«Рекламофилия» с детским уклоном

Реплика Алексея Голякова, редактора отдела СМИ и общества журнала «Журналист»

25.07.2013 в 20:32, просмотров: 1825
«Рекламофилия» с детским уклоном
фото: Геннадий Черкасов

Еще в марте этого года депутаты Госдумы, среди которых Елена Драпеко и Мария Кожевникова, предложили внести поправки в Закон «О рекламе». Их суть — дать законодательное обоснование введению коммерческой рекламы в детские телепередачи.

В лице парламентских кинематографистов, истративших в недавнем прошлом немало слов на поддержание собственного имиджа борцов за нравственность и духовность (не в последнюю очередь — в СМИ), рекламный бизнес нашел лоббистов своих идей. Даже тот, кто давно не включает «зомбоящик», знает, как неважно сегодня обстоит дело на телеэкране с показом детских и юношеских программ («Каникулы в Мексике», «Дом-2» и прочая схожая продукция — не в счет; у продюсеров данных программ, напротив, все по уши в шоколаде).

Но чтобы деньги водились не только у полуголых молодых трепачей, авторы поправок предложили… пошире отворить рекламную створочку. Ту самую, которая до этого не разрешала коммерческой корысти влезать в детский художественный контент. Благая цель оправдывает средства! Ну подумаешь, малыш, просматривая мультфильм, увидит по ходу два-три-четыре, а там и все 44 раза картинку с завораживающим закадровым голосом, говорящим, как хорош порошок (то ли зубной, то ли стиральный), или рекламу колготок — для девочек. Зато потенциальные Котеночкин или Хитрук получат средства на развитие своего кинематографа от рекламных денег.

Для начала депутаты предложили расчетливую, как в прейскуранте, схему: для программ свыше 85 минут — 3 минуты в начале, 3 минуты в конце и 3 вставки, в сумме — 4,5 минуты. И поспешили заверить: мол, не волнуйтесь, для детей будет только отдельная реклама, без всяких неприличностей типа прокладок. Но вот вопрос: кто будет решать практически — от агрессивной рекламы, например, «Сникерса», детям польза или вред? Формально — только польза; как-никак это не водка, а калории, требуемые для растущего организма.

Во вторую неделю июля профильный комитет Госдумы подверг серьезной критике данные новации и устами его главы Елены Мизулиной вынес свои аргументы категорически против. Доводы абсолютно точные: появление рекламы «внутри» программ для детей нарушит целостное восприятие содержания и сюжета, деформирует целостность сознания ребенка, сделает его фрагментарным и разорванным, будет приучать их мыслить и говорить рекламными слоганами. Да и нужно ли вообще лишний раз кому-либо доказывать, что маленький человек и торговая реклама как понятия — вещи, мягко говоря, малосовместимые?

…И тут в Интернете, если судить по множеству откликов в связи с оценкой Мизулиной, началось затмение умов. Что-то вроде «голосуй сердцем» (или глазом), а то проиграешь. Сетевой мейнстрим накинулся на депутата, сразу припомнив ей и «закон Димы Яковлева», и поддержку партии власти, и бегство в свое время из партии Явлинского туда, где вроде бы перспективней. «Дай волю этой злой тетке — она все запретит»; «лицо взбесившегося принтера», и т.д. — вот характерные перлы этого троллинга. Да, Елена Борисовна — не червонец и не обязана всем нравиться: и как женщина, и как политик. Но когда речь заходит даже не столько о здоровье будущего нации, сколько об элементарном здравом смысле, политическая принадлежность, провинциальные манеры или прическа законодателя — полная глупость, чтобы за всем этим не видеть главного: ПРОТИВ чего и ЗА что выступает депутат.

А вот вам цитата из другого, более авторитетного политика:

«Государственное телевидение нужно избавить от рекламы и наполнить другим контентом». Произнесено это было на встрече с доверенными лицами и представителями Общероссийского народного фронта 1 марта 2012 года не кем иным, как тогдашним кандидатом в Президенты РФ Путиным В.В.

По какому-то (не)случайному совпадению именно в этот день 17 лет назад в подъезде собственного дома был убит Владислав Листьев, который, по основной версии так и не закончившегося следствия, как раз и планировал в качестве первоочередных мер начать хоть как-то упорядочивать рекламу на телевидении…

Но реклама на государственном телевидении не исчезла ни после гибели Листьева, ни после заявления Путина. В начале марта 2012-го, по соображениям предвыборно-революционной целесообразности, попытались ублажить взрослых телезрителей-избирателей. Теперь, когда нужды в этом уже нет (до следующих выборов), взята на вооружение циничная методика — нехай переживут, реклама в неподобающих местах эфира будет и дальше цвести и пахнуть, а мы еще возьмемся и за детей.



Партнеры