Не хлебом единым…

Или почем нынче супчик Энди Уорхола?

10 июля 2012 в 18:47, просмотров: 2433

«МК» уже писал о том, как скоропостижно и при странных обстоятельствах из дома Владимира Слуцкера по решению Пресненского суда 4 июня было передано Ольге Слуцкер, а уже 8 июня вывезено на новое, «без определенного места» хранения собрание картин бывших супругов. 27 июня Мосгорсуд отменил этот судебный акт — и, соответственно, коллекция картин стоимостью порядка 30 миллионов американских долларов подлежит передаче назад, Владимиру Слуцкеру.

Не хлебом единым…
фото: Михаил Ковалев

Сухая и малоинтересная для посторонних судебная хронология. Если бы не одно но... Судьба вывезенных картин окутана тайной — их местонахождение на сегодняшний день остается загадкой. Мы решили обратиться к противным сторонам этого банального дела о разделе имущества бывшими супругами.

Слово адвокату Владимира Слуцкера Надежде Ильиной о том, что же сейчас происходит с уникальным собранием произведений современного искусства, которое нежданно-негаданно выбыло из владения бывшего супруга.

— Надежда Николаевна, где сейчас находятся картины Энди Уорхола, Брюллова, Кустодиева и другие произведения из коллекции?

— Это просто какая-то детективная история. С тех пор как 8 июня собрание вывезли в неизвестном направлении из дома Владимира Слуцкера, где картины и скульптуры до этого благополучно хранились три года под двойным присмотром ЧОПа и вневедомственной охраны, никто этих произведений больше не видел. На сегодняшний день судьба картин нам неизвестна — они просто как в воду канули. Несмотря на решение Мосгорсуда, нам не только не дают вернуть картины, но даже не дают одним глазком взглянуть, а там ли они?

— Почему закрались сомнения, что картин там, где им надлежит быть, нет?

— А почему, если картины там, как утверждают адвокаты Ольги Сергеевны, доступ к ним закрыт? Почему новый ЧОП «Родон» не пускает полномочных представителей Владимира Слуцкера к месту хранения картин даже для осмотра, чуть ли не силовым образом? И почему на заседании Мосгорсуда в качестве единственного «доказательства» нам и суду представили лишь графики смен охранников ЧОПа в месте хранения собрания?

У нас есть и другие основания сомневаться и беспокоиться за судьбу картин, потому что незадолго до их спешного вывоза в неизвестном направлении, по определению того же суда, экспертами была проведена, я бы сказала, радикальная переоценка стоимости спорного собрания искусства. Экспертная стоимость коллекции необъяснимым образом упала в десяток раз. Один пример — всемирно известное произведение Энди Уорхола «Суп Кэмпбелл». Этот шедевр поп-арта, который демонстрируется во всех энциклопедиях современного изобразительного искусства, эксперты г-жи Слуцкер оценили всего-навсего в 415 000 рублей. Честно говоря, я бы с удовольствием сама купила эту картину за такие-то смешные деньги. Цена-то вполне доступна и сопоставима со стоимостью дешевой малолитражки!

Я не собираюсь никого бездоказательно обвинять. Но если случится «необъяснимое чудо» и собрание картин целиком или частично «потеряется», то компенсировать его скорее всего будут в денежном выражении по последней экспертизе, то есть в 10 раз дешевле ее истинной стоимости. А поскольку совместно нажитое супругами имущество по закону делится пополам, то мой доверитель, не говоря об эстетической потере, понесет материальный ущерб на несколько миллионов долларов.

— А что на этот счет сказал Мосгорсуд?

— Мосгорсуд установил, что не имелось достаточных оснований для такого решения. Как не имелось оснований и для выдачи исполнительного листа. Ведь он выдан вообще на пустом месте. И это создает опаснейший прецедент. Получается, что в нашей судебной системе исполнительные листы могут выдаваться произвольно, без всяких на то оснований, что наносит колоссальный ущерб как репутации судебной системы в целом, так и интересам конкретных граждан.

При этом судебные приставы, которым было разъяснено, что у них на руках находятся не имеющие законной силы документы и они не имеют ни малейшего права совершать какие-либо действия на их основании, прямо под камеру заявили, что федеральный закон не является для них обязательным!

Знаете, я имею большой стаж работы не только в качестве адвоката, но и судьи. С уверенностью могу сказать, что ни в моей судебной, ни в адвокатской практике с таким необычным случаем многочисленных нарушений я лично еще не встречалась. И ведь все это происходит не где-то в глухом захолустье при полной гарантии общего молчания или немоты. Это происходит в столице нашей Родины — Москве, по одному из самых шумных дел о разводах!

— Что вы намерены делать?

— Конечно, добиваться возвращения собрания на место, в соответствии с прежними действующими определениями 2009 и 2011 годов и последним решением Мосгорсуда. То есть туда, где оно должно храниться и беспроблемно хранилось все три года, которые продолжается судебный процесс.

Если по каким-то причинам нам в этом будут и дальше препятствовать или часть картин окажется пропавшей при невыясненных обстоятельствах, мы не исключаем дальнейшего развития ситуации в правовом русле, вплоть до возбуждения уголовного дела против лиц, инициировавших и допустивших скандальные нарушения закона.

Что скажет другая сторона, так внезапно и скоропостижно обретшая шедевры искусства? Где на белом свете, в каких краях беспокойному Владимиру Слуцкеру искать коллекцию? Как пояснили в своих ответах Ольга Слуцкер и ее адвокат, «начиная с 9 июня по настоящее время коллекция находится в специально оборудованном хранилище, которое было назначено местом хранения определением Пресненского районного суда г. Москвы от 04.06.2012 г. В ходе судебного заседания 27 июня в Мосгорсуде моя сторона представила все необходимые документы, подтверждающие нахождение коллекции по указанному адресу. Вопрос о месте хранения коллекции до разрешения спора о разделе общего супружеского имущества будет решаться Пресненским районным судом». Вот так неопределенно, немногословно и дословно.

Какую-то конкретную исчерпывающую информацию, что с коллекцией и где она находится, от «обвиняемой» Ольги Слуцкер получить не удалось, она ограничилась лишь общими, абстрактными, безадресными фразами и, судя по всему, эту «маленькую женскую тайну» раскрывать не собирается.

Кстати, на 16 июля назначено очередное заседание суда, на котором дело может быть рассмотрено и принято решение по существу. По закону суд должен разделить имущество бывших супругов пополам. Но... Анализируя произошедшие в последнее время странные события вокруг этого совместно нажитого имущества, напрашивается вопрос: если в считанные дни проворачивается такая затея, значит, это кому-нибудь нужно. В этой связи ничто не исключает и не мешает, например, постановить, что картины останутся у того из супругов, у которого они находятся сейчас, у г-жи Слуцкер. В таком случае второй супруг, Владимир Слуцкер, получит свою половинку в денежном исчислении из расчета смехотворной оценки последней экспертизы. Неужели именно для этого понадобилась хитроумная комбинация с молниеносным вывозом картин и их «схрон» в подмосковных чащах до часа суда?




Партнеры