Аль Бано судится с Майклом Джексоном и не хочет говорить об исчезновении дочери

Знаменитый итальянец дал интервью «МК» на «Славянском базаре»

14 июля 2013 в 16:45, просмотров: 4186
Аль Бано судится с Майклом Джексоном и не хочет говорить об исчезновении дочери
фото: Лилия Шарловская
Аль Бано

— Вы сказали однажды, что музыка, как хорошее вино: она должна настояться и впитать в себя солнце и историю событий в жизни человека. Изменилось ли с тех пор ваше отношение к песне?

— Нет, не изменилось, я действительно считаю, что песня должна отстояться, когда проходит время, ты ее по-новому чувствуешь и по-новому впитываешь. У меня есть песни, которые я держал по 10 лет, а когда наконец выпустил, они имели большой успех. Хорошо отстоявшаяся песня приносит большие эмоции.

— С какой музыки вы начинаете день?

— Сегодня утром я еще не пел (смеется), но у меня в голове есть песня, которую я спою потом.

— Что, кроме песни, доставляет вам радость в жизни?

— Мне нравятся песня и вино. И то и то я делаю сам. Да, и вино тоже. Моя семья давно имеет виноградники, который посадил еще мой дедушка. Все в моем роду из поколения в поколение делали вино. Так что моя страсть — это виноделие, виноградники, архитектура. Я построил отель. Но на первом месте у меня все-таки семья и музыка. Но и все остальное нравится, и я полностью отдаюсь этим маленьким страстям, которые очень люблю.

— Вы прекрасно выглядите, что помогает сохранить форму?

— Я веду абсолютно здоровый образ жизни, очень аккуратно кушаю, много занимаюсь гимнастикой, само собой, мне помогает музыка, которая каждый день наполняет меня и дает много адреналина, и оттого я себя чувствую абсолютно молодым.

— Что вас поражает в славянских странах, где вы часто бываете?

— Все человечество удивляет меня и поражает: как велик Бог, который создал всех разными, я не перестаю удивляться, какие люди все разные на земле.

— Особое место в вашем творчестве занимает песня «Либерта», какова история ее создания?

— Я девять месяцев писал эту песню, это как ребенка выносить. Она родилась в 87 году, тогда отмечалось 750-летие города Берлина и был праздник и на западной, и на восточной стороне.

— Майкла Джексона обвиняют в плагиате одной из ваших песен, что вы можете сказать по этому поводу?

— Джексон большой артист, а схожесть мелодий не всегда воровство. Бывает их копируют, также есть в мире некоторые музыканты, которые продают песни. Быть может, ему даже продали ее без его ведома, то есть он не знал о ее происхождении. Правда только в том, что песни идентичны, и моя появилась раньше. Идея песни одинаковая: он поет о человеке и святой реке, и я тоже. Но надо заметить, что он спел через 4 года после меня. Я судился с ним за эту песню 11 лет. Потом нам предложили спеть ее вместе, таким образом я с ним пообщался, и я увидел очень хрустального человека, нежного и ранимого, и, конечно, я видел большого артиста.

— Как меняет время музыку?

— То, что было большим в старое время, до сих пор имеет такой же большой успех что у молодых, что у старых. И то, что нравится народу, нравится даже большим критикам, и это очень приятно.

— Какие курьезные случаи случались с вами в жизни?

— Как у любого человека, все бывает в жизни, но я никогда не забуду, как один раз я проходил по городу и кто-то сказал: «Ты очень похож на Аль Бано». Я сказал: «Я и есть Аль Бано!» Но человек возразил: «Если ты споешь, я поверю, что ты — Аль Бано». И я спел а капелла, и он поверил. Это был очень курьезный случай.

— Вы написали автобиографическую книга, чем вызвана была эта работа?

— В действительности я уже пять книг написал, меня к этому подтолкнула настоящая жизнь, которой я живу. Когда я стал популярным человеком, много журналистов писали обо мне, и не всегда это была правда, по меньшей мере, не самая суть правды. И поэтому я решил, чтобы не было разногласий, написать все сам. Я написал свою правду, и мне это очень понравилось. У меня еще есть книга «Верю», есть «Между небом и землей», в который идет разговор о человеке и Боге. В Библии прописано 10 правил, как жить, и я эту тему поднял в этой своей книге. Это меня расслабляет, облагораживает. Вместо того чтобы ходить по психиатрам, я сам себя лечу таким образом.

— Расскажите, как обаять зрителя?

— Им не нужны мои советы, молодые певцы — люди, которые знают все. А ведь это самое главное, чтобы человек знал себя, это в свое время говорил еще Сократ.

— Какой гимнастикой вы занимаетесь?

— Я очень много хожу, конечно, это зависит от обстоятельств, если я, скажем, в самолете, я не могу ходить, так что я это делаю не каждый день. Но если есть такая возможность, я хожу по два-три часа, и, например, когда живу в гостинице, я поднимаюсь пешком по лестнице, не пользуюсь лифтом.

— Значит, на концерте вы отжимались от пола? Или все-таки целовали сцену?

— Это всего лишь поклонение земле, которую я надеюсь узнать.

— Как вы тренируете голос?

— Большие певцы делают гимнастику для голоса, а я нет, я выхожу и пою с листа сразу без репетиции.

— А гимнастикой для ума вы что считаете?

— Гимнастика для ума, это потребление большого количества кислорода, еще я много читаю, путешествую. Когда человек путешествует, это очень хорошая гимнастика для ума, так как он может наблюдать разные культуры.

— Вы ведете по телевидению передачу о кулинарии, но обычно мужчина хорошо готовит, если он или холостяк, или если его жены плохо стряпают.

— Видно по вам, что вы никогда не жили одна 8 лет в Милане. За это время я не только научился готовить, я научился всему, что надо делать по дому. Я даже пошел работать в ресторан поваром, потом делал пиццу, но так как я никогда не останавливаюсь на том, чему уже научился, я начал изучать не только итальянскую кухню, но и любую кухню той страны, куда я приезжал. Так что я умею себя защитить на кухне, и от голода не умру. И не обязательно быть одиноким, чтобы научиться готовить, я люблю стряпать на большое количество своих друзей, чтобы почувствовать аплодисменты совсем другого типа.

— Ваша песня «Феличита» не вызывает у вас неприязни, ведь, наверное, организаторы просят спеть ее из раза в раз?

— Организаторы не могут просить меня что-то спеть, я сам выбираю все для своего исполнения, но я очень люблю эту композиция, я пою 29 лет, и мне нравится реакция публики на эту песню, она — хорошая терапия для тех, кто поет и кто слушает.

— «Феличита» по-русски переводится, как «счастье», вы счастливый человек?

— Я просто абсолютно нормальный человек, у меня есть моменты счастья, моменты горя, как у любого другого нормального человека.

— На съемках фильма «Волшебная белая ночь» с вами в Питере, которые проходили в Петергофе и Эрмитаже, вы были вместе с Раминой, и тогда никто не мог предположить, что вы расстанетесь...

— Солнце поднимается, потом оно садится, есть любовь, которая рождается, и любовь, которая уходит. Люди встречаются, а потом расстаются. Наша история оказалась такой же. Это была свадьба, которая должна была быть единственной в жизни, но так не случилось. В моей семье никогда не было разводов, но в семье Рамины все время были расставания со стороны отца, матери, это человеческий фактор, ему трудно дать объяснение. Мне надо было это просто пережить, потому что не было другого выхода. Но сейчас у нас абсолютно нормальные отношения... наконец-то.

— Вы сказали, что расстались с Раминой, однако в октябре у вас будет концерт, и на афише вы указаны вместе с ней, это разовая акция или долговременная история?

— Это подарок для меня на мое 70-летие, будут все, кто принимает участие и в этом концерте, так будет праздноваться мой день рождения.

— Что вы можете сказать про исчезновение вашей дочери, эта история так и осталась загадкой...

— Я не хотел бы поднимать эту тему, это больная рана. У бога тоже был сын, который умер на кресте, а я всего лишь песчинка в песке, я очень верю в бога. Я пережил эту большую боль, это как будто переплыть большое море боли, и научился плавать в этом море.

— Сейчас у вас новая семья, расскажите о ней.

— Да, у меня сейчас новая семья, двое детей, дочери Жасмин двенадцать лет и сыну Аль Бано Джуно десять. Недавно в моем доме был большой праздник — собрались все мои дети: старший и младшие.

— Расскажите про свою жену...

— Ее зовут Луиза, ей 40 лет, и она очень красивая. Она из той же местности, откуда я родом, и она не поет.



Партнеры