«Новая волна» и война. Рейтинги важнее политики

Русскоговорящий люд смотрит и получает удовольствие

24.07.2014 в 17:06, просмотров: 8551

Украина жестоко воюет против собственных граждан, Россия отбивается от огульных нападок всего мира, требуя вместо яростных, но пустых слов доказательств своего якобы участия в тех преступлениях, которые ей приписывают, а в Латвии — «Новая волна». Там зрители в вечерних нарядах, артисты в причудливых образах, там маленькие сенсации и много солнца и света. Там хорошо. И весь русскоговорящий люд, на территории какого государства он бы ни проживал, тихо это смотрит. И получает тайное удовольствие.

«Новая волна» и война. Рейтинги важнее политики
фото: Лилия Шарловская

Почему тихо и почему тайное? Да потому что не комильфо же сейчас любить российских артистов (а именно они в массе своей выступают на «Новой волне»), а для Украины вообще непатриотично. Но ведь так хочется! И телеканалы идут на поводу у публики. И транслируют «Новую волну». Рейтинги важнее политики! Тем более трансляция идет из европейской Латвии и как бы этим фактом делает конкурс аполитичным. Вроде как это нечто наподобие «Евровидения».

Но все дело в том, что «Новая волна» — не «Евровидение», отнюдь. Конкурс молодых исполнителей, конечно же, имеет место быть и собирает представителей разных стран, но сколько бы ни говорил Игорь Крутой, что конкурс — это главное, все прекрасно понимают: люди хотят зрелищ, а обеспечить их могут только маститые звезды, которые там к тому же представлены все вкупе. И при этом никто не думает про их национальность, поют по-русски, значит, наши, и все. И Лайма Вайкуле наша, и Потап и Настя наши, и Лорак тоже, и а уж Киркоров сроду не болгарин, как и Меладзе — не грузин.

В действительности как бы сейчас ни корили российскую попсу за ее желание быть вне политики и, как следствие, иметь концертные туры в Европе и Америке, как бы ни осуждали российских звезд за то, что никто не покинул конкурс в знак поддержки внезапно запрещенных латвийским МИДом Кобзона, Газманова и Валерию, как бы ни клеймили за пустоватые тексты и простецкие мелодии, но эти люди сегодня — последняя веревка, которая еще связывает русскоговорящие народы. Связывает не потому, что так хочет власть, а по зову сердца. Сегодня общее, что у нас осталось, это Алла Пугачева да Валерий Леонтьев, Филипп Киркоров со своей подружкой Лорак, Максим Галкин, Игорь Николаев. Даже Иван Дорн, который спел на «Новой волне» по-украински и вышел с украинским трезубцем на толстовке, все равно пока еще общий. И тот факт, что украинцы заливают на торренты трансляцию с «Новой волны» раньше, чем тот же эфир показывают на российских каналах, говорит о простой, но очевидной вещи: у нас пока есть область общих интересов. Руганная-переруганная всеми музыкальными критиками, миллион раз проигравшая сравнение с мировым роком, выросшая из советских запретов и худсоветов, вечно обвиняемая в фанере и халтуре разнесчастная российская эстрада — последний естественный мостик между народами, незатейливый, но очень крепкий.

А это означает, что несмотря на декларируемое объявление украинцев быть отдельным народом, в глубине души они все равно осознают себя частью той самой, выросшей до развала СССР общности. И недаром тот человек с Украины, который выставил в Интернет трансляцию концертов в Юрмале, обозначил свое место жительство как «СССР». «Новая волна», сама того не ожидая и ничуть не ставя себе такой задачи, выявила важнейший факт: задуманный как жестко-политический лозунг «никогда мы не будем братьями», в действительности оказался просто дешевой претензией, разбившись о простое желание человека получать удовольствие, развлекаться, посплетничать об артистах, наконец. Каких? Да вот о тех самых, что на «Новой волне» и зажигают. А вся свидомость и майданность украинцев — не более чем шелуха, грязь, которая налипла по дороге в Европу. Это что-то чужое, внешнее, хотя сами они, возможно, этого сейчас и не понимают. А вот когда оно все отвалится, а произойдет сие обязательно, останется то, что внутри. А оно практически такое же, что и у живущих в России.



Партнеры