! Изъятые при обыске деньги — более 300 тысяч — как они пишут, «утрачены». Около 300 кг изъятого мака — пропало!..

А недавно вышла из СИЗО дочь Полухина, Женя. Студентку 4-го курса, мастера спорта по художественной гимнастике, обвинили в том, что она угрожала свидетелю. Но заявление от этого испуганного человека поступило в милицию спустя 8 месяцев (!) после ее ареста.

Отпустили Женю под залог в два миллиона. Теперь их семья должна всему Воронежу.

Дело Полухиных пока находится в прокуратуре, и я очень надеюсь, что до суда оно все-таки не дойдет. Иначе я не понимаю, как в Воронеже ищут настоящие наркотики.



Партнеры