Савченко признала себя наводчицей

Но согласно биллингу ее мобильного — в момент гибели российских журналистов она уже была в плену

1 февраля 2016 в 19:52, просмотров: 7305

В понедельник в Донецком суде Ростовской области украинка Надежда Савченко, подозреваемая в пособничестве в убийстве двух российских журналистов и незаконном пересечении границы, во второй раз дала свои показания. По словам обвиняемой, она дала наводку артиллерии ВСУ на засаду ополченцев по дороге от Счастья к Луганску.

Савченко признала себя наводчицей
фото: youtube.com

Как и во время первой дачи показаний, Савченко заявила, что будет говорить только правду и готова к проверке на полиграфе, но требовать ее не станет, так как уверена, что суд все равно откажет. По ее словам, 17 июня 2014 года (в день смерти российских журналистов в поселке Металлист) она решила в одиночку разведать позиции противника на дороге от Счастья к Луганску. Около 10.00 по пути шествия ей встретились раненые украинские солдаты. Савченко позвонила в штаб, чтобы оттуда за ними приехали на БТР и машине сестры, а также сообщила о замеченных засадах противника возле Стукаловой Балки. Подозреваемая подчеркнула, что если бы артиллеристы это услышали, то расценили бы ее слова не как корректировку огня, а как наводку на цель. Затем украинка решила пройти чуть дальше и попала в плен — на часах уже было около 11.00.

Савченко говорит, что первым делом ополченцы начали «мародерить» в ее вещах и выяснять, снайпер она или нет. После этого они посадили ее в автомобиль и отвезли в Луганск…

Отметим, что во время своего предыдущего выступления в суде, 29 сентября прошлого года, подозреваемая также утверждала, что уже в 12.00 была в столице ЛНР, а значит, никак не могла корректировать обстрел поста ГАИ под Металлистом. Впрочем, обвинять в этом ее стали только на следующий день после пленения. Тогда же ей сообщили, что ее, единственную из всех пленных, не будут обменивать на ополченцев, а вывезут в Россию.

По словам Савченко, ополченцы в сговоре с ГРУ и ФСБ выкрали ее с территории Луганской области и перевезли в Воронеж, в гостиницу «Евро». Там ее держали пять дней под усиленной охранной, допрашивали о событиях на Майдане, узнавали о запрещенном в России «Правом секторе», проверяли на полиграфе и так далее. В конце концов Савченко сказали, что нашелся какой-то парень, который назвал ее наводчицей, виновной в смерти российских журналистов под Металлистом. После этого начались тюрьмы, голодовки и суд.

Между тем за полгода судебного разбирательства стало известно множество интересных фактов, которые ни сторона защиты, ни сторона обвинения не отрицают. В частности, биллинг двух мобильных телефонов Савченко показал, что в момент обстрела Металлиста они находились в Луганске, а эксперты обвинения подтвердили, что теоретически артиллерия могла отработать по населенному пункту вообще без наводчика. К тому же, по версии следствия, Савченко должна была корректировать огонь с платформы телефонной вышки на высоте 6,8 метра. Забираться туда украинка должна была с ранением в руку и без лестницы.

Есть вопросы и по факту так называемого похищения Савченко и вывоза ее в Россию. Глава ЛНР Плотницкий на суде сообщил, что сам отпустил Савченко на свободу из соображений гуманизма: якобы нельзя было держать девушку в одном помещении с мужчинами. При этом все допрошенные ополченцы ЛНР говорят, что слышали о случаях побега украинских солдат из плена. К тому же, по версии обвинения, полицейские оштрафовали за непристегнутый ремень водителя, который автостопом перевозил подозреваемую через границу. И, по словам самой Савченко, в «Евро» она ела красную рыбу, что странно, если считать гостиницу временной «тюрьмой строгого режима». В-третьих, по версии следствия, украинка пыталась подать заявление в ФМС, чтобы стать беженкой.

Продолжением процесса должны стать прения сторон, которые могут прояснить все спорные моменты.



Партнеры