Награде «Мать-героиня» исполняется 70 лет

«Посвятить себя целиком детям было нельзя»

30 октября 2014 в 17:39, просмотров: 2440

Знаменитый советский орден многодетным мамам появился в горячем 1944 году и отмечает сегодня семидесятилетие. «МК» пообщался с одной из матерей-героинь «старой гвардии», чтобы понять — чем было это почетное звание в советское время? Как жили многодетные семьи в СССР и что давал женщинам материнский орден, нам рассказала москвичка Галина Александровна Абанина, мама десяти детей.

Награде «Мать-героиня» исполняется 70 лет
Семья Галины Абаниной очень дружная. Фото из личного архива.

СПРАВКА "МК"

Орден «Материнская слава» I, II и III степени, а также высшее звание «Мать-героиня» и одноименный орден были учреждены 8 июля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР. Стране, искалеченной войной, остро требовалось восстанавливаться, и, хотя многодетные семьи традиционны для нашей страны, было решено дополнительно поощрить отважных женщин. «Материнская слава» I степени присваивалась родившим и воспитавшим девятерых детей, II степени — восьмерых, III степени — семерых. Орденом «Мать-героиня» награждали женщин, родивших и воспитавших десять и более детей. Первые вручения серебряных знаков с фигурой матери и ребенка и высшей награды — золотой звезды, прошли уже в декабре 44-го. По состоянию на 1 января 1995 года орденом «Мать-героиня» награждена приблизительно 431 тысяча женщин.

 — Вы удивитесь, но у своих родителей я была единственным ребенком! Так что много детей — это не «династия», — рассказывает Галина Абанина. — Мой папа — офицер, и мы жили в военном городке, где детей было в каждой семье по двое-трое. В выходные все проводили время со своими братьями-сестрами, и мне становилось порой одиноко... Став взрослой, я решила, что у моих детей будет много сестер и братьев, и им никогда не будет грустно! Сейчас мне 69 лет, и в нашей огромной семье не было случая, чтобы кто-то остался без поддержки, помощи или совета.

 — Как получали материнские награды? Что они значили в советское время?

 — Материнские награды котировались не меньше Героя Соцтруда. К ним всегда было особое уважение в народе. У меня полный комплект ордена «Материнская слава» — I, II и III степени, которые давались после рождения седьмого, восьмого и девятого ребенка, и высшая награда — орден «Мать-героиня». Вручал его торжественно Николай Подгорный, который тогда руководил Моссоветом.

 — Как государство поддерживало многодетных?

 — Честно говоря, жаловаться не приходилось. Пусть и не без трудностей, но с ростом семьи планомерно улучшались жилищные условия, появлялись серьезные скидки в магазинах — на одежду, продукты, игрушки. Мы были прикреплены к «Детскому миру», где недорого покупали колготки-штанишки-юбочки, и к продуктовому магазину в Ясеневе. Продуктовые наборы выдавали к праздникам, рублей на двадцать можно было месяц покупать продукты на всю семью — скромные, но их хватало. Несколько упрощенной была процедура поступления в техникумы — все мои детки ходили на подготовительные курсы и гарантированно поступали в самые разные учебные заведения. Каких только профессий нет у нас в семье: сыновья и дочери заканчивали и Школу милиции, и Академию Генштаба, и Институт инженеров водного транспорта, и техникумы — текстильный, торговый, приборостроительный и просто строительный!

Фото из личного архива.

— Как вы решали главный вопрос многодетных семей — квартирный?

 — О, этот вопрос действительно главный и очень сложный... Сперва мы жили в коммуналке на Рочдельской улице — рядом с нынешним Белым домом. Там родились пятеро моих детей. Жили небогато, скромно. У нас была вредная соседка, одинокая бездетная женщина, и, чтобы ее не злить, после шести вечера нас было не видно и не слышно... Живя в коммуналке, мы встали в очередь на расширение и через какое-то время получили четырехкомнатную квартиру в Ясеневе. Четыре комнаты — звучит внушительно, но в реальности это было 46 квадратных метров жилой площади на семь человек — квартирка была малогабаритной, с шестиметровой кухонькой... Через какое-то время нам дали еще и пятикомнатную квартиру в Теплом Стане — но какими же непростыми были все эти расширения! Дело в том, что в льготную очередь попадали все: от четырех детей в семье и больше, но очередь шла одинаково для тех, у кого было четверо, и для тех, у кого было десять. Решилось все в итоге успешно только после личного вмешательства мэра Юрия Лужкова, к которому я обращалась.

 — Сегодня мало кто решается на такой материнский подвиг — многие женщины попросту боятся оставить работу. А как вы выкручивались?

 — Увы, в то время оставить работу и посвятить себя целиком воспитанию детей было невозможно. И я всегда работала — сперва в Военторге товароведом, потом в ясеневском универсаме, последние десять лет трудилась в детском саду няней. Да, было очень трудно — но это воспринималось как норма, а не как обуза. Варила с утра огромную кастрюлю каши, кормила старших, они потом кормили младших — как эстафета!

 — Баловали детей игрушками? Были ли какие-то любимые, передаваемые от старших к младшим?

 — С игрушками было как и со всем остальным — скромно, без роскоши. Дети никогда ничего не требовали и понимали, что денег не так много. Но при этом не было и драк за игрушки, конфликтов. Тем, что было, играли дружно и бережно. Главной же игрушкой, как помню, стал велосипед — складная «Кама». В универмаге, где я трудилась, был 10-летний юбилей, и всем раздали премии. И на свою я купила велосипед, который стал всеобщим сокровищем. С него сдували пылинки, мыли на лестничной клетке, тщательно следили за исправностью, холили и лелеяли.

— Где ваши дети теперь? Рассеялись по свету?

— У нас никто не разъехался — ни в другие города, ни тем более за границу. Многие до сих пор живут семьями вместе, в наших квартирах, кто-то в своих квартирах — но тоже поблизости. Мы, Абанины, дружные и сплоченные, семья, дом в понимании семейного очага держат нас. Я как-то спрашивала у детей: нет ли желания поискать счастья вдали, уехать за рубеж? Но все мне говорили: мама, да ты что? Тут Родина, тут дом, тут ты!



Партнеры